Ремонт

Опубликовано: 10 августа 2021 г.
Рубрики:

Любите ли вы ремонт так, как люблю его я? Нет, я не про непрерывный погром в доме, когда в гостиной стоят заляпанные козлы (с ударением на первый слог), пол покрыт газетами, а обедать вам приходится в спальне (и никакие вопли насчет того, что вы не Айседора Дункан и обедать будете исключительно в столовой, не помогают) – нет, я не об этом. Я о ремонте на работе.

Я не знаю, как это принято делать, к примеру, в далекой снежной России. Может быть, на время ремонта сотрудников принято переводить во временные помещения. Возможно, ремонтов там вообще не делают — то есть делают, и обязательно евроремонт, но только перед открытием фирмы. А следующий ремонт означает уже смену хозяев и вывески… Или же сохранились еще где-то на окраинах империи организации, занявшие гостиницу "Геркулес" во времена военного коммунизма, да так в ней и оставшиеся… Повторюсь, этого я не знаю. Я знаю, как это делалось в Одессе, то есть — в нашем солнечном Израиле. Конкретно — в нашем универе, в нашей лабе. А у нас это делалось просто. То есть ремонт сам по себе, а мы сами по себе. И все это одновременно.

Как-то раз высокое начальство решило сделать капремонт в нашем здании. Два этажа учебных лабораторий, а в полуподвале — мы, неприкаянные. Начальство пожало плечами и говорит — ну, хотите мы вас упакуем в контейнеры и закроем на полгода? Оборудование, конечно, а не вас самих, но все же. Шеф поразмыслил — нет, говорит, не пойдет. Во-первых, всю клиентуру растеряем, а ведь мы во многом живем с внешних заказов. Во-вторых, пару сотрудников придется уволить — тех, которые без постоянства. Остальным-то универ будет по-любому платить, а мы, демоны на договоре, что потопаем — то и полопаем. Нам без работы нельзя. Поэтому шеф и сказал — остаемся. И началось.

Вы когда-нибудь видели, как меняют мраморное покрытие пола? Даже не так — вы когда-нибудь слышали это? А если над вашей головой? А если этой зверской машине еще и охлаждение требуется — натурально, водяное? То есть они там сверху грохочут, вгрызаясь в породу, и охлаждаются потоками живительной влаги, а вы, значит, внизу. И все это сквозь перекрытия изливается на вас. Мутной жижей. На стол. А на столе – посуда, электронные блоки управления оборудованием… Хорошо еще, если вы на рабочем месте — можно начать метаться по лабе, как мечется молодая жена старика Кончаловского по своей кухне (да так, что за ней камера не поспевает), и с воплями убирать все из-под хлябей разверстых. А если вас нет? Помню, захожу я утром в лабу — а у меня там, значит, это. Ну, что — полдня разгребал все, разные слова говорил. Редиски, дескать, человеки нехорошие. Падлы.

А чаще бывало так. Сидишь себе, работаешь. Плазма горит, генераторы гудят, насосы крутятся, растворы по трубочкам бегут куда надо, циферки по экрану скачут — благодать! Каждый миллиграмм на литр видно — да что миллиграмм, государи мои, микрограммы видали, да-с! То есть, натурально, творческий экстаз испытываешь. А на телефоне клиент висит: мол, когда данные будут? А то у нас тут процесс стоит, емкости переполнены, говно кипит… А я им так величественно — ждите, вас много, а я один, скоро будут результаты, не извольте беспокоится… И тут входят в лабу мускулистые загорелые мужчины с широкими хозяйскими движениями и говорят (хорошо, если сами, а то ведь иногда молчат, как мумии египетские, и приходится их выспрашивать, в глаза снизу вверх заглядывая):

— А мы тут сейчас работать будем. Стены долбить, потолок сверлить, кабеля прокладывать…

— Позвольте, как же это… А я?... У меня вот тут работа… Аналитическая химия, понимаете ли… Микрограммы, значит, на этот, как его… литр…

— Шо? Химия? Прикрой свою химию полиэтиленом, ниче ей не сделается. Йоси, тащи полиэтилен, тут, панимаш, интеллигенты, им тут грязно! Во, накрыли, а ты боялся. Ну что, понеслась моча по трубам? ДРРРРРР!!!!!!

Знаете, сколько стоит хороший спектрометр? Я вам скажу — тысяч сто зеленых. Не знаю, сколько стоит хорошая промышленная дрель, входящая в бетон, как в масло, но, полагаю, несколько меньше. Но когда спектрометр и дрель выступают дуэтом — это песня. То есть главную партию, конечно, ведет дрель. Спектрометр вступает позже, когда у него расстраивается оптика, забиваются пылью контакты внутри… Но это уже потом, когда все кончилось, ремонт сдан и принят, кругом сверкает стекло и бетон, а у тебя стоит работа из-за бесконечных неполадок, и в твоей лабе прописываются техники из компании, у них уже появляются свои чашки для кофе, и ты привыкаешь к их растерянным улыбкам при виде внутренностей твоего прибора… 

Ну и на закуску — небольшой словарик, который поможет вам правильно понимать ремонтирующих вашу лабу. А то ведь оно как бывает: вроде все понятно, все черным по белому и справа налево (на иврите, то есть) — а непонимание возникает! И как следствие — чувство отчаяния, депрессия и даже когнитивный диссонанс…

 

Сказано: "Мы вас предупредим заранее о начале работ, чтобы вы успели подготовиться".

Следует понимать: "Мы предупредим свое начальство, а вот вам оно позвонить, конечно, забудет".

 

Сказано: "Мы у вас тут немножко поработаем".

Следует понимать: "Мы будем тут несколько дней, потом прервемся на недельку, а может, на две, а потом вернемся опять".

 

Сказано: "Нет, ни пыли, ни грязи не будет, вот только силиконом приклеим, и все".

Следует понимать: "Силикон может и не помочь, тогда будем сверлить и долбить, пыли будет в палец толщиной, а самый большой кусок штукатурки рухнет прямо на вашу химическую посуду".

 

Сказано: "Ну вот, мы все закончили".

Следует понимать: "Через некоторое время оно испортится, и мы придем опять, все сломаем и сделаем заново, и вот тогда уже все будет как надо."

 

…Вы еще не отремонтировали свою лабу? Тогда мы идем к вам!