Почему они стреляют? Причины «шутинга» в Америке

Опубликовано: 14 июня 2022 г.
Рубрики:

С начала 2022 года до середины мая в США произошло 254 массовых убийств, а за прошлый год 611: больше, чем когда бы то ни было (согласно Gun Violence Archive, который определяет массовое убийство случаем, когда были убиты или ранены по крайней мере 4 человека, не считая преступника). В этом эссе я не буду обсуждать широко предлагаемые решения этой проблемы, от абсурдного: «полностью запретить оружие» до не менее абсурдного: «вооружить учителей и воспитателей детских садов». Попытаюсь обсудить здесь не решение, а причины, захлестнувшей страну эпидемии отстрела случайных людей.

Прежде всего вопрос: кто стреляет? Согласно исследованию, проведённому Министерством Юстиции США у типичного стрелка-убийцы есть четыре характеристики:  1) психоз; 2) детская нервная травма; 3) некое недавнее душевное потрясеньеe и 4) доступность стрелкового оружия. Как видим, три характеристики из четырёх — ненормальное психическое состояние. Впрочем, такой вывод вполне очевиден — нормальный человек не станет убивать неповинных людей. Но возникает другой вопрос: почему это приобрело характер эпидемии именно в США?

По реестру ООН на нашей планете сейчас 195 стран (включая Палестинское государство, которое на самом деле никакое не государство), однако нигде в мире нет такого количества массовых убийств и ранений случайных людей, как в Америке. Для примера возьмём Израиль, постоянно живущий в атмосфере арабского терроризма, где на руках у населения есть большое количество огнестрельного оружия. Однако, там стрельбы в десять раз меньше, чем в США (в пропорциональном отношении к населению). Значит, дело не в том, есть ли у людей оружие, а в чём-то другом, а именно: в психическом состоянии людей. В чём тут причина, что делает американцев психически неустойчивыми и склонными к бессмысленным преступлениям? Природа здесь красивая, климат очень даже неплохой, политическая система — лучшей пока никто не придумал, уровень жизни — один из самых высоких в мире. Что же ещё? Остаётся: особый американский образ жизни, так непохожий на тот, который сложился в остальном мире.

Посмотрим на другие народы. В европейских, азиатских и латиноамериканских странах традиционно люди живут более тесными сообществами. В городах нередко в одном и том же доме, а то и в квартире, обитают несколько поколений, с дедушками и бабушками под одной крышей. Люди собираются вместе не только на праздники или дни рождения, но общаются ежедневно, часто ходят в гости, навещают друг друга по разным поводам, люди встречаются на улицах, в церквях, кафе, в транспорте, на работе, дети группами играют во дворах и детских площадках, посещают воскресные школы и общественные мероприятия. Понятия «мой дом — моя крепость» там практически не существует. В средних и малых городах и посёлках, скажем, в Швейцарии, Франции или Германии, где семьи живут в отдельных домах, как и в больших городах, люди не сидят уединённо по своим «крепостям», а находятся в постоянном контакте друг с другом. Церкви служат связующим звеном, а общественным укладом каждодневной жизнью правят вековые традиции. Вспомните, к примеру, итальянскую «пасседжату», когда с 5 до 8 вечера итальянцы надевают свою лучшую одежду и прогуливаются по городу чтобы пообщаться, других посмотреть и себя показать — неслыханное поведение в Америке. В недоброй памяти СССР были и хорошие стороны, например, способы воспитывать детей (помню своё детство): дети много читали, ходили во всевозможные кружки и секции, играли во дворах, постоянно были в коллективе со сверстниками. В целом, психически дети были здоровее.

Важнейшим условием для тесной общественной жизни является этническая и языковая однородность населения, характерная для большинства стран в Европе и Азии. Нередко в тех же самых городах или посёлках из поколения в поколение семьи живут десятилетиями, а то и столетиями, говорят на одном языке, близко знают своих соседей, ходят в те же церкви, вместе справляют праздники. Люди редко переезжают. В небольших городах пока ещё довольно мало чужаков, миграция из других стран сравнительно малая — пришельцы (в основном из мусульманских стран) как правило селятся в больших городах, образуя своего рода «гетто», не смешиваясь с «аборигенами», что порой создаёт межрасовое и религиозное напряжение, а вот в небольших городах и посёлках мигранты селятся редко.

Резюмируя, можно сказать: в большинстве стран мира люди общаются друг с другом часто и активно. По своей природе человек — существо общественное, и постоянное общение вырабатывает у него своего рода психологический иммунитет против стрессов и неврозов, а потому в Европе и Азии в массе люди психически более здоровые.

Теперь взглянем на американский стиль. Здесь картина противоположная. В Америке есть несколько крупных городов, например, Нью-Йорк и Вашингтон, где образ жизни напоминает европейский и степень общения людей довольно высока. Именно в этих городах, как и в Европе, массовые убийства случаются исключительно редко. Например, в Нью Йорке последняя массовая стрельба была в 1984 году, когда чёрный маньяк Кристофер Томас убил 10 человек, в основном детей. Образ жизни в этих нескольких городах вовсе не американский, я бы даже сказал, что это не Америка. Настоящая Америка - она «одноэтажная»: это либо пригороды больших городов, либо тысячи маленьких городов и посёлков, или же огромные «деревни», вроде Лос-Анджелеса, с миллионами односемейных домов. Именно в этой «одноэтажной» Америке и происходят массовые убийства. Чем же она отличается от подобных посёлков в других странах, где этой проблемы не существует? Суть отличия —отсутствие тесных связей между людьми, и как следствие — плохое психическое здоровье американского населения. Если всмотреться в детали, то причины этого явления, следующие:

1.       Провал «плавильного котла». Идеалистическая мечта о том, что в Америке иммигранты из разных уголков земли будут жить вместе, обогащая друг друга и создавая некую новую американскую культуру, безнадёжно провалилась. Эти мечты существовали примерно до середины 60-х годов прошлого века. В реальности США стали не «плавильным котлом» с дотоле невиданным культурным сплавом, а «миской с салатом», где все овощи лишь перемешаны, но остаются сами по себе. В отличие от европейских и азиатских стран, США — это мультиэтническая страна, где массы сравнительно недавних иммигрантов не желают «сплавляться» с соседями, а живут обособленными группами: белые потомки выходцев из Европы, чернокожие потомки бывших рабов и рабовладельцев из Африки, мигранты из латинской Америки, китайцы, разделённые на две антагонистичные группы (континентальные и тайваньские), вьетнамцы, индийцы, выходцы из СССР, и ещё многие другие. Все эти группы обычно живут на одной и той же территории, однако не в изолированных этнических «гетто» (за исключением чёрных), а буквально по соседству, хотя общаются с соседями весьма ограниченно. Этнический и языковой разнобой раздробляет население.

2.       Провал «Великого Общества». В середине 60-х годов прошлого века Президент Джонсон объявил программу «Great Society” для снижения бедности, устранения расовой несправедливости, снижения преступности и защиты окружающей среды. Хотя некоторых изначальных целей удалось достичь, результаты этого эксперимента оказались весьма плачевными. Одним из самых провальных результатов оказалось разрушение негритянской семьи. Если до этой программы чернокожее население Америки было весьма моральным, трудолюбивым и религиозным, программы Джонсона через попытки скомпенсировать расовое неравенство путём бесплатных подачек и прочих привилегий привели к деморализации чернокожих семей. Сейчас более 80% негритянских детей не знают, кто их отцы, уровень образования афроамериканцев до неприличия низкий (лишь 15% чёрных выпускников 8-го класса способны свободно читать простой текст по сравнению с 42% для белых, что тоже постыдно низко). Результат безотцовщины и необразованности — рост преступности, низкий интеллект и выпадение чёрных из общественной жизни.

3.       Мобильность населения. Американцы очень динамичный народ. Ежегодно более 9% населения переезжает с места на место. Причин для переезда много, но главная — смена работы. В среднем американский рабочий или служащий трудится на одном месте около 5 лет, а потом меняет работу и поэтому часто переезжает. Бизнесы тоже переезжают и забирают с собой сотрудников. Например, в 2021 г. огромная фирма «Тесла» переехала из Калифорнии в Техас, забрав с собой множество работников. Из-за смены мест жительства семьи не успевают пустить корни, дружеские связи рвутся, традиции не возникают. На новом месте люди живут сами по себе, обзаводясь лишь малым числом знакомых и друзей. Кстати, слово «друг» по-английски несравненно более слабое, чем, скажем, в русском языке. Американский «друг» — это чаще всего просто хорошо знакомый человек. Тесная дружба, как было принято в России, в Америке явление редкое. Когда американцу нужна эмоциональная поддержка, он идёт к психологу и там за деньги изливает душу; в России в таких случаях человек идёт к другу.

Есть ещё и другие характерные черты американского образа жизни (например, резкое снижение религиозности), но и сказанного достаточно, чтобы высветить главное: американское общество раздроблено, люди живут обособленно в своих домах, с малым числом связей с соседями и знакомыми, а одиночество создаёт плодородную почву для эмоциональных проблем. В отличие от Европы, где, по поговорке, «европейцы работают, чтобы жить, а американцы живут, чтобы работать», типичный день американской семьи такой: завтрак, работа, поездка домой, ужин, телевизор, подстричь траву на заднем дворе, посидеть час-другой у компьютера, а затем сон. Изредка сходят на обед в ресторан. Контактов с соседями, сослуживцами (вне работы) или друзьями мало, церковь посещают в лучшем случае по праздникам. Дети после школы сидят в одиночке по своим комнатам и играют там в компьютерные игры, где на экране монитора надо быстро «застрелить» как можно больше «плохих человечков».

Если у одиноко живущего человека возникают эмоциональный стресс или другие психические проблемы, они, как правило, не находят выхода и накапливаются внутри сознания. Одиночество не способствует душевному спокойствию, эмоции ищут выхода, а выход может принимать разные формы, порой весьма опасные. Это может быть скандал в семье, конфликт с начальством, депрессия, и т.п. В крайних случаях эмоционально нестабильный человек может покончить с собой или схватить оружие, чтобы излить свои чувства на совершенно посторонних людей. В случаях , когда депрессия возникает у одинокого подростка, в сознании которого граница между реальностью и компьютерной игрой размыта, то, не рассуждая логично, он может взять скорострельную винтовку, чтобы убить как можно больше реальных «человечков», внешне так похожих на виртуальных.

Боюсь, что проблема эта не имеет решения — изменить образ жизни страны невозможно. 

Рассказы и эссе Якова Фрейдина на его веб–сайте: www.fraden.com

Комментарии

Gun Violence Archive "недоговаривает" что большинство массовых убийств это внутри-бандитские разборки в черных гетто. Никакого отношения к школьным расстрелам они не имеют.