Художник, побывавший на обратной стороне Луны

Опубликовано: 14 июня 2015 г.
Рубрики:

(о калифорнийском художнике Анатолии Постолове)

Живопись живущего в Лос-Анджелесе Анатолия Постолова  своими корнями уходит в почву поэтических образов и ассоциаций. Сказанное – не только игра слов, ибо Анатолий Постолов в первую очередь поэт,  и поэтому   пытается реализовать в живописных ситуациях поэтические аллюзии.   Главные изобразительные элементы его картин -  деревья,  насекомые и звери -  приобретают своеобразный  подтекст стихотворных строф, определяя как бы координаты художественных поисков этого своеобычного мастера. 

Интересно проследить творческую  эволюцию Анатолия: по образованию филолог -русист, он до отъезда в Америку четыре года работал журналистом в заполярном  Норильске. В Америке пришлось сменить специальность. У Анатолия всегда была тяга к рукотворному ремеслу, и он принимает решение уйти на новую стезю, резко отличную от журналистики. Анатолий становится  ювелиром-дизайнером, отрабатывает филигранную технику гравировки, моделирует сложные ювелирные изделия. Все это со временем очень поможет ему в художественном творчестве. Впрочем, влечение к слову и музыке не оставляет его ни на минуту. Он  продолжает писать стихи и  прозу, создаёт песни-баллады, пробует разные направления в музыкальном сопровождении своих стихов, становится успешным и самобытным бардом. 

И в то же время его многосторонняя творческая активность ищет новые формы  самовыражения и Анатолий, используя свой опыт моделирования ювелирных изделий, пробует силы  в скульптурной миниатюре. Но и тут он придумывает свой мир, сначала существующий только в его воображении, мир неведомых нам существ-персонажей,  может быть пришельцев из других галактик?  Так на свет появляются его уникальные жуки, кузнечики, черепахи с человеческими лицами. 

Я спросил Анатолия,  что послужило  толчком к таким неожиданным образным решениям. Он упомянул имя  поэта Николая Заболоцкого и вспомнил строчки из поэмы «Школа жуков»:

Жуки с неподвижными крыльями –
зародыши славных Сократов –
катают хлебные шарики,
чтоб сделаться умными.

Анатолий создал целую коллекцию этих представителей животного царства. Они выполнены в бронзе и раскрашены яркими  красками. В то же время скульптурные миниатюры явились своего рода  камерным, элитарным направлением. Для того чтобы полюбоваться такими необычными насекомыми на выставке, посетители вынуждены были наклоняться поближе и рассматривать детали, иногда трудноуловимые, например, костяшки на пальчиках кузнечиков, лицевую мимику жуков, где голова жука в диаметре не превышает сантиметра.  Эти детали и уникальность направления являлись показателем высокого ювелирного мастерства ваятеля  и с энтузиазмом  были встречены  на многочисленных выставках в Лос-Анджелесе.

С первых дней пребывания в Штатах Анатолий  увлекается также фотографией.  И со временем находит интересное применение фотографий в своих художественных экспериментах. Он создает объёмные трехмерные инсталляции,  включающие в себя, кроме фотографий и  мини-насекомых, новый материал - латунную сетку. Темы этих инсталляций чрезвычайно разнообразны. На многих появляется его любимая Венеция, где бронзовый кузнечик-гондольер, отталкиваясь от берега веслом, органично вписывается в фото  ночного венецианского канала, а из-за кружевного, сделанного из сетки театрального занавеса, на эту сцену поглядывают миниатюрные муравьи. Это  могла  быть и фотография осеннего леса, где корни дерева, не желая жить в заданных плоскостных размерах, тянулись  своей выпуклой латунью  к земной коре, а над всем этим насмешливо посмеивались букашки.  И все же эта техника при всей своей индивидуальности явно ограничивала возможности художника.

И в один прекрасный день Анатолий Постолов, как он сам говорит, внутренне созрел, чтобы  перенести свои чеканные образы в живописную форму. Здесь, конечно,  немалую роль сыграли, по словам автора,  художники-примитивисты и в первую очередь Анри Руссо. Но глядя на картины Анатолия, а живописью он стал заниматься совсем недавно, видишь,  несомненное влияние и русского авангарда, и художников экспрессионистов, таких как М.Шгал и П.Клее. И в то же время Анатолий Постолов стремится создать свой непохожий язык; вдохновляясь поэтическими метафорами, он смело переносит их в свой художественный мир. Таковы его картины: диптих «Две стороны луны»  и «Заячьи игры». (Acrylic on board).  На картине   «Две стороны луны», словно отдавая дань поискам  новых форм и материалов, Анатолий делает из латунной сетки  кроны деревьев. Выпуклость и фактура металла в сочетании с пятнами патины и чернением создают ни с чем несравнимый колорит. Минискульптуры Анатолия - его жуки, кузнечики, улитки и черепахи из объемных форм очень естественно эволюционировали  в ярко раскрашенные образы; картины философичны и в то же время в них - непосредственность восприятия  природы. 

Интересные поиски. Самобытное видение мира. Автора не спутаешь ни с кем.  И эта новизна проявляется всё ярче  с каждой новой картиной. 

***