Научные гипотезы: почему потерпел неудачу российско-европейский модуль “Скиапарелли». Эксклюзивное интервью с физиком-теоретиком Александром Рабиновичем

Опубликовано: 21 октября 2016 г.
Рубрики:

МОСКВА, 19 окт – РИА Новости. Европейское космическое агентство сообщает об проблемах при приземлении экспериментальной посадочной платформы "Скиапарелли" на поверхность Марса, что должно было произойти в 17 часов 48 минут по Москве...

 

  Вера Чайковская:  Александр, хочу поделиться недоумением. Ничего не поняла, что случилось с последней марсианской миссией. Сначала были вполне благополучные сообщения, потом просочилось, что сигнал очень слабый и что не поступили данные телеметрии. На следующий день в выступлении действительного члена Российской академии космонавтики А. Б. Железнякова на “Эхе Москвы” услышала, что у него самые плохие предчувствия и что сигнал пропал до того, как аппарат сел на Марс, и больше уже не появлялся. Можете вы объяснить, что все-таки произошло?

 Александр Рабинович: Я считаю, что аппарат потерял связь с Землей в результате внешних воздействий.

 В.Ч.: Обычно у нас недокручивают гайку или забывают винтик - и из-за этого происходит катастрофа. Уверена, что сейчас ищут ошибку именно в этой сфере. А вы говорите про внешние влияния. Что вы имеете в виду?

 А.Р.: Более двадцати лет назад я понял, в чем дело. Уже тогда была известна странная закономерность. Только примерно половину миссий к Марсу можно было считать удачными, другая же их половина заканчивалась плачевно при загадочных обстоятельствах. В то же время почти все экспедиции к Венере, за исключением только самых первых, были вполне успешными. Эта тенденция сохранилась до сих пор. В целом ряде случаев полет аппарата к Марсу проходил удачно почти до самого конца. Но как только он оказывался вблизи Красной Планеты, связь с ним неожиданно прерывалась. Например, такие потери связи случились с советским аппаратом “Фобос-2” в 1989 г., с американскими аппаратами “Mars Observer” в 1993 г. и “Mars Polar Lander” в 1999 г., с британским “Beagle-2” в 2003 г. и вот сейчас с российско-европейским модулем “Скиапарелли”. Возникает естественная мысль, что причиной этих аварий является воздействие особой среды, окружающей Марс и отсутствующей у Венеры. Однако никаких определенных идей по поводу этой таинственной среды астрономами не было высказано.

В.Ч.: Меня удивляет, почему при таком большом числе катастроф при посадке на Марс, астрономы не сделали никаких выводов. Что это –  инертность мышления, боязнь смелых гипотез?

А.Р.: Да, вы совершенно правы. Большинство астрономов не скупятся на гипотезы, которые или вообще не проверяемы, или в их справедливости можно будет убедиться через десятки и сотни миллионов лет. Но вот взять на себя ответственность за то, что может быть проверено при их жизни, они не отваживаются – ведь в случае неудачи это может привести к потере репутации.

 В.Ч.: В чем  состоит ваша  идея?

 А.Р.: Все дело в том, что спутник Марса, Фобос, находится от него на расстоянии, очень близком к так называемому радиусу Роша. Спутники планеты могут располагаться только вне этого радиуса. Внутри же него могут находиться только кольца планеты, так как ее приливные силы разрывают движущееся там крупное тело. Так вот,  из-за этих сил Фобос должен постоянно крошиться. Свидетельством этого являются борозды на поверхности Фобоса, до сих пор совершенно загадочные для астрономов.  В результате вокруг Марса в его экваториальной области (именно там вращается Фобос) должно образоваться кольцо из частичек Фобоса. Оно может напоминать известные кольца Сатурна, Юпитера, Урана и Нептуна. Но в отличие от них, оно должно быть крайне разреженным ввиду небольших размеров Фобоса. Поэтому его невозможно обнаружить с помощью телескопов. Поэтому, когда аппарат, подлетая к Марсу, пересекает его экватор, он может быть подвергнут бомбардировке частицами кольца. И это способно вывести из строя его передающие устройства. Мне представляется такое объяснение потери связи со спускаемыми аппаратами вполне разумным.

 В.Ч.: Пытались ли вы донести эту мысль до астрономических кругов?

 А.Р.: Да, с этой идеей я выступал на научных конференциях, рассказывал о ней ряду известных астрономов, писал в New Scientist и даже в NASA, об этой идее было небольшое сообщение даже на “Эхе Москвы”, я включил ее в несколько своих научно-популярных статей и в две свои научные монографии (одна на английском языке, а другая – на русском). Однако никакого резонанса не было. А катастрофы продолжаются.

 В.Ч.: Как видно, и здесь была потеряна связь.

 А.Р.: Вы шутите, а, между  тем, никакого другого удовлетворительного объяснения у ученых нет.

 В.Ч.: Но остается вопрос, почему же некоторые аппараты были успешно посажены на Марс?

 А.Р.: Все зависит от траектории полета аппарата. Если ему удается не пересекать экватор Марса в опасной зоне, где располагаются частицы кольца, то он может избежать больших неприятностей. Если же он попадает в эту зону, то катастрофа становится неминуемой.

 В.Ч.: Хочу надеяться, что ваше объяснение неудач с посылаемыми на Марс аппаратами будет услышано научной общественностью и поможет дальнейшему освоению Красной Планеты.

 

________________

Александр Рабинович - доцент Московского технологического университета. Публикуется в престижных научных журналах по теоретической и математической физике: International Journal of Theoretical Physics, Classical and Quantum Gravity, Physics Letters B, Journal of Physics A, Theoretical and Mathematical Physics, Journal of Mathematical Physics, Russian Journal of Mathematical Physics, Russian Physics Journal и ряде других.
Автор монографий: Alexander S. Rabinowitch "Nonlinear Physical Fields and Anomalous Phenomena", 2009, New York, Nova Science Publishers, 245 p; A. C. Рабинович "Математические основы малоизученных аномальных физических явлений.Нелинейная электродинамика, Ядерная физика. Общая теория относительности. Космология", 2015, Москва, Кн. дом "Либроком", 328 с. (2-е изд.).