Слово как вольная птица. Размышления к юбилею ЧАЙКИ - Seagull Magazine

Опубликовано: 20 августа 2016 г.
Рубрики:

… И орел не взмахивал крылами,

Звезды жались в ужасе к луне,

Если, точно огненное пламя,

Слово проплывало в вышине

(Николай Гумилев)

 

Я выбрала в качестве эпиграфа эти строки Николая Гумилева не случайно. Слово в соединении с искусством имеет великую силу. Оно способно парить свободно, как чайка над волнами. Название журнала Seagull Magazine символично. Чайка – любимая птица вольных моряков. Эти птицы искусно плавают, летают неутомимо, им подвластны и море, и небо. Чайка – театральная птица. Птица чайка символизирует независимость и чувство свободы.

В качестве образа эту птицу использовали уже в старинных текстах, например, в «Слове о полку Игореве»: «… чаицами на струях». Некоторые воспринимают образ чайки, как символ высоты духа, легкости и полета души. Интернет-издание Seagull Magazine, как вольная птица, не ведает границ.

 

Мне выпала честь быть одним из авторов, автором из России, публикуемых в Seagull Magazine. Люди, которые пишут для «Чайки», могут иметь неодинаковые взгляды, творить в различном стиле. Но их объединяет одно – неравнодушие к тому, о чем они рассказывают читателям.

Их статьи – это не просто набор символов, обозначающих лексемы языка. Слова и фразы приобретают объем, цвет, звук, движение. Они оживают, перестают быть только текстом на бумаге или экране. Основное направление журнала – культура, искусство, но не только.

Пикассо сказал: «Искусство – это ложь, которая помогает увидеть правду». Искусство здесь тесно переплетается с философией, политикой, религией и другими сторонами жизни людей. Перечитайте опубликованные статьи и убедитесь в этом сами. 

Искусство для некоторых является лишь островком волшебного отдохновения в море суеты. Но на самом деле это нечто большее. Во многих произведения искусства, литературы – завязи глобальных философских систем, закодированные гениальные откровения.

В них зерно души людей. Восточный философ Абу Саид считал, что истина – не то, что познается, а то, что переживается. Через литературу, через музыку, театр, живопись можно обратиться непосредственно к сердцу человека, его душе.

Немецкий поэт Гете, обожествившей жажду познания, сотворил своего «Фауста». Русские, не захотевшие видеть завоеванными свои города, придумали легенду о граде Китеже, который всякий раз при приближении врага становился невидимым.

Фильм «Левиафан», снятый в 2014 году Андреем Звягинцевым, заставил задуматься, что есть религия на службе у государственной администрации и к каким людским жертвам может привести подобный симбиоз. 

Думаю, что фильм, снятый, к примеру, о трагической любовной истории, которой не суждено было завершиться «хэппи эндом», потому что герой не смог решить финансовые проблемы в связи со ставшей убыточной внешнеэкономической деятельностью, а героиня вынуждена была выйти замуж за нелюбимого, но вошедшего в «фавор» полковника – «миротворца», иначе она не смогла бы помочь своему тяжелобольному ребенку, показал бы ту цену, что платят люди за амбиции лиц, стоящих у власти.

Для усиления эффекта можно добавить пару эпизодов «миротворческой» деятельности. Или роман, написанный о том, как новая российско-украинская граница, прошедшая по Крымскому перешейку, разорвала связующую двух юных влюбленных нить, они оказались в разных государствах, а политизированные отцы, ранее дружившие, стали враждовать. Этакая история современных Ромео и Джульетты, завершившаяся их гибелью.

Произведения о том, как ломаются люди, их судьбы, жизни, планы из-за амбиций политиков и глав государств, прячущихся за громкими лозунгами. Такие произведения могли бы быть по воздействию значительно эффективнее любых логических выкладок о том, что сила государства заключается не в количестве дорогостоящих мужиков в форме и дорогостоящем вооружении, а в крепкой экономике, благополучии граждан и дружбе с соседями. Придайте им достойную форму, добавьте к трагической ноте иронию и легкость, и вас услышат.

Кстати, о форме. Несколько слов о языке «Чайки». Меня поразило трепетное, более уважительное отношение к русскому языку в американском издании, чем в ряде случаев у нас в России. Думаю, дело не в образовании или не только в нем.

Для нас, россиян, родной язык обыденность, повседневность. Как огонь, который подарил людям Прометей. Огонь этот потерял свою божественность, мы кипятим на нем воду. Так, наверное, и должно быть. Большое видится на расстоянии. Ныне мы восторгаемся совершенством форм античных амфор, плавностью линий, изысканностью орнамента. А когда-то к этим предметам относились как к сосудам для хранения зерна, масла, вина.

В заключении в качестве пожелания Seagull Magazine хочу повторить вслед за великим Дали: «Не бойтесь совершенства, оно никому не грозит». И добавить от себя: «Но стремиться к нему не возбраняется». Стремитесь к совершенству!