Отец и сын в науке. Израильский фильм «Сноска» («Примечание»)

Опубликовано: 1 мая 2012 г.
Рубрики:

footnote1w.jpg

Кадр из фильма «Сноска»
Слева — Лиор Ашкенази в роли Улиэля Школьника, справа Шломо бен Арба в роли Элиэзера Школьника в фильме «Сноска». Photo by Ren Mendelson / Sony Pictures Classics
Слева — Лиор Ашкенази в роли Улиэля Школьника, справа Шломо бен Арба в роли Элиэзера Школьника в фильме «Сноска». Photo by Ren Mendelson / Sony Pictures Classics
«Сноска» («Примечание»)

Footnote

Сценарист и режиссер Джозеф Сидар

44-летний Сидар работает в кино Израиля сравнительно недавно — с 2000 года, и поставил всего четыре фильма, но он один из ведущих израильских режиссеров и отмечен множеством премий. В Америке «Сноска» (в России фильм также называется «Примечание») была номинирована на «Оскара» (которого получил фильм Separation из Ирана), а у себя дома фильм Сидара был награжден девятью премиями Академии Кино Израиля. В Каннах он был соперником американского фильма «Древо жизни», и хотя Золотую Пальмовую Ветвь присудили «Древу», Сидару дали премию за «Сноску» как за лучший сценарий.

«Сноска» рассказывает о сложных отношениях между отцом и сыном. Но в отличие от голливудских стандартных историй на эту тему, где конфликт чаще всего обусловлен половыми и медицинскими проблемами (был ли папа геем, был ли он педофилом, кто спал с мамой, замирение с папой, умирающим от рака — и прочее), в израильской картине герои наделены интеллектом и применяют его по назначению. Соответственно и проблемы у них другие.

Папа, профессор Элиэзер Школьник, и сын, профессор Уриэль Школьник — принадлежат к одной профессии. Оба теологи и филологи, оба живут в Иерусалиме и посвятили себя изучению Талмуда. Но они очень разные и по характеру, и по отношению к науке, и их научные карьеры сложились по-разному.

Отец — человек невероятно кропотливый, серьезный и замкнутый. Многие годы он посвятил восстановлению редчайшего, раннего варианта Талмуда под названием Палестинский. Находил фрагменты и складывал их, как мозаику.

Не надо, впрочем, думать, что зрителя утомляют подробностями его занятий. Повествование ведется быстро, с юмором и разделено на краткие главы, где автор фильма комментирует происходящее.

Мы узнаем, что когда Элиэзер был близок к завершению своего огромного труда, другой иудаист, профессор Гроссман, просто-напросто нашел полный текст Палестинского Талмуда в одной итальянской библиотеке, и все изыскания Элиэзера оказались напрасны. Вся его слава теперь сводится к одной-единственной сноске в книге его бывшего наставника, где упомянуто имя Школьника.

Сын, Уриэль, избрал другой путь в науке. Он, скорее, популяризатор и занимается предметами, понятными широкой публике. В отличие от отца, он человек легкий и общительный. Его имя широко известно, и фильм начинается с того, что его избирают в Академию наук, а мрачный папа Элиэзер (он не член Академии) явно страдает, сидя на этой церемонии.

И вдруг через несколько дней происходит чудо. Элиэзеру звонят откуда-то сверху и поздравляют с присуждением ему Премии Израиля — главной научной награды страны. Наконец-то его заслуги признаны! Старик просто оживает.

Увы, он не знает ужасной правды. Ему звонили по ошибке. На самом деле премию присудили его удачливому сыну Уриэлю. Решающую роль тут сыграл зловредный Гроссман, вечный соперник Элиэзера.

Сын понимает, что отец не переживет этого удара. Произнеся знаменательную реплику «Есть вещи поважнее, чем правда», он начинает бороться за то, чтобы Элиэзеру не говорили про ошибку. Он готов отказаться от своей премии в пользу отца и идет объясняться по этому поводу со зловредным Гроссманом.

Вся эта история интриг в научной среде и семейных конфликтов погружена в ежедневное бытие Израиля, где люди вынуждены постоянно быть готовыми к нападению террористов. Сидар не хочет сокрушаться по этому поводу. Он выбирает юмор и вводит комический эпизод столк­новения Уриэля с молодыми охранниками, которые категорически отказываются нарушить правила даже для знаменитого профессора. Но, конечно, на самом деле здесь не много поводов для веселья. Проверка пропусков, поиски взрывчатки показаны мельком, как бы фоном, но на всем протяжении фильма они создают ощущение напряженной атмосферы в стране.

В недавней рецензии на фильм «Голодные игры» я с удовольствием писала, что даже крайне левый журнал «Нью-Йоркер» отметил низкий художественный уровень «Игр», хотя идейная направленность фильма близка журналу «лимузинных либералов». (Кстати, режиссера и со-сценариста «Голодных игр» Гарри Росса, который уже собрался приступить к изготовлению следующей серии, сняли с постановки. Студия врет — конечно, из лучших побуждений, не желая портить Россу репутацию — что он слишком занят другой работой. Но всем ясно, что дело в убогом качестве его режиссуры, которую критики разорвали в клочья).

Так вот, рано я порадовалась объективности «Нью-Йоркера». В нем только что поместили рецензию на «Сноску».

Тот же критик, Дэвид Денби, в общем хвалит картину. Правда, на мой взгляд, он не увидел в ней главного — того, как просыпается сочувствие и благородство в младшем Школьнике, сумевшем побороть свое тщеславие. Денби считает, что это сатирическая комедия о «почти гангстерских стычках между группами ученых и о людях, которые так злятся, что не могут вести себя как следует» Таких людей я там, правда, как-то не обнаружила, зато почувствовала знакомую тенденцию левой критики — подчеркивать в израильтянах их якобы сугубую злость и раздражительность. В конфликте между отцом и сыном Денби даже ухитрился увидеть «лукавый комментарий к отношениям между крупным ученым Бенционом Нетаньяху, которому исполнилось сто два года, и ловким манипулятором — его сыном Беньямином». Ни с того ни с сего приплести сюда почтенного историка Бенциона, чтобы лягнуть не симпатичного левым его сына, израильского премьер-министра — тоже знакомый прием. Но самая неприятная фраза мелькнула там, где говорится о вынужденной бдительности израильтян. «Охранники, мужчины и женщины, молчаливые и угрожающие, стоят у входа во все общественные здания... Здесь показано, что такое жизнь там, где все насторожены и, может быть, чересчур готовы (overprepared) к битве».

«Угрожающие» охранники? «Чересчур» готовы? Да еще под руководством «ловкого манипулятора»? Поистине, отношение левых к Израилю как к «агрессору» уже перешло границы пристойности (чего стоит недавнее «выступление» Гюнтера Грасса. уравнявшего Израиль с Ираном!) и прорывается даже в рецензии на фильм, где нет политики и который посвящен моральным проблемам.

На сайте «Гнилые помидоры» фильм встретил большое одобрение рецензентов — 90 процентов, и несколько меньшее — зрителей: 79 процентов.

ðððð


***** — замечательный фильм

**** — хороший фильм

*** — так себе

** — плохой фильм

*— кошмарный