Выживет ли здравый смысл?

Опубликовано: 16 мая 2012 г.
Рубрики:

2010-football-team-w.jpg

Футбольная команда калифорнийского колледжа «Эль Камино»
Футбольная команда калифорнийского колледжа «Эль Камино» — вот предмет гордости преподавателей и студентов!
Футбольная команда калифорнийского колледжа «Эль Камино» — вот предмет гордости преподавателей и студентов!
Это первая статья на такую, казалось бы, странную тему.

С каких это пор здравый смысл захворал? И что он вообще такое?

Определений не меряно, целая гора.

Словарь Мериама-Вебстера: «Трезвое и разумное суждение, основанное на простом восприятии ситуаций и фактов».

Кембриджский словарь: «Основной уровень практического знания и суждения, который нужен, чтобы помогать нам жить разумно и безопасно».

Но cамое лучшее определение в старинной энциклопедии Брокгауза и Ефрона. Написано философом Владимиром Соловьевым, скончавшимся в 1900 году.

Правда, Соловьев разделывает здравый смысл в пух и прах. Он называет его «неопределенным термином, большей частью употребляемым во зло». Считает, что предрассудки, страсти и материальные интересы людей искажают его. Что он часто выполняет охранительные задачи, мешает развитию мысли. (Это значит — слишком консервативен, у русской интеллигенции это было не в чести). Что во имя такого здравого смысла осуждалось нравственное учение Сократа, астрономическая система Коперника, предприятие Колумба, сжигались ведьмы. Но напугав читателя жупелом такого здравого смысла и предупредив о его возможной вредоносности, Соловьев все-таки дает блестящее определение того, что должно означать понятие здравого смысла.

«Здравый смысл — нормальное состояние и правильное действие умственных сил человека. Нормальны, вообще, те суждения и взгляды, которые соответствуют истинному значению вещей, логически выводимых из достоверных данных».

Это определение бьет в самую точку. В нем есть такие слова как «нормальный», «истинный» и «достоверный».

В современной Америке эти понятия потихоньку, но упорно изживаются.

В США нынче возобладала идея непременного и всеохватывающего высшего образования. Ее внедряют левые активисты, одержимые странной и не приложимой к реальности идеей социального равенства. Диплом — гарантия лучшей жизни, а потому его должны иметь все! Несколько дней назад Барак Обама провозгласил: «В Америке высшее образование не может быть роскошью. Это экономический императив, который должен быть доступен каждой семье».

Высшее образование — «экономический императив»?! Понятно, что очередной демагогический перл президентской мудрости означает лишь одно: «Я очень хороший, выберите меня еще раз». Но культ Обамы предполагает, что в смысл его речей не вдумываются.

Опыт показывает, что молиться на диплом не обязательно. Есть масса уважаемых, интересных и хорошо оплачиваемых профессий, где становятся мастерами высокого класса без отсидки на лекциях в колледже. И есть люди, которые не склонны к учебе, не созданы для интеллектуальной деятельности, как не все созданы для игры на скрипке или фигурного катания. Но заталкиватели молодежи в колледж тем и отличаются, что никакой опыт им не указ.

В Сакраменто, колледже штата Калифорния, сомневающиеся не поленились в прошлом году провести исследование. Проследили за успехами 60 тысяч студентов, поступивших в двухгодичные колледжи в 2003-2004 годах. Туда берут всех, кто хочет, никаких критериев приема нет. После этих колледжей можно поступать в четырехгодичный университет.

Итоги исследования поразительны. 70 процентов учащихся не сумели ни получить диплома, ни перейти в университет. Они просто отсеялись.

Дипломы получили: 39 процентов белых студентов, 36 процентов азиатов, 23 процента афроамериканцев и 20 процентов латино. Остальные проваландались там зря. Как отреагировало на это федеральное правительство? Отвалило грант в три с четвертью миллиона одному из таких колледжей — «Эль Камино» в Торрансе — «для улучшения выпускных показателей». Как они будут их улучшать? Раздадут студентам по десятке? Повысят — что вероятнее — зарплаты начальству?

Руководитель исследования Мишель Сикейрос впала в оправданный пессимизм. «Мы быстро движемся по пути создания целых поколений молодежи, которые будут гораздо менее образованными, чем мы, — сказала она. — На карту поставлено качество жизни всей страны».

Ричард Арум и Хозина Рокса, профессора Нью-Йоркского университета, прошлым летом тоже провели исследование среди студентов двадцати с лишним колледжей и университетов. Их выводы повергают в уныние. Колледжи, по их наблюдениям, сняли с себя ответственность за умственное развитие студентов и заменили ее удовлетворением их желаний (комфортабельные спальни, центры для развлечений и спорта). Учебные требования резко занижены. В первом семестре от половины студентов не требовалось написать хотя бы 20 страниц по какому-либо предмету. 32 процента студентов не изучали таких предметов, где нужно было бы прочесть больше 40 страниц в неделю. 36 процентов заявили, что занимаются самостоятельно — по пять или меньше часов в неделю.

