Любовь при коронавирусе

Опубликовано: 14 мая 2020 г.
Рубрики:

Она стала привыкать, что её новый друг пишет электронные письма ночью, а звонит по утрам после десяти часов. И тогда она подходит с телефоном к окну. Щекой прижимается к его щеке. Иногда ругает за небритость, потому что щетина смешно щекочет её и покалывает. Но всё равно она радуется и смущается от близости, пусть и виртуальной. Как принято подмечать в подобных случаях, его голос звучит взволнованно, а её щёки пылают, пульс учащается. Она готова слушать с наслаждением обычную телефонную болтовню.

Он же старается заинтересовать её чем-то экстраординарным, умным, хочет удивить. Ей знакома эта характерная для мужчин тактика. Но он долго не выдерживает и от неровного, сбивчивого ритма сердца скатывается с высокой темы на типичный для влюблённого стиль. Это не привычные «я вас люблю, мечтаю о встрече» и тому подобные избитые фразы.

Они используют обоим понятный сам собою сложившийся код общения. Она не может позволить ни ему, ни себе говорить о чувствах и всячески пытается шутками снизить градус накала его страсти, перевести тему на в прямом смысле слова приземлённую, видимую ею из окна: распускающиеся нежные листочки, безлюдность улиц, меняющуюся весеннюю погоду и треклятый карантин.

Она полагает, что их страстная привязанность является ответом на долгую изоляцию и состояние возбуждения всего общества из-за пандемии. Знает по опыту, как опасно поддаваться эмоциям, уверена, что этот милый эпизод скоро завершится и им весело будет о нём вспоминать. Он и думать так не хочет, а желает лишь одного: скорее увидеться – мужчина!

Живут, как сейчас выяснилось, в часе езды друг от друга. Но Бог весть откуда взявшийся вирус поразил весь земной шар. Уже два месяца одновременно введённый во всех странах режим самоизоляции заставляет людей сидеть по домам под страхом высоких штрафов и прочих гнусных мер борьбы с непослушными. Если бы кто-то из землян, скажем, год назад предрёк мировую пандемию и сказал, что грядёт такое безумие по всей планете, то ни один человек не поверил бы в предвидение и посчитал бы его фейковым.

И всё же, это произошло в реальности, и мы тому свидетели. Вирус косит, как говорят, направо и налево. В средствах массовой информации обсуждается одна тема – пандемия. Войны и прочие локальные конфликты остановились, пиратов не стало, санкции и международные встречи руководителей держав ушли в прошлое, олимпиады отменены, все границы закрыты. Ни авиарейсов, ни поездов, только автомобили по строгим пропускам. Под больницы переоборудованы огромные пространства, никак не похожие на лечебные, машины скорой помощи не успевают к заражённым.

Врачи работают на износ и заражаются сами. Люди вынужденно сидят дома, работают и учатся дистанционно. В магазин надевают очки, одноразовые маски, перчатки. Все погружены в интернет и общаются очень интенсивно по имейлу, вайберу, вотсаппу, передавая друг другу остроумные клипы, анекдоты, картинки – взаимная поддержка необходима и повышает настроение уставших от затянувшегося периода карантина.

Их влюблённость зародилась именно в этот казавшийся фантастическим период, и сама выглядела фантастичной. Мужчина и женщина не молоды, и каждый из них не ожидал, что сильное сердечное увлечение их ещё когда-то настигнет, потому как оно – органичное свойство юности. Без любви молодость быстро старится, не имея необходимой подпитки для естественного развития и процветания. А тут… И как весело, искренне! В неподходящем для пылкости возрасте эти чувства носят несколько ироничный налёт и их лучше скрывать от посторонних. Такое «шифрование» носит оттенок шалости, придаёт игривости отношениям. Вальс, шампанское и остроумный анекдот – всё вместе.

День, когда он решился открыться, выпал на «праздник весны и труда» Первое мая. Эти двое так радовались, обмениваясь только им ясными намёками на влюблённость, что в конце разговора поняли: вступают в новую стадию. Он что-то говорил о смене жизненных этапов, полузанудно аргументировал, рассказывал, как бывает, с понедельника или с Нового года люди решают изменить прежнюю жизнь и начать новую, прекрасную и правильную. Она в шутку поинтересовалась, не хочет ли он поздравить её с Новым годом. Вот оно, нашлось!

При этом он ещё вспоминает совершенно невероятный эпизод «в тему»: на первомайской демонстрации к известному космонавту Рук–ву прицепился журналист с просьбой поздравить телезрителей с праздником. И тот в смущении пожелал всем счастья в Новом году! Так и пошло в эфир. Решено: Первомай и для них отныне станет Новым годом. Тут бы и чокнуться бокалами шампанского! Но нет: проклятая изоляция! Вместо игристого напитка она на глаз капает в фужер валерьяновые капли и валокордин и выпивает для успокоения.

И только сейчас ей приходит в голову, что они друг друга почти не знают. Самое удивительное: до недавней встречи они были только шапочно знакомы, не вспоминали друг о друге и даже ни разу не беседовали. И вот недавно они встречаются в Доме учёных, где среди прочих был и его доклад. Их заново знакомит общий приятель и, вынужденный отойти по делу, оставляет одних.

Ну, делать нечего, они ведут светский спокойный разговор, вдруг переходящий в остроумную беседу. И уж совсем неуместно в таком солидном учреждении – в дурачество с его стороны. Оба от души хохочут. Обмениваются телефонными номерами, имейлами и расходятся, почувствовав магнетическое (или кармическое?) притяжение друг к другу. Договариваются, что пришлёт ей свои черновики научных статей, чтобы отредактировала. Получив их, она вносит стилистическую правку. Суть его научных изысканий в данной области естественных наук для неё – тёмный лес. В общем, статьи – повод для сближения. Всё и так понятно.

Как и положено влюблённым, оба лишаются сна, и, наполненные вдохновением, пишут, сочиняют и часто смеются. Давно забытая лёгкость и озорство скрашивают их карантинные будни. Так как друзья (или влюблённые?) не видят друг друга более двух месяцев, то им остаётся только придумывать, как и где пройдёт их вторая встреча. Решено, что на нейтральной территории в районе Дома учёных. Но когда, никто не знает. Если через две недели, то можно отметить Старый майский Новый год, по давней русской новогодней традиции. А пока сидение по домам продолжается. И она этому так рада! Ей хорошо, а иного она опасается. Их дистанционные отношения остаются тайной для всех и свершаются в режиме онлайн. Иначе… Но об этом даже страшно подумать!