Воспоминание о Египте

Опубликовано: 1 сентября 2006 г.
Рубрики:

Окончание. Начало № 16 (75) от 15 августа 2006 г.

Гиза — западный пригород Каира живёт под сенью пирамид. Как задник огромной сцены, они нависают над городом. Но и с противоположной окраины Каира видны их треугольные силуэты, поднимающиеся из дымки на горизонте. Высокий холм на востоке мусульманской части города султан Саладин в XII веке превратил в крепость, цитадель правителей Египта. В XIX веке на этом холме построили большую, отделанную алебастром мечеть Мохаммеда Али. Отсюда открывается широкая панорама Каира с минаретами, небоскрёбами, дворцами и трущобами.

Спустившись из цитадели, мы долго ехали вдоль невысокой ограды старого мусульманского кладбища. Доха рассказывала: “В старинных склепах этого “города мёртвых” теперь живёт миллион человек. Жильё в Каире стоит дорого, и его не хватает. Но вы не думайте, что здесь живут одни бродяги. В некоторых склепах площадью 100-120 квадратных метров есть и ковры, и телевизоры, и видики, — и добавила с обезоруживающей непосредственностью, — я однажды была там в гостях и насчитала на руках хозяйки 24 золотых браслета. А у меня есть всего одно колечко от бабушки”. Тем временем за кладбищенским забором тянулись и тянулись бесконечные улицы серых склепов с мечетями на перекрёстках.

Контраст между бедностью и богатством в Египте виден повсюду. Удручающее впечатление осталось от посещения Александрии, четырёхмиллионного города на берегу Средиземного моря. Проехав по его пятнадцатикилометровой набережной, я успел разглядеть лишь несколько достойно сохранённых сооружений: великолепный дворец короля Фарука за металлическим забором (теперь это одна из резиденций президента), здание превращённого в казино королевского гарема в приморском парке и бетонный форт, построенный на островке Фарос, вместо разрушенного маяка, одного из “семи чудес света”. Почти всё остальное в архитектурном ансамбле, повторяющем изгибы берега знаменитой бухты, — сотни многоэтажных домов, дворцов, вилл, — покрыто трещинами, осыпается, разрушается. Доха объяснила это воздействием высокой влажности и морской соли. Александрия со времен Птолемеев была центром эллинской, иудейской и христианской культур, славилась своей уникальной библиотекой. Ещё в XIX — начале XX вв. она оставалась процветающим космополитическим городом, и, несмотря на “высокую влажность”, её замечательная набережная наверняка не выглядела так жалко.

При выезде из Александрии Доха сказала: “Здесь недалеко, в городке Росетта, был найден “Росетский камень”. В 1799 году наполеоновские солдаты нашли базальтовую плиту времён Птолемея V (205-181 гг. до н. э.), с одним и тем же текстом, написанным по-гречески и египетскими иероглифами. Эта находка позволила Шампольону в 1831 году дешифровать идеографическую письменность древних египтян. Стало доступным содержание многочисленных текстов на камнях и папирусах.

Помните картинку в школьном учебнике истории: египтянин с прямыми плечами и повёрнутой в профиль головой? Для многих из нас представление о древнем Египте исчерпывалось этим образом. Бывая в музеях, я обычно не задерживался в залах египетского искусства, казавшегося маловыразительным и скучным. Предубеждение было поколеблено выставкой сокровищ Тутанхамона в московском музее им. Пушкина осенью 1973 года. Полсотни предметов поразительной красоты из гробницы умершего в 1323 году до н. э. восемнадцатилетнего фараона, в том числе, его посмертная золотая маска, демонстрировались во многих крупнейших музеях мира и повсюду вызвали огромный интерес. Чтобы попасть на выставку в Москве, нужно было тогда выстоять многочасовую очередь на пронизывающем октябрьском ветру.