С 1960 года время, которое посвящается учебе, сократилось вдвое. Все, что выносят студенты из университета — бумажку вместо полноценного диплома и набор друзей в «фейсбуке». Арум и Рокса обнаружили, что треть студентов не умеет критически мыслить, рассуждать на сложные темы и связно писать.

За дело решила взяться школа. Восемь лет назад Совет по образованию Лос-Анджелеса (по-нашему, гороно) постановил, что все школьники должны проходить программу для поступления в колледж (английский, математика, общественные науки).

Сейчас подводятся итоги. Программа блистательно провалилась. Почти никто на нее не записывался, особенно школьники афроамериканцы и латино. Сдать по ней экзамены удается очень немногим. Всего 15 процентов школьников по уровню своих знаний могут поступить в четырехгодичный колледж. Хотя требования приема в общественные университеты, скажем прямо, мягкие. Можно поступать с оценкой С — то есть, с тройкой.

Что же в своей несказанной мудрости предприняло гороно Лос-Анджелеса? Наступив на горло валяющемуся в пыли здравому смыслу, оно постановило: снизить выпускные требования! Раньше, чтобы закончить школу (по-нашему, получить аттестат зрелости) школьник должен был «заработать» 230 «кредитов» (зачетов). Их число скостили до 170. И, главное — проходную оценку для выпуска — все ту же тройку (С) — одним махом заменили на двойку (D). Теперь толпы двоечников, размахивая аттестатами об окончании школы, вольются в наше передовое общество.

Чем мотивируется такое неслыханное решение? Да тем, что иначе повысится процент отсева! Слишком много окажется не закончивших обучение! А это низзя.

Те, кто сохранил разум, ошеломлены. «Не знаю ни одного совета по школам в Калифорнии, который бы снизил выпускные требования на 60 единиц и назвал это улучшением», — сказала Шэрон Робинсон, сама бывший работник гороно. В письме в «Лос Анджелес таймс» Джоан Уолстон из Санта-Моники спрашивает: «Как можно объяснить, что школьник, выпущенный из школы с двойкой, считается лучшим для поступления на работу или в колледж, чем dropout (выбывший, отсеявшийся)? И чем он вообще фактически отличается от отсеявшегося?» Барбара Хартл из Оринджа считает, что не надо навязывать всем колледж. «Молодой человек, который настилает на моем доме новую крышу, не нуждается в дипломе колледжа, ему нужно быть хорошо информированным гражданином, который может внести свой вклад в общество. Для некоторых достаточно хорошее, солидное обучение, дающее возможность приобрести практическую профессию».

Но так полагают нормальные граждане. А наше гороно гнет свою линию и радостно обещает, что к 2017 году они надеются подтянуть выпускную оценку до тройки!

Результаты этой политики замечательно отражены в юмористическом наброске, который бродит по американскому интернету. Мне прислали его знакомые американцы, и я не могу отказать себе в удовольствии им поделиться.

 

Эта новая, новая математика

Я покупал себе хэмбургер в закусочной Burger King. Стоил он один доллар пятьдесят восемь центов. Вручив молодой продавщице два доллара и ожидая сдачу, я нашел у себя в кармане 8 центов и протянул ей. Она застыла с моей мелочью в руке, не сводя глаз с экрана своего компьютера. Почувствовав ее растерянность, я сказал, чтобы она просто дала мне 50 центов сдачи, но вместо этого она позвала на помощь менеджера. Когда он попытался объяснить ей расчеты, она залилась слезами.

Почему я вам это рассказываю? Да потому, что с 60-х годов преподавание математики у нас сильно изменилось.

Математика в 60-е годы (когда я учился в школе).

Дровосек продал грузовик леса за 100 долларов. Его издержки производства составляют 4/5 этой цены. Какова его прибыль?

Математика в 70-е годы.

Дровосек продал грузовик леса за 100 долларов. Его издержки производства составляют 4/5 этой цены, то есть 80 долларов. Какова его прибыль?

Математика в 80-е годы

Дровосек продал грузовик леса за 100 долларов. Его издержки производства — 80 долларов. Получил ли он прибыль? Ответьте — да или нет.

Математика в 90-ые годы.

Дровосек продал грузовик леса за 100 долларов. Его издержки производства составили 80 долларов, а прибыль 20 долларов. Задание: подчеркните цифру 20.

Математика в 2000-ые годы.

Дровосек рубит прекрасный лес, потому что он бесчувственный эгоист, которого не беспокоит сохранение наших лесов и среды обитания животных. Он делает это ради прибыли в 20 долларов. Что вы думаете о таком способе зарабатывать на жизнь? Тема для обсуждения в классе: что чувствовали белочки и птички, когда дровосек вырубал их жилища? (Любой ответ будет правильным, и если вы захотите поплакать — пожалуйста).

Математика в 2011 году.

Un hachero vende una carretada de maderapara $100. El costo de la producciones es $80. Cuanto dinero ha hecho? (Это условие той же задачи, но на испанском языке).

Ответ: Его прибыль составила 375 тысяч долларов, потому что его бизнес по рубке леса является просто прикрытием для его фермы по выращиванию марихуаны.

К несчастью, эта шутка очень точно отражает истинное положение вещей.