Романсы и поклонники Интервью с Верой Данченко-Штерн

Опубликовано: 7 апреля 2006 г.
Рубрики:

Успех концерта, посвященного открытию Общества русской камерной музыки (The Russian Chamber Art Society) в вашингтонском пригороде Александрии, был ошеломительным. Концерт состоялся в начале февраля, но поскольку размер зала, где проходил концерт, невелик, и многие желающие так и не смогли попасть не него, через месяц, 18 марта состоялся повторный концерт. Он также прошел с огромным успехом. Наш корреспондент Саша Антонова встретилась с Верой Данченко-Штерн, пианисткой, преподавателем консерватории Пибоди в Балтиморе и директором Общества русской камерной музыки.

— Саша, должна вам признаться, что за свою 38-летнюю карьеру я не могу вспомнить ни одного случая, чтобы инаугурационный концерт был повторен. Первый раз такое!

— Вы считаете этот успех случайным или закономерным?

— Аншлаг не бывает случайным. Чтобы услышать овации, надо много работать. И все же я удивлена подобной реакцией на музыку, которая практически не известна в Америке.

— Чем отличается ваш репертуар?

— Шедевры русского оперного искусства давно уже знакомы американской публике — “Царская невеста”, “Борис Годунов”, “Пиковая дама”, “Орлеанская дева”, “Евгений Онегин” и другие ежегодно ставятся на лучших оперных сценах Америки. В то же время, жанр русской вокальной камерной музыки здесь практически неизвестен.

— Для этого и было создано Общество?

— Да, мы ставим своей целью популяризацию русских романсов. В первом сезоне запланировано пять концертов. Обычная практика — четыре, но в этом году отмечается 100-летие со дня рождения Шостаковича, и его вокальному творчеству будет посвящен отдельный концерт. Мало кто тут знает романсы и циклы Шостаковича на слова Цветаевой, Блока, Микеланджело и даже текстов из журнала “Крокодил”...

— Несколько слов о себе и как родилась идея создания Общества?

— В 1978 году мы эмигрировали на Запад. Нам пришлось дожидаться оформления документов в Италии, а у меня на руках двое детей и пожилые родители. Мы попали в Канаду. Я свободно владела французским языком, но в Торонто говорят по-английски, и пришлось начинать с нуля. Через две недели я устроилась работать в Национальную балетную школу. Английский язык входил блоками, снился по ночам. Работа в балетной школе была тяжелой и изматывающей: 6-9 часов в день, 5-6 дней в неделю на плохом инструменте. Многие американские и канадские музыканты не выдерживают такой нагрузки, берут академические отпуска из-за мышечных болей. Должна сказать, что наша знаменитая русская школа игры на фортепьяно — внимание к постановке рук в детстве — меня выручила. В Америке такой школы нет. В Канаде мне посчастливилось работать с канторами — певцами в синагогах, благодаря чему я узнала средневековую и современную еврейскую музыку. Литургические произведения XII века — невероятной красоты, божественной. Но я отвлеклась... Через два года меня пригласили преподавать в Королевскую консерваторию Торонто. В 1990 году я попробовала выйти замуж вторично. Попытка оказалась чрезвычайно удачной. Мой муж, шутя, говорит, что он “импортировал” меня в Америку... Здесь я получила контракт в консерватории Пибоди на фортепьянной кафедре. В консерватории учатся певцы со всего мира. Помогая вокалистам разучивать русский репертуар, я столкнулась с проблемой дикции. Певческая речь сильно отличается от разговорной. Пришлось много потрудиться, чтобы создать систематизированный курс обучения пению по-русски. С 1991 года этот курс стал постоянным. Нам со студентами удалось добиться замечательных результатов. Их мастерство вы услышите на наших концертах... Вот, видимо, так со временем и родилась идея создания Общества, которое помогло бы расширить кругозор американского слушателя, дать ему возможность ближе познакомиться с вокальными камерными произведениями русских композиторов, исполняемых в оригинале.

— И судя по результатам, ваша идея нашла поддержку?

— Да, и это удивительно! В 2001 году мы получили приглашение генконсула США в Петербурге Пола Смита дать концерт в Петербурге на одном из дипломатических приемов в честь спонсоров, помогавших восстановить Глазуновский зал Санкт-Петербургской консерватории. Нас пригласили быть гостями резиденции консула, которая помещается в особняке, принадлежавшем великому князю Константину Романову. Первый раз в жизни я, надев концертное платье в своей спальне, выходила в приемную залу. Я привезла двух студентов консерватории Пибоди — сопрано и баритон. Во время концерта мы познакомились с профессором Санкт-Петербургской консерватории Лидией Львовной Волчек, пианисткой, организатором и президентом ежегодного фестиваля “Неделя консерваторий мира”. Собственно, это ее заслуга в том, что Глазуновский зал был восстановлен. Наша встреча на приеме позволила воплотить мою мечту в жизнь. Впервые американские студенты пели в Санкт-Петербургской консерватории на русском языке. Благодаря ее поддержке проект создания Общества камерной музыки получил свое развитие. Осенью 2005 года мы имели честь второй раз быть гостями “Международной недели консерваторий”. Фестиваль продлился неделю и закончился большим гала-концертом. Мои ученики выступили с большим успехом. Ирина Богачева и ее дочь Елена Гаудасинская, организаторы конкурса “Три века русского романса”, пригласили меня и одного из моих певцов дать концерт в зале Санкт-Петербургской филармонии. Совершенно естественно, что у меня возникла идея пригласить в Америку победителей конкурса в рамках нашей концертной серии. Но, как всегда, для этого нужны деньги, и мы ищем спонсоров с русской и американской стороны.

— Ваше Общество — коммерческая организация?

— Ни в коем случае! Мы планируем к середине апреля оформить все документы и получить статус некоммерческой организации. На последнем заседании один из членов Совета директоров трогательно сказал, что родился счастливый ребенок, и мы сделаем все возможное, чтобы помочь ему встать на ноги...

— Люди, которые вам помогают, — вы их находите или они вас?

— И так, и так бывает. Сначала приходилось стучаться в разные двери, а потом стало получаться само собой. Люди сами предлагают содействие. Например, с Еленой Тартаковской, агентом по недвижимости, мы познакомились после одного из концертов, она стала брать у меня уроки, а, узнав о создании Общества, предложила свою помощь. Первый денежный подарок мы получили от Раисы Скрябиной, внучатой племянницы композитора Александра Скрябина.

— Что ждет зрителей на следующем концерте?

— Следующий концерт состоится 30 апреля. Он посвящен композиторам “Могучей кучки”. Зрителей ждет встреча с американскими певцами, которые будут исполнять романсы на русском языке. Это баритон Тимоти Микс, лауреат Международного конкурса певцов в Хельсинки, и сопрано Галина Сахновская, которую привезли в Америку совсем маленькой девочкой, и которая практически утратила русский язык. В октябре планируется концерт “Бурный XX век”, в котором будет представлена антология вокальных произведений композиторов прошлого столетия, а в декабре зрители услышат старинные русские и цыганские романсы.

— Вера, ваша жизнь расписана по минутам: помимо преподавания в консерватории, вы даете частные уроки, принимаете участие в многочисленных конкурсах и гастролях, а теперь к этому добавилось руководство Обществом русской камерной музыки. Что движет вами?

— Не могу жить спокойно.