Каникулы в Беркширах. Тэнглвудский музыкальный фестиваль

Опубликовано: 19 августа 2019 г.
Рубрики:

Все складывалось как нельзя лучше. Даже прогноз, обещавший дождь пять дней подряд, «исправился». Погода была великолепная, ну а природа здесь, как вы хорошо знаете, щедрая: леса, водопады, зеленые холмы. И каждое утро эта благодать принадлежит нам: кто в гору карабкается, кто бежит, обливаясь потом, кто отматывает мили на велосипеде; а есть и такие: принимают на травке всяческие позы - йогой занимаются. 

Однако «мы не можем ждать милостей от природы»! Хочется познать нечто неизведанное... Шучу, конечно, но всякий раз, приезжая сюда, открываю для себя что - то новое: незнакомый городок, музей, непройденная тропа, или концерт какой- нибудь музыкальной знаменитости... 

В средине ХIX столетия Беркширы становятся притягательным местом для творческой элиты. Здесь жили и творили: художник Норман Роквелл, писатель Герман Меллвил (здесь, кстати, он закончил работу над известным романом «Моби Дик»), а также писательница Эдит Уортон (Edith Warton), автор нашумевшего романа «Эпоха невинности». Уортон стала первой женщиной - лауреатом Пулитцеровской премии.

Интересно, что она считала себя не только автором романов, но и дизайнером. После прибретения роскошного поместья в Леноксе она настолько увлеклась садово-парковым искусством, что, по ее признанию, была готова забросить литературу. Этого, правда, не произошло, и писательница успешно продолжила свою карьеру, но уже во Франции. Во время первой мировой войны Эдит в качестве журналистки не раз оказывалась на передовой и посылала репортажи в свою газету. А вместе с беркширской подругой Гертрудой Робинсон Смит она организовала поставку медикаментов из США к линии фронта. За активную деятельность во время войны правительство Франции наградило Уортон орденом Почетного Легиона.

Благодаря еще одному популярному роману писательницы «Дом веселья», героиню которого сравнивали с Анной Карениной, Эдит «заслужила» шутливое прозвище «Толстой в юбке». Спустя много лет оба романа были экранизированы. Ну а мы здесь, в штате Массачусетс, в Беркширах любуемся творением ее рук: прекрасным парком с искусно подстриженными деревьями и кустарниками, травяными ступенями, ведущими к элегантному белому особняку, торжественно расположенному на вершине холма.

Как принято в последнее время, парковый ландшафт оживляют произведения современных скульпторов. Каждую пятницу и субботу на открытой террасе особняка звучит джаз, вход на джазовые концерты свободный. Желающие послушать музыку вольготно располагаются как на террасе, так и прямо на лужайках - возле клумб, фонтанов и в тени старинных деревьев.

А в здании бывшей конюшни, которое сегодня выглядит вполне цивильно (я даже приняла его за особняк) проходят лекции и встречи. На одной из них - с американским писателем Джоном Швартцем (John Burnham Schwartz), представившим роман «The red daughter», - я побывала. Это роман о судьбе дочери Сталина Светлане Аллилуевой. В зале (то бишь в бывшем стойле) свободных мест не было, билеты оказались распроданными задолго до встречи.

После выступления писателя всем присутствующим был предложен чай (замечу: в фарфоровых чашечках!). За чаем обсуждение книги продолжилось в совсем уже непринужденной обстановке... 

Упомянутая мной подруга Эдит Уортон - Гертруда Робинсон Смит- за активную помощь фронту во время Первой Мировой войны также была награждена французским орденом Почетного Легиона. 

По инициативе Гертруды Робинсон Смит, было положено начало музыкальному Беркширскому фестивалю, который ныне известен как Тэнглвудский. Напомню, что Тэнглвуд является летней резиденцией Бостонского симфонического оркестра, которым многие годы руководил наш выдающийся соотечественник Сергей Кусевицкий. Он жил и умер в Бостоне, однако похоронен в Беркширах, в городке Ленокс, что неподалеку от Тэнглвуда.

Ежегодно Тэнглвудский музыкальный фестиваль собирает тысячи, а если быть точной - 350 тыс. - любителей классической музыки. Бостонский симфонический оркестр давно славится своим мастерством, а солисты, выступающие на этой сцене, - как правило, звезды мировой величины. Места в зале, который носит имя многолетнего руководителя Бостонского оркестра Сейджи Озавы, раскупаются задолго до концерта, а вот билет на лужайку можно приобрести перед самым началом: никто ведь не знает, какая погода будет во время концерта.

 Билеты на концерт с участием Йо-Йо-Ма были распроданы в начале сезона, поэтому мне пришлось довольствоваться раскладным стульчиком, скромно расположившись среди пирующих (в полном смысле этого слова) зрителей, вблизи сцены. И если бы не наличие крытого концертного помещения, можно было бы подумать, что здесь собрались на гигантский пикник.

Тут и там были расставлены складные столы, а в некотороых случаях - даже со скатертями и букетами цветов на них. Слышался звон бокалов и тосты: «лехаим», «чиирс» и тому подобное. Но раздался звонок, другой, и на сцену вышли мызыканты: пианист Эмануэль Экс, скрипач Леонидас Кавакос и всеми обожаемый Йо-Йо-Ма.

Аудитория мгновенно преобразилась, когда в звенящей тишине раздались волшебные звуки... В этот вечер были исполнены ранние сочинения молодого Бетховена: фортепианные трио опус №1. 

Вечная музыка звучала под звездами...