Египетский музей — величественное здание на площади Тахрир в центре Каира. Сто тысяч экспонатов и два часа на их осмотр. Не было возможности останавливаться в залах додинастического периода и Древнего царства. Промелькнули изящные вазы, каменные амулеты и рельефы извлечённые из глубины 3-4 тысяч лет до н. э., статуя и украшения царицы 4-й династии Гетефрес, матери фараона Хеопса. Но нельзя было пройти мимо скульптурных портретов принца Рахотпа и его супруги. Трудно поверить, что они были сделаны во времена фараона Хефрена, около 2500 года до н. э. Скульптура тогда была функциональной. Статуя помещалась в могиле и, в случае разрушения мумии покойного, должна была стать прибежищем его души (ка). Фигуры супругов выполнены из известняка и раскрашены в натуральные, прекрасно сохранившиеся цвета. Инкрустированные прозрачными камнями глаза кажутся живыми. Бритое лицо, аккуратная стрижка, цепочка с амулетом на шее принца, белое платье с вырезом, причёска и макияж его жены делают их похожими на участников сегодняшних телешоу. Такие лица теперь бывают у невысокого интеллекта звёзд эстрады или спорта. Невольно задаёшься вопросом: а как выглядели четыре с половиной тысячи лет тому назад их современники, обитавшие в Европе или Америке?

Большинство предметов египетского искусства и быта найдено в захоронениях, подвергавшихся многократным ограблениям. Египтология базируется на исторических находках, которых, к счастью, не так мало. В XIX-XX вв. стал популярным нелегальный вывоз археологических ценностей за рубеж. Но эти, по крайней мере, не погибли. Так, например, в Берлине оказался прекрасный бюст Нефертити, жены фараона 18-й династии Эхнатона (1353-1335 гг. до н. э.). В Каире тоже есть прелестная головка молодой Нефертити — по-видимому, деталь предполагавшейся скульптурной композиции. В эпоху Нового царства произведения искусства уже служили не только религиозным и ритуальным целям, но приобрели самостоятельную эстетическую ценность.

Эхнатона называли и “реформатором” и “еретиком”. Взойдя на престол в Фивах, он объявил поклонение Атону, богу солнечного диска, — единственной “правильной” религией страны, отменил всех других богов и построил севернее Фив новую столицу — Амарну. При этом Эхнатон нажил много врагов среди влиятельной элиты и жрецов традиционных культов. После его смерти через 18 лет фараоном стал Сменхкар, муж Меритатон — дочери Эхнатона и Нефертити. Традиционалисты во главе с генералом Горенхебом вынудили их вернуть столицу в Фивы и даже изменить имя царицы на Меритамон в честь главного фиванского бога Амона. Попытка установления в Египте монотеизма оказалась неудачной. Но стиль “амарна” оставил след в искусстве. Натуралистические детали, живые жанровые сцены, персонажи с удлиненными шеями и головами украшают множество предметов, относящихся к тому времени.

Сменхкар умер (или был смещён) через 2 года. Трон перешёл к Тутанхамону (1333-1323 гг. до н. э.), мужу третьей из шести дочерей Эхнатона — Анхесенамон. Ему было всего 8 или 9 лет, ей — на несколько лет больше. Есть версия, что Тутанхамон тоже был сыном Эхнатона. Всему этому не следует удивляться. Ранние браки, женитьба на сёстрах и дочерях нередко практиковались в те времена с целью сохранения “чистоты” династии. При новом фараоне под руководством его опекунов продолжалась реставрация религии и храмов в Мемфисе и Фивах. Через 10 лет восемнадцатилетний Тутанхамон умер от травмы, полученной, как считают исследователи его мумии, в сражении или при несчастном случае.

Молодой фараон не оставил заметного следа в истории Египта. Имя Тутанхамона прославилось, когда английский археолог Говард Картер, после многолетних поисков и раскопок, обнаружил в 1922 году его могилу в Долине Царей, недалеко от Фив, на левом берегу Нила. В отличие от многих других захоронений, она счастливо избежала тотального разграбления потому, что вскоре после похорон была скрыта под обвалившейся скалой и забыта.

В Египетском музее собрано 1700 предметов из гробницы Тутанхамона. Небольшая выставка, которую мы видели в 70-е годы, была лишь краткой аннотацией этой богатейшей экспозиции. Картер вспоминал, как он, пробив долотом отверстие в стене, впервые заглянул в гробницу: “Постепенно мои глаза адаптировались, и, освещенные колеблющимся пламенем свечи, начали проступать детали: странные животные, статуи и золото. Повсюду блеск золота...”.

Блеск золота — первое, что и мы увидели, войдя в галерею Тутанхамона в каирском музее. Мумия фараона покоилась в трёх гробах, как коконы уложенных один в другой, и в каменном саркофаге, который, в свою очередь, помещался в четырёх вставленных друг в друга позолоченных ковчегах. Теперь всё это разделено и демонстрируется отдельно, кроме саркофага, оставленного на месте раскопок. Учитывая размеры наружного ковчега: 5,2 х 3,4 х 2,7 м, легко себе представить, как много места занимает эта экспозиция. Ковчеги и два гроба — деревянные, покрыты позолотой, накладным золотом, резьбой и инкрустациями. Внутренний гроб — массивный, золотой, весом 110 кг. Из золота изготовлена и знаменитая маска, закрывавшая лицо и грудь запеленатой мумии.

Но дело, разумеется, не только в золотом блеске. Маска и все три гроба — образцы высокого искусства. Крышки гробов выполнены как скульптурные портреты лежащего фараона с регалиями власти: посохом и цепом в скрещенных на груди руках. Голова с заплетённой в косичку бородой Озириса, покрыта царским убором (немесом) с символами Нижнего и Верхнего Египта в виде кобры и грифа-стервятника. Особенно изощрённой инкрустацией отличается второй, средний гроб. Черты изображённого на нём лица отличаются от остальных. Предполагается, что первоначально этот гроб предназначался для другого фараона. Возможно, Сменхкара.

Кроме погребальной камеры, в гробнице Тутанхамона были ещё три просторных помещения, заполненных всем необходимым для “будущей жизни”. “Животные”, которых увидел Картер, — были, вероятно, стилизованные фигуры львов и быков, украшавшие царские ложа. Из массы мебели выделяется золотой трон — шедевр ювелирного искусства. На его спинке — жанровая картина в стиле “амарна”: фараон в непринуждённой позе сидит на троне, обратившись к жене, которая рукой касается его плеча. Одежда персонажей сделана из серебра; кожа, глаза, волосы и украшения инкрустированы фаянсом и цветным стеклом. Поразительно искусство чеканки, передающей прозрачность ткани платья на полудетском теле юной царицы. Сверху солнечный диск, символ бога Атона простирает к ним лучи с человеческими ладонями. По-видимому, трон изготовлялся, когда память о фараоне Эхнатоне ещё не была окончательно предана анафеме. Об этом свидетельствуют также выгравированные имена персонажей: Тутанхатон и Анхесенатон. Их обращённые друг к другу лица и вся атмосфера картины говорят о безоблачном счастье, которое, как мы знаем, было таким недолгим. Романтизации этой истории способствовало и то, что при вскрытии саркофага обнаружили маленький венок из высохших лепестков, окружавший царские символы на крышке наружного гроба. Это подтверждено опубликованной фотографией, и, естественно, происхождение венка приписывается рукам молодой вдовы.

Не хватило времени, чтобы осмотреть всё заслуживающее внимания в этой грандиозной экспозиции. Но из увиденного стало понятно, как много знали и умели египтяне, жившие три с лишним тысячи лет тому назад. Они владели потрясающей техникой ювелирного искусства, обработки дерева, металла, кожи и тканей. Многое из того, чем соотечественники снабдили умершего фараона, давно ушло из обихода. Особенно это касается культовых, ритуальных принадлежностей. Но немало бытовых предметов почти без изменений дожили до наших дней. Ожерелья, браслеты, перстни с удовольствием надели бы современные модницы и модники. Колёса карет и экипажей ещё в начале ХХ века оставались такими же, как у колесницы Тутанхамона. Изящная медная музыкальная труба — прообраз теперешних духовых инструментов, хотя ещё без вентилей; опахала из страусовых перьев, напоминающие веера недавнего прошлого; популярные и в сегодняшнем быту складные стулья из двух рамок на общей оси — всё это было в гробнице XIV века до н. э. Я поразился, увидев среди экспонатов сандалии — шлёпанцы с тремя ремешками, один из которых продевается между большим и вторым пальцами. В России они почему-то называются “вьетнамками”. Поистине, “...и устарела старина. И старым бредит новизна” (А. С.Пушкин).

Мы вышли из музея. Пора было возвращаться в гостиницу. Подошёл автобус. Доха взяла в руки свой микрофон. Глядя на её профиль, я подумал, что нет более надёжного способа передачи информации, чем генетическая память. Горят библиотеки, осыпается камень пирамид, стираются иероглифы на стенах гробниц. Даже золото бесценных масок можно украсть и переплавить. Но из поколения в поколение, через все катаклизмы истории передаются записанные в ДНК черты, и у египтянки, нашей современницы, те же “мемфисские глаза”, что и у жившей три тысячи лет тому назад Анхесенамон, жены фараона — мальчика Тутанхамона.