Корабль Тесея на бурных волнах современности

Опубликовано: 16 января 2012 г.
Рубрики:

 

StopIllegalAlienInvasion-w.jpg

Пикет против нелегальной иммиграции. Вирджиния, 2009 г.
Пикет против нелегальной иммиграции. Вирджиния, 2009 г.
Пикет против нелегальной иммиграции. Вирджиния, 2009 г.
Недавно я прочитал стихи Гесиода о Тесее. Строчка банальная, но я помню ее с детства, когда она почему-то произвела на меня неизгладимое впечатление.

Страсть пожирала его к Панопеевой дочери, Эгле

Парадокс корабля Тесея

Я много читал об этом мифическом герое и глубокомысленно размышлял над парадоксом корабля Тесея. Вы, конечно, помните, что Тесей победил множество чудовищ, в том числе и Минотавра. И помогала ему выбраться из лабиринта Ариадна, влюбившаяся в Тесея. Но он коварно бросил ее, когда она спала, отправился к отцу, царю Эгею, которому обещал, что если вернется с победой, то на корабле его будет белый парус. Но Тесей забыл об обещании сменить паруса, и Эгей,  увидев черный парус и решив, что сын погиб, бросился в море. И оно стало называться Эгейским. Тесей совершил множество подвигов, он стал основателем демократии. А кроме того, он похитил прекрасную Елену и тем самым положил начало Троянской войне. Кончил он жизнь в изгнании, его сбросили со скалы. По другой версии, он сам упал с этой скалы.

Благородные афиняне, сначала изгнавшие его, а затем раскаявшиеся, долго хранили память о Тесее, берегли 30-весельный корабль героя. Со временем корабль разрушался, сгнившие доски заменяли на новые, пока от старого корабля не осталось ничего. Все было новым. И так возник парадокс — можно ли это сооружение считать кораблем Тесея? Я с детства и до сих пор не могу ответить на этот вопрос. Оно и понятно. Не такие как я терпели неудачу. Даже Аристотель дал невнятное толкование. Мол, корабль не изменился, потому что он по сути остался тем же, в нем остался дух, изменился лишь материал, из которого он был сделан. Обычно рассуждают о количественных и качественных изменениях, мол, количественно корабль тот же, а качественно — другой.

Пойди, разберись в этих премудростях.

А если говорить не о кораблях, а о людях, то всегда ли мы замечаем, как мы меняемся? И осознаем ли мы, что становимся совсем другими, порою даже внешне на себя непохожими? Нам самим трудно судить, потому что мы каждый день смотрим на себя в зеркало, мужчины после бритья, а женщины по много раз в день, некоторые — не уставая восхищаться своей собственной красотой. Мы печалимся, когда нам на глаза попадаются старые фотографии. Но все равно мы себя узнаем, не так ли? И считаем, что мы остались теми же самыми кораблями, простите, персонами. А вот других людей мы видим иначе, относимся к ним гораздо критичнее, чем к себе.

Встретишь университетского приятеля, которого не видел много лет, и думаешь, а что в нем осталось от прежнего парня? Лишние килограммы, лицо другое, то ли сам себе такое нажил, то ли жертва фатальных ошибок пластических хирургов... Стиль одежды иной, образ мыслей разительно отличается. Нет, нет, это совсем непохожий на себя человек. Тебя с ним связывают воспоминания, которые от соприкосновения с сегодняшней реальностью тускнеют и сразу обретают другую окраску. Новые штрихи накладываются на них, и сегодняшняя действительность порою наносит удар по вчерашним ассоциациям, снимая с них романтический флер... Недаром говорят, что лучше не встречаться со своей первой любовью и не бывать в тех местах, где тебе в детстве было очень хорошо.

Разумеется, нельзя жить, не меняясь. Смешно даже. Но что-то главное должно оставаться. Морщины, седина, это внешнее. Но дух должен быть силен, как в лучшие годы. И характер. Как говорится, если нет характера, то нет ничего. И многие люди достойно проносят через всю жизнь и силу духа, и характер, не теряя их до ухода в лучший мир.

 

Все досочки уже заменили

А вот нынешнее общество этот дух и характер, на мой взгляд, стремительно теряет, причем, во всех сферах жизни. Процесс парадокса корабля Тесея нарастает с лавинообразной быстротой. На корабле современности почти все досочки уже заменили, и от него практически уже мало что осталось. И произошло это почти мгновенно, буквально на наших глазах. Наш век интернета и мобильников — это вам не Древняя Греция. Тогда исторические процессы шли на протяжении столетий: славили легендарных героев, пытались им подражать. Рождалось много поколений реальных героев — сильных, твердых духом, целеустремленных, надеющихся на себя, готовых изо всех сил бороться за то, что им представлялось верным, и жестко, без сантиментов бороться со своими врагами, забывая о личном ради общего, при случае не боясь жертвовать собой. Они знали, что если кто-то хочет их убить, то они должны таких людей убивать, они знали, что только сила и воля спасут их, ибо уповать на милосердие врага бессмысленно. Эпоха была суровая и для того, чтобы выжить, надо было не болтать, а действовать.

Впрочем, возьмите любую эпоху. Сколько было предприимчивых людей, первооткрывателей, бросающих вызов судьбе и обстоятельствам? А дