Люди равные и более равные

Опубликовано: 16 марта 2014 г.
Рубрики:

Мне нередко приходится встречать в радиоэфире и в жизни людей, которые совершенно искренне уверены, что их оценка политических и прочих событий является чуть ли не абсолютной истиной. Они считают, что иные толкования происходящего просто доказывают изъяны в мышлении их оппонентов. Только тот проявляет политическую прозорливость и умение оценить ситуацию, кто голосует так же, как они. А если иначе, то этот человек достоин всяческого осуждения, потому что проявляет редкостную близорукость, а порою и откровенную безответственность. Как говорила одна старушка, на все имевшая свое мнение — вот увидите, добром все это не кончится.

И еще порою приходится слышать слова — ваш президент. То есть не президент Соединенных Штатов Америки, а ваш президент — либералов, бездельников и неправильно мыслящих людей. Когда говоришь, что за Барака Обаму дважды проголосовало подавляющее большинство американцев, то раздаются иронические сентенции о большинстве, о толпе, о быдле, цитаты из классиков, благо таких цитат о нехорошем большинстве предостаточно. Ссылаются, например, на Черчилля, который говорил, что лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем. Но ведь тот же Черчилль говорил уже вполне серьезно, что демократия наихудшая форма правления, если не считать всех остальных. Действительно, ведь лучшего пока не придумано.

Иногда кажется, что эти люди очень хотели бы создать такую атмосферу на выборах, чтобы голосовали только они и их единомышленники. Представляете, что бы они напридумывали?

Фантастика Айзека Азимова

И вспоминается тут рассказ Айзека Азимова, Он родился в небольшом еврейском местечке в Белоруссии в 1920 году и в трехлетнем возрасте приехал в Америку вместе с родителями. Стал замечательнейшим американским фантастом. Рассказ «Выборы» был написан в середине прошлого века. Америка будущего. Будущего для Азимова. А для нас с вами это уже день вчерашний. Простой смертный Норман Маллер, так же, как и миллионы американцев, гадает, кто же станет тем самым человеком, которому предстоит выбрать президента. Машина определяет, кто будет голосовать. Нет всеобщих выборов, голосует только один человек. И тут в скромном доме появляется государственный чиновник и торжественно говорит о том, что от имени президента страны он уполномочен сообщить, что именно на него, Нормана Маллера, выпала честь представлять американских избирателей во вторник, 4 ноября 2008 года. Норман и члены его семьи потрясены. Но пока все должно храниться в тайне до официального сообщения. Оно последовало 3 ноября. А на следующий день состоялись выборы. Электронная машина Мультивак в течение трех часов задавала Норману разные вопросы. Он почти ничего не запомнил из этих вопросов, кроме одного — а что вы думаете о ценах на яйца. Итак, процедура выборов закончена, и Мультиваку предстоит проде-лать колоссальную работу, чтобы на основе имеющихся у него фактов о жизни общества и ответов Нормана определить, кто же станет президентом. Сам Норман робко поинтересовался у чиновника, который был посредником между ним и Мультиваком, кого же он выбрал? Но ему не говорят. Правила очень строгие. Надо ждать официального сообщения. И тут Норман ощутил неимоверную гордость. «В этом несовершенном мире суверенные граждане первой в мире и величайшей Электронной Демократии через Нормана Маллера (да, через него) вновь осуществили принадлежащее им свободное, ничем не ограниченное право выбирать свое правительство».

Как известно, 4 ноября 2008 года 69 миллионов американцев проголосовали за Барака Обаму и прогнозы Айзека Азимова о том, что президента будет выбирать только один человек не сбылись (Барак Обама набрал 365 голосов выборщиков, а Джон Маккейн 173). Хотя некоторые могут сказать, что жизнь не кончается, что трудно разглядеть будущее за завесой времени, что у фантастики нет точно очерченных границ, и многое может случиться и сбыться, как сбылись некоторые другие прогнозы Азимова.

Фантастика предлагает порою парадоксальную информацию для размышлений и заставляет о многом задуматься. Убежден, что никто не верит, что азимовская сатира когда-нибудь осуществится. Один человек не будет решать судьбы страны. Но сейчас в разных странах, в том числе и в Америке, есть люди, упорно повторяющие, что многие беды сегодняшней жизни идут из-за того, что слишком многие люди голосуют, что голосовать должны только... более равные.

«Скотный двор» Джорджа Оруэлла

И вот тут возникают разные коллизии. Все люди равны — это мы знаем из Конституций и законов разных стран, из ученых книжек и высказываний разных мудрецов. Но есть и другое широко известное мнение. Правда, оно касается не людей, а животных. Хотя очень многие подозревают, что слова эти относятся к людям, а не к братьям нашим меньшим. В своем «Скотном дворе» Джордж Оруэлл утверждал, что все животные равны, но есть животные более равные, чем другие. Причем, судя по всему, английский писатель имел в виду не времена египетских пирамид и средневековых царей и вассалов, когда за такие сентенции отрубили бы голову, а времена самые что ни есть недавние и настоящие, сугубо демократические.

Вспомним сравнительно недалекие (исторически) события. Вот, например, в Декларации Независимости, принятой в 1776 году было написано, что все люди равны, а еще почти девять десятилетий существовало рабство, и понадобилась кровопролитная гражданская война, прежде чем оно было отменено. Но даже после этого всеобщее равенство не наступило. И еще через девять десятилетий после гражданской войны у Розы Паркс были большие неприятности после того, когда она в автобусе села на места для белых. А незадолго до своей гибели Джон Кеннеди с помощью национальной гвардии защищал гражданские права афроамериканцев.

Сейчас, конечно, общество стало совершенно другим. Политкорректность делает абсолютно неприемлемыми разговоры о неравенстве по полу, цвету кожи, религиозным убеждениям и так далее. И хотя еще есть некоторые люди, которые всячески поносят политкорректность и пытаются ее лягнуть, общество их не поддерживает. Если бы не успехи политкорректности, то неизвестно, голосовали бы сегодня, например, женщины. Ведь еще сто лет назад женщины в Америке не имели права голоса. Почитайте Джека Лондона, с какой горечью он писал в «Джоне Ячменное Зерно», что женщины в Америке вне избирательных участков.

Кажется, все эти времена безвозвратно канули в Лету. Но нет, некоторые все же и сейчас хотят, чтобы не все женщины голосовали. И не все мужчины. Общество, условно говоря, будет делиться на людей первого сорта и на людей второго сорта. Примерно как у Герберта Уэллса в его «Машине времени». Элои — потомки элиты и морлоки, потомки людей бедных. Нет, впрямую об этом сейчас не говорят, не те времена, но провозглашают — голосовать должны не все, а только тот, кто этого заслуживает. А кто больше всего этого заслуживает? Те, кто платят налоги. И кто больше всего платит, тот больше всего должен определять политику общества. Даже высказывается мысль, что больше платишь налогов — больше голосов должен иметь. Потом, правда, иногда это пытаются превратить в шутку, но ведь пробный шар вброшен.

Том Перкинс

Вот, например, не раз в этом недавно начавшемся году отличился Том Перкинс, которого американские средства массовой информации называют одним из самых богатых и успешных в мире венчурных капиталистов. Он говорил о том, что один процент самых богатых американцев платит львиную долю налогов, и на них падает самый большой и тяжелый груз по части содержания правительства. Он ссылался на традиции Томаса Джефферсона о том, что голосовать могут только землевладельцы, говорил и об идеях Маргарет Тэтчер, которая выступала за то, чтобы голосовать могли бы только налогоплательщики. Словом, ничего нового и оригинального он не говорил, такое не раз приходится слышать со ссылками на различные авторитеты. Моя система такова, говорил он, не голосуй, если ты не платишь хотя бы доллар налогов. Кстати, эта идея выдвигается в разных странах — если ты платишь хотя бы на доллар (евро, фунт, рубль) больше налогов, чем получаешь пособий и льгот, то голосовать тебе разрешается.

В своих общениях со средствами массовой информации он говорил о войне против одного процента богатых. И вот тут он проявил «оригинальность», которую многие сочли просто удивительной для человека, которому за 80 лет и который, вроде бы, должен обдумывать написанное им, прежде чем сделать это достоянием гласности. Он отправил в январе письмо, напечатанное в газете «Уолл Стрит Джорнэл». Вот это письмо.

«Я пишу из эпицентра прогрессивной мысли — Сан-Франциско и хотел бы привлечь внимание к параллелям между войной, которую нацистская Германия некогда объявила своему «одному проценту» — евреям, и войной американской «прогрессивной общественности» с другим «одним процентом», а именно — с богатыми.

Везде — от движения Occupy до нашей местной газеты San Francisco Chronicle, демонизирующей богатых едва ли не на каждой странице, — я вижу нарастающую волну ненависти к одному проценту успешных людей. Публика с гневом реагирует на автобусы google, везущие работников хай-тека из города на полуостров, где расположены штаб-квартиры технологических компаний. Растет возмущение повышающейся арендной платой за жилье, которую могут платить эти «технари». Chronicle допускает грубые и клеветнические выходки в адрес нашей знаменитости номер один — писательницы Даниэллы Стил — обвиняя ее в снобизме, несмотря на то, что за последние десятилетия она потратила миллионы долларов на помощь бездомным и психически больным.

Это очень опасный сдвиг в американском мышлении. «Хрустальную ночь» невозможно было бы себе представить в 1930 году. Может быть, мы сейчас тоже просто не можем себе представить будущий «прогрессивный» радикализм того же рода?».

Естественно, что это сравнение критики неравенства в доходах с Хрустальной ночью вызвало возмущение у многих людей, и Перкинсу пришлось извиняться. Напомню читателям, что трагические события Хрустальной ночи («ночь разбитых витрин») происходили во многих городах Германии 9 и 10 ноября 1938 года и здесь бесчинствовали военизированные отряды и добровольцы — ненавистники евреев. События этой ночи стали предвестниками Холокоста. Естественно, многие расценили такого рода сравнения как кощунственные.

Насколько известно, никто и не помышляет относиться к богатым так, как нацисты относились к евреям в Хрустальную и прочие ночи и дни. В обществе не может быть равенства по всем параметрам, люди разные по способностям, по знаниям, по позиционированию в жизни, по степени удачи и множеству других параметров. Каждый кузнец своего счастья. Умеешь законно зарабатывать деньги — честь тебе и хвала. Ты и возможностей имеешь больше. Как любил говорить тот же Джек Лондон, больше денег, больше жизни. Но и больше налогов. Ибо уж очень иногда уровень вклада в жизнь общества и уровень материального благополучия не вяжется со здравым смыслом.

Баскетболист и президент

Скажем, баскетболист, умеющий забрасывать мяч в корзину (что само по себе замечательно) получает в десятки раз больше президента Соединенных Штатов. Это как то не согласуется с логикой при всем уважении к таланту баскетболиста. Основатель какой-нибудь процветающей компании получает совершенно заоблачные деньги, в тысячи раз больше того же президента. Иные скажут — баскетболисту платят любители спорта, основателю компании — люди, пользующиеся ее услугами, а президенту налогоплательщики, это денежки из разных, скажем так, сундуков. Да нет, им всем платит общество, у которого иногда, как считают некоторые, весьма непонятные критерии ценности труда.

Поэтому многие утверждают, что в обществе существует колоссальное неравенство в доходах, и это неравенство нужно сглаживать за счет повышения налогов. Во Франции, например, налоговая шкала для зарабатывающих больше одного миллиона евро в год достигает сейчас 75 процентов. В Америке речь о таких процентах не идет, но все попытки повысить потолок налоговой планки для сверхбогатых всего на несколько процентов терпят неудачу. Как же можно так притеснять людей, которые в поте лица добывают огромные богатства?

Но, между прочим, среди сверхбогатых есть люди, которые сами выступают за повышение налогов с них. Например, Билл Гейтс и Уоррен Баффет. Однако многие законодатели грудью стоят за то, чтобы богатейших людей не обижали и не обездоливали...

Да, действительно, богатые и сверхбогатые вносят основной вклад в пополнение казны. 10 процентов налогоплательщиков платят больше 70 процентов всех поступлений в эту казну, а оставшиеся 90 процентов менее трети. 47 процентов американцев практически не платят налогов, то есть платят меньше, чем получают льгот и пособий. Об этом говорил кандидат в президенты от республиканцев Митт Ромни, что вызвало массу дебатов.

В современном мире множество проблем, и значительная часть из них связана с тем, что развелось уж слишком много льгот и привилегий для малоимущих, которые порою поощряют нежелание напрягаться и петь гимн труду изо дня в день. Зачем вкалывать, когда можно получать разные дотации. Но как решать эти проблемы? Критиков много, однако конструктивных предложений мало. Это тема для отдельного разговора. Нельзя, наверное, рубить с плеча. Хорошо, на мой взгляд, высказался на эту тему президент Джон Кеннеди. «Если свободное общество не сможет помочь многим бедным, оно не сможет защитить немногих богатых».

«Бездельники и выбрали нынешнего президента»

И вот возвращаюсь к тому, с чего начинал эти заметки. Есть такие атланты политической мысли, которые преуспели тем, что клеют ярлыки, упражняются в остроумии, считают, что все инакомыслящие — это люди ущербные, скудоумные, в лучшем случае, а то и корыстные, исходящие исключительно из собственной выгоды, развращенные подачками государства и потому и дальше намеревающиеся жить на сплошной, как говорится, халяве. И, мол, именно такие бездельники и выбирали нынешнего президента. Причем о президенте отзываются так оскорбительно, что просто диву даешься. Критика деяний президента — это совершенно нормальная практика политической жизни. Но когда она сочетается просто порою с неприкрытым хамством, то она характеризует не критикуемого, а критикующего. Когда нет аргументов, произносят разные нехорошие слова. От невежества, бескультурья. Бывает, что люди получают высшее образование, не имея низшего. Как говорит японская пословица, чем выше мартышка взбирается на дерево, тем больше виден ее хвост.

Итак, в обществе раздаются призывы к тому, чтобы голосовали только налогоплательщики. И это не только в Америке, но и во многих других странах. И звучат при обсуждениях порою такие слова, как элита, быдло, бездельники, паразиты. Читаю или слушаю я некоторые такие откровения, и неуютно мне становится при мысли, что дальше последуют разные лозунги, типа того, что кто не работает, тот не ест. Или, например, что старикам и инвалидам здесь не место. Они ведь не платят налогов больше, чем получают дотаций. И вообще, какая от них польза? И становится грустно, что в наш XXI век некоторые люди фактически всерьез предлагают, чтобы общество делилось на людей разного сорта. Ведь если кто-то хочет кого-то лишить права голоса, то тем самым он хочет установить в обществе такие порядки, когда кто-то будет решать за всех вопреки их воле. Говорят, самая опасная ложь эта та, в которой есть частица правды.

Да, существуют бездельники, существуют, повторяю, проблемы в обществе, которые необходимо решать. Но не кавалерийской атакой, не размахиванием словесных шашек. Десятки миллионов людей в Америке не платят больше налогов, чем получают дотации. Десятки миллионов. И некоторые предлагают их исключить из политической жизни страны. Как было раньше, при рабстве, например. Или когда голосовать могли только собственники. Или когда за женщин голосовали их мужья или отцы, сыновья, сами они такой возможности были лишены. То есть не признавались равноправными гражданами своей страны.

С тех пор жизнь изменилась. Одно из самых больших завоеваний демократии — это всеобщее избирательное право. И еще социальная справедливость. О которой некоторые вообще не хотят думать. И получается так — ни за что не повысим на несколько процентов налоги на богатых. Но зато срежем у стариков и неимущих фудстемпы, сократим многие виды социальной помощи. Сэкономим миллиарды долларов на восьмой программе. Надо же компенсировать те триллионы, которые были вложены в иракскую войну, непонятно для чего затевавшуюся и принесшую одни только долгосрочные проблемы. Не говоря о тысячах погибших, о горе матерей и отцов. И вообще, будем больше думать об экономике, она определяет жизнь общества, а разные моральные материи — это все не главное. Тут вспомним еще раз слова Джона Кеннеди.

Как хорошо, что не сбылись фантастические прогнозы Айзека Азимова. Я уверен, что так же несбыточны неуважительные, неэтичные, фантастические планы некоторых титанов мысли о том, что надо изменить всеобщее избирательное право. Но если предположить такой невероятный вариант, что когда-нибудь дело вдруг дойдет до обсуждения этой проблемы, призывов ограничить право голоса, то я проголосую за то, чтобы голосовать имели возможность все, как и сейчас. Да, люди не равны. По таланту и знаниям, по красоте и деловитости. Но абсолютно равны перед законом. Перед ним не должно быть более равных.