Обо мне и моих птенцах

Опубликовано: 18 сентября 2020 г.
Рубрики:

Вокальная мама

 Моя профессия – вокальная мама. Если родители проводят детей в этот мир и ведут по жизни, то мое призвание раскрыть им секреты мастерства, «заразить» пением и вести по другой дороге – музыкальной. Ученики, как и окружающие тебя люди: кто-то идет с тобой по жизни годами, а кто-то сходит на первой же остановке. Это нормально. Найти своего педагога совсем не просто. Здесь должно совпадать мироощущение, взаимопонимание и доверие. Голос очень капризный инструмент, без «химии» между учителем и учеником невозможно его развить.

 Никакой компьютер и дистанционное обучение не заменит живого эмоционального общения между людьми, а тем более в процессе обучения вокалу. В этом есть некий момент волшебства: раскрытие таланта похоже на нежный цветок, который нужно терпеливо выращивать. Голос – это такой инструмент, который невозможно увидеть или потрогать руками. Его нужно вывести из темноты на свет и научить летать. В пении важно впустить музыку в свою душу, пропустить через сердце, научиться раскрывать музыкальный образ и волновать души слушателей. 

 

 Вокальные птенцы 

 Для профессионального певца очень важно выступать на сцене, делиться своими эмоциями с публикой. Но не менее интересное занятие - преподавание вокала. Хочу заметить, что не каждый певец может стать хорошим педагогом. Однажды маэстро Барра спросили: «Что такое вокальный педагог?» Он ничего не ответил, а только нарисовал ухо.

 От преподавания вокала я получаю огромное удовольствие. Мне интересно найти и, как говорят на иврите, «раскрыть голос». Подобрать ключик к каждому ученику и развить его способности. Любой успех моего студента я воспринимаю как наш общий. Если получается – значит, мы идем правильным путем. Мои ученики это мои птенцы, которых я терпеливо учу петь: поначалу извлекать правильные звуки и соединять фразы, а потом участвовать в захватывающем процессе творчества и создавать маленькие и большие музыкальные произведения. 

 Меня всегда интересовал вопрос: как птицы учатся петь? У людей существует понятие вокальной школы. Например, школа bel canto, что означает «прекрасное пение». Она возникла в Италии конца 16-го века и до сих пор считается непревзойденной во всем мире. Кто учит птиц петь или они умеют петь от рождения? Неужели и у них тоже есть вокальные педагоги? Ответ на мой вопрос я получила неожиданно от моего знакомого, который увлекается разведением птиц. 

 В нашем представлении соловей – это король певчих птиц. Местные, ближневосточные соловьи, поют совсем не интересно. Вот приходит как-то мой знакомый домой и слышит, что среди знакомых птичьих голосов появился новый голос. Что такое? Подходит ближе к клетке - и видит, что соловьи научились петь у канареек и защебетали на новый лад. Вот так и я, волею судеб приехавшая в Израиль, стала учить местных певцов другой, европейской манере пения.

 

 Как быстро выучить иврит? 

 Новый язык усваивается гораздо легче, если вы начинаете на нем петь. В песне есть мелодия, ритм и поэтический текст. Не нужно специально зубрить и заучивать наизусть тексты, как нас когда-то заставляли на уроках иностранного языка в школе. Музыка и текст песни сливаются в единое целое и при многократном повторении запоминаются автоматически. Это эффективная методика, которую я опробовала на себе и своих учениках.

 Пение - это полет голоса, красота тембра, эмоциональность и искренность исполнения. Самые певучие языки это итальянский, украинский и грузинский, потому что в них большое количество гласных. А растягивание гласных и является основой пения. Когда я впервые услышала иврит, мне показалось: это работает испорченное радио - сплошные гортанные и шипящие, как змеи, звуки. «Боже, мой! Как же можно петь на этом языке?» –подумала я. 

 Принято считать, что по-настоящему вокалом можно заниматься только с 18 лет. А что делать до этого? Представьте себе, что игре на фортепиано или скрипке начинали бы учиться в таком же возрасте? Традиция музыкальной педагогики говорит, что начинать играть на музыкальных инструментах нужно с раннего возраста. Мой опыт педагога-вокалиста подтверждает, что занятия вокалом можно и нужно начинать с детства. Ведь почему-то, когда ребенок поет хорошо, говорят: «Какой талантливый!», а когда плохо – ругают учителя. 

 До Израиля я преподавала вокал юношам и девушкам. Но жизнь расставила все по своим местам: хочешь кушать – умей приспосабливаться. Так я стала набирать в вокальный класс талантливых детей, которые хотели научиться петь. Поначалу репертуара на иврите у меня не было. На помощь пришел мой муж и композитор Михаил. Он в содружестве с известной израильской поэтессой Риной Левинзон написал детский цикл «Где живут песни». Вот эти песни и стали для меня школой иврита, а для моих учеников вокальной школой. Потом из песен получился детский мюзикл, в котором выступали юные солисты под аккомпанемент детского оркестра «Junior» под руководством моего супруга. 

 Позже ко мне в руки попали песни Владимира Шаинского в переводе на иврит. Этот репертуар работает безотказно: чудесная музыка и тексты, на которых выросло не одно поколение детей. Проверенный временем музыкальный материал – классика жанра. Мои ученики с удовольствием поют эти песни. Те, кто имеет русские корни, – поют сразу на двух языках: в подлиннике и в переводе. Родители даже просят меня об этом, чтобы дети на забывали родной язык.

 Так постепенно, улавливая слова и фразы на иврите, я учила вокалу и училась ивриту от своих учеников. На работу ходила, как на экзамен. Как преподавать, если словарный запас невелик? Благо, что в Израиле не стесняются ошибок, в случае чего, всегда можно спросить: «Как это будет на иврите?». Если что, тебя с улыбкой поправят - без проблем. Вся страна – сплошные эмигранты. Выручила дежурная фраза: «Делай, как я, и повторяй за мной!»

 Мой словарный запас вырос довольно быстро. Фразы и предложения записывались на подкорку автоматически. С помощью музыки я запоминала большое количество стихов на хорошем литературном языке. Это помогло мне понять музыку языка и полюбить иврит: он уже не казался мне таким «шипящим». Учить вокалу и учиться через пение – вот мой жизненный опыт, который помог мне в освоении самого древнего языка, не похожего на другие.

 

 Учитель, научи ученика

 Как в медицине, так и в пении, главный постулат – не навреди. На меня с опаской смотрели привыкшие к восточным напевам ученики и говорили: 

- Я не хочу петь оперу!

- А я и не хочу делать из тебя оперного певца, - отвечала я. - Просто мы учимся правильно настраивать твой голос. 

 Моя задача раскрыть ученика как личность, дать возможность выразить себя, найти свою индивидуальность, стиль и путь в музыке. Моя любовь и мой конек – это классика. Классическая музыка вдохновляет и дает ощущение духовной наполненности. Через классические приемы пения можно научить петь каждого, потому что естественность звукоизвлечения – это залог успеха. 

 Если говорить о фортепиано, то выглядит это примерно так. Сначала мастер создает инструмент нужной формы, потом настройщик, натягивает струны и настраивает его с помощью камертона. И только потом исполнитель садится за инструмент и играет на нем. У певца три в одном: тело и голосовые связки - инструмент, уши и воображение - настройщик, и, наконец, сам певец – это исполнитель, который играет на единственном в мире, уникальном живом инструменте под названием «голос». 

 Возможно ли представить, что музыкальный инструмент настраивают под классику, эстраду или джаз? Фортепиано, гитара, скрипка изначально настроены по определенным канонам. Голос – это не темперированный, т.е. не настроенный инструмент. У каждого человека он свой, не похожий на других, воображение и психика тоже. Поэтому настраивать и развивать голос каждого ученика приходится индивидуально. Азы обучении одни: правильно извлекать звук, вести фразу и превращать ноты в музыку. А уж потом иди своим путем, выбирай стили и направления, пой и играй что твоей душе угодно.

 Так и я учу для начала правильно дышать и чисто извлекать звук, соединять вокальные фразы и наполнять смыслом предложения. А когда появляется вокальная техника и свобода владения голосом, то можно творить. Сейчас, кстати, очень популярно смешивать стили. Например, петь классику в эстрадной обработке, как Sarah Brightman. Использовать микстовое пение, как Whitney Houston или забираться на немыслимые для эстрадного певца высоты с помощью классических вокальных приемов, как Beyonce. 

 Голос человеку дается от Бога и от родителей. Хороший певец – это сочетание природного таланта, подкрепленного трудолюбием и желанием учиться всю жизнь. Для певца очень важно петь душой - это дается от природы. Естественному творческому воображению и эстетической восприимчивости трудно научиться у кого-то другого. Однако, большое счастье, если ты нашел своего педагога. Который не только раскроет природный талант, но и укажет дорогу через тернии к звездам. 

 Исполнительство и обучение пению - это как бы две параллели, которые существуют в моей творческой жизни. Первые мои ученики в Украине уже выросли и стали заслуженными артистами. Более молодые окончили Академию музыки и поют в израильской опере. Многие из моих воспитанников стали лауреатами международных конкурсов и фестивалей в Италии, Америке, Израиле, России, Латвии, Болгарии, Украине. Успешно сдают экзамены на аттестат зрелости по вокалу и продолжают профессиональное обучение в моем классе в иерусалимской Академии музыки.

 Ученики - это мои дети в профессии. Самых талантливых беру в свои концерты и выступаю на одной сцене. Мой педагогический принцип: не только учись у меня, но и выступай вместе со мной. Сколько их было за эти 35 лет моего преподавания вокала? Имена многих стерлись из памяти, остались лица, ощущения, воспоминания. Ими я и хочу поделиться.

 

 Генетическая память

 

«Здравствуйте, Светлана! Это Дина Рубина». Услышать голос известной писательницы было для меня полной неожиданностью. Поначалу я подумала, что это розыгрыш. И, правду сказать, очень удивилась. Оказалось, что Ева – дочь Дины, должна была сдавать выпускной по вокалу и ей нужна помощь в подготовке к экзамену. Ева очень талантливая девушка: поет и играет на гитаре. Экзамен по классике, поэтому нам необходимо было настроиться на правильную волну и подобрать соответствующий репертуар. Он, как вы понимаете, отличается от того, что любит петь молодежь.

 Концертмейстерами здесь в Израиле не балуют, экономят деньги на всем. Где те времена, когда у меня на уроке вокала в университете всегда присутствовал пианист? Я как педагог занималась со студентом вокалом, а пианист - аккомпанементом. Здесь же одна-две встречи с концертмейстером перед экзаменом - и вперед на «баррикады». Благо, что я могу прилично играть на фортепиано и зачастую аккомпанирую своим ученикам. Это меня очень выручает.

 Приближался день экзамена, и мы должны были «прогнать» программу перед публикой. Пришла практически вся семья Дины, во главе с бабушкой. Теперь уже начала волноваться я. Дина - по профессии музыкант, когда-то закончила консерваторию как пианист. Поэтому в ее книгах особый взгляд на жизнь и замечательное чувство юмора, которое свойственно только музыкантам. У нее цепкий взгляд, который как бы сканирует тебя. Писатель в любом проявлении жизни видит сюжеты для своих произведений. 

 Выступать перед такой комиссией вдвойне волнительно - и Еве, и мне, ее педагогу. Генеральная репетиция перед семьей прошла хорошо. Мы даже получили комплименты, что подготовили довольно сложную программу за короткий срок. Особенно трогательно было исполнение «Песни полонянок» из оперы «Князь Игорь» А. Бородина - «Улетай на крыльях ветра ты в край родной, родная песня наша!» Ева выросла в Израиле, это ее вторая Родина. Но откуда в голосе девушки такая трогательная грусть? Ностальгия о стране, которую она не помнит? А может быть это просто генетическая память?

 

 Музыкальная терапия

 Одна из моих учениц Гиля пришла ко мне в класс будучи уже старшеклассницей. Ее занятия вокалом начались после отчетного концерта консерваториона, где выступали мои ученики. Услышав песню «Я танцевать хочу» из мюзикла «Моя прекрасная леди» Фридерика Лоу, Гиля расплакалась и сказала: «Я тоже так хочу!» Ее природная музыкальность и талант достались ей от мамы – музыканта по профессии. 

 Здесь и парни, и девушки служат в Армии обороны Израиля. Гиля проходила военную службу за 300 км от дома, но ее любовь к музыке не позволяла бросить занятия. Приезжая на выходные домой, она первым делом бежала ко мне на уроки вокала. Постепенно накапливался опыт и мастерство, мы начали участвовать в конкурсах и молодежных фестивалях. Она получала стабильно призовые третьи места. «В чем причина?», - спрашивала я себя. Она хорошо поет и готова подняться на ступеньку выше, но какой-то необъяснимый страх не давал ей возможности раскрыться.

 Ответ пришел неожиданно, когда она впервые получила Гран-при на молодежном фестивале «Golden dream» в Болгарии в 2019 году. Ее мама рассказала, что по приезде в Израиль в 90-х годах теперь уже прошлого века, они застали начало Ливанской войны и сразу попали под ракетные обстрелы в Тель- Авиве. Стресс эмиграции, взрывы, бесконечная беготня в бомбоубежище, неожиданная беременность. Единственное, что успокаивало в этом кошмаре Клару, носившую под сердцем Гилю, - была игра на фортепиано. К счастью, эта локальная война закончилась довольно быстро. Гиля родилась очень общительной и музыкальной, но любой стресс приводил ее в ступор. 

 Генетический страх? Возможно. Эпигенетика говорит о том, что многое, в том числе страхи, передаются нам от предков. Занятия вокалом стали для моей ученицы музыкальной терапией. Здорово, что Гиля сумела преодолеть себя благодаря пению. Не зря говорят, что музыка – это здоровье души. Ведь врач лечит тело, а музыка – душу.

 

 Гены не пропьешь

 Главенствующая роль родителей в нашем рождении, жизни и выборе пути безусловна. Как поется в песне: «Мама – главное слово в нашей судьбе». Но бабушка – grandma, зачастую играет решающую роль в судьбе маленького человека. Возможно, она вкладывает во внуков больше, потому что видит в них свое продолжение. С высоты своего жизненного опыта замечает то, на что не обращают внимание занятые работой родители. Хочет, чтобы внуки реализовали то, что не успели сделать дети.

 В один прекрасный день дверь моего класса открылась - и на пороге появилась энергичная бабушка, держа за маленькую ручку миниатюрную девчушку. 

- Не могли бы вы послушать мою внучку? - спросила она. 

- А сколько ей лет? 

- Пять. Но скоро будет шесть и она пойдет в первый класс.

 В Израиле дети начинают учиться в школе довольно рано. Израильские дети – это священная корова. Родители дают им право выбора, исполняют все желания ребенка, иногда рассчитывая на осознанность, которой еще нет в детском возрасте. «Вы знаете, я таких маленьких не беру. Приходите, когда немного подрастет». Каково же было мое удивление, когда через год двери класса открылись - и на пороге опять показалась та же настойчивая бабушка, но с уже подросшей внучкой. «Она уже закончила первый класс и по-прежнему любит петь. Возьмете?» 

 Мне ничего не оставалось, как взять. Как и обещала, я взяла девочку в свой вокальный класс, - настойчивость и целеустремленность бабушки вызывали уважение. Ее желание развивать внуков было обосновано: ведь она сама выросла в семье директора филармонии и видела немало талантливых артистов. Тут ее чутье на талант не подвело. Мы начали заниматься с малышкой Шелли. А через пару лет подрос и Ионик, которого по следам сестренки привели ко мне.

 Но самое интересное началось тогда, когда дети начали делать заметные успехи в вокале и выигрывать призовые места на фестивалях детского творчества. После очередной победы я договорилась о выступлении на русском телевидении в программе «Семь сорок». Эта передача была когда-то очень популярной на израильском 9 TV канале. Потому что, кроме анекдотов и шуток – прибауток, эта передача давала возможность увидеть местных артистов и гостей Израиля. На удивление, моих маленьких учеников взяли сразу, но с условием, что мальчик выступит первым, а сестричку возьмут в следующий эфир. Тут уж включилась детская ревность: 

- Почему он первый? Ведь я раньше начала заниматься вокалом!- возмущалась моя ученица. 

- А разве ты не рада за братика? - обезоружила ее я.

 Когда мы пошли на запись передачи, включилась другая пластинка: «Я не хочу петь эту детскую песню, я уже большая, у меня сиси растут!» Все мои аргументы сводились к нулю. «Поверь мне, потом ты будешь с радостью вспоминать эту передачу. Тем более, что песня написана специально для тебя. Ты знаешь какую-нибудь девочку, для которой композитор написал песню?» В ход пошло все от уговоров до примерки моих театральных шляпок . Благо, что у меня их предостаточно. Номер удался! Песня «Модница» композитора Михаила Бендикова в исполнении артистичной и непосредственной Шелли действительно имела успех. Но вскоре младший брат «переплюнул» свою сестричку и тогда у нее начисто отпал интерес к вокалу,- она должна быть только первой. Вот такой характер!

 Талант Йонатана развивался так стремительно, что скоро мы начали учить песню «Jamaica», которую с успехом пел в свое время Робертино Лоретти. Бабушка была в шоке: «А он справится с этой песней?», - удивленно спрашивала она. Когда-то считалось, что спеть эту песню – круто. «Ну если бы не справился, я бы ему ее не давала. Поверьте моему опыту!» 

 Мальчик действительно был не погодам развитый и хватал все на лету. Не раз выступал на телевидении и выиграл массу конкурсов в Израиле и за границей. Открытый взгляд, темные, как вишни, глаза, кудряшки каштановых волос – все это создавало образ римского мальчика и гармонично подходило к итальянскому репертуару. На концертах к нему подходили восторженные слушатели и спрашивали: «А ты случайно не из Италии?» Так здорово он пел на итальянском языке своим высоким звонким мальчишеским голосом-дискантом. 

 Эти вопросы предвосхитили траекторию полета: нам предстояло вскоре поехать в Италию. На одном из конкурсов он получил главный приз – приглашение на мастер-класс в Милан. Это, безусловно, была заслуженная победа и творческая удача. Поездка в Милан была незабываемой. Но по иронии судьбы, сразу после поездки голос стал ломаться и занятия вокалом пришлось прекратить. Звездный час - это то, что неожиданно наступает и, к сожалению, так же быстро заканчивается. Но гены не пропьешь! 

 

 Девушка по имени «Весна»

 В поисках хлеба насущного я, по воле случая, попала в молодежную деревню. Там как раз требовался педагог по вокалу. Работы я не боюсь, а с молодежью мне всегда было интересно общаться. Учу и учусь, наблюдаю, развиваю и развиваюсь. Как скульптор, который отбивает от камня все ненужное, чтобы получилась красивая скульптура, так и я развиваю и направляю голоса моих учеников в правильное русло, чтобы они зазвучали как звонкоголосый ручей.

 Встреча с директором музыкального центра Цви Ладаром была удачной, меня приняли на работу с одним условием: подготовить несколько учеников к выпускному экзамену по вокалу всего лишь за год. Обычно, как вы понимаете, на это требуется гораздо больше времени. Но делать нечего, мне нужна была работа, и я согласилась. 

 Ребята оказались талантливые, голоса были хорошие, но о классическом вокале у них не было и понятия. К классике каждый приходит в свое время. Юности присущ бунтарский дух, что проявляется в поп- и рок- музыке. Классика - это то, что апробировано столетиями и неподвластно моде. Разная энергетика, разное мироощущение. Классическая музыка требует осознанности, подготовки и жизненного опыта. Вместе с возрастом у человека меняются и «взрослеют» музыкальные вкусы. Кто-то так и остается на начальной ступени музыкального восприятия, а кому-то нужны новые эмоции и переживания, энергетическая подзарядка. 

 Среди моих новых учеников была девушка - шоколадка. Красивая эфиопка, точеная фигурка, лицо одухотворенное, как у царицы Савской. 

- Почему ты хочешь заниматься вокалом? - спросила я ее на иврите. 

- Я люблю классику. Пушкин - это наш поэт. И вообще ты можешь говорить со мной по-русски, - ответила она мне не моргнув глазом, практически без акцента на русском языке. От удивления я чуть не упала со стула. Такого я еще не видала! 

 Ее звали – Авива, что в переводе с иврита означает «Весна». Таланту и трудолюбию этой девушки можно было позавидовать. Выросшая совсем в другой языковой и ментальной среде, она имела легкий и общительный характер. Общаясь с соучениками по школе, Авива выучила русский. Овладела языком Пушкина и Достоевского и с упоением читала толстенные книги. Вместе с обязательным английским учила русский как второй иностранный язык. Работать с ней было одно удовольствие, она хватала все на лету и была одной из моих лучших учениц.

 Незаметно прошла теплая израильская зима и наступила цветущая весна, а с ней и экзамен по вокалу. Мы, как всегда, поехали на государственный экзамен в Тель-Авив, где нас ждала специальная комиссия в центральном консерваторионе. Педагогов на экзамен не пускают, теперь моя миссия настроить и морально поддержать ученика. 

 Программа реситаля (сольного концерта) включает пять произведений: старинная и классическая ария, романс, современная музыка и песня на иврите. Одно из главных условий: исполнение произведений минимум на трех языках. Настроение было приподнятое, голос у Авивы звучал хорошо. «Ну как?», - спросила я, когда Авива с концертмейстером вышли с экзамена. «Супер!»,- ответила она. 

 Видавшие виды члены комиссии были немало удивлены. Сначала, когда эфиопская девушка пришла на экзамен по классическому вокалу. А потом, когда она спела без акцента романс П. И. Чайковского на русском языке. Понятно, что для экзаменаторов это был культурный шок. Театральная поговорка: «Чем сегодня будем удивлять?» сработала безотказно. Авива получила самую высокую оценку.

 Материнство в природе женщины. Быть мамой очень важно, чтобы продолжить свой род и испытать необыкновенное чувство любви. Об этом так вдохновенно поет Whitney Houston в песне «The greatest love of all». Учитель продолжает себя в учениках. Я счастлива вдвойне, потому что я также и вокальная мама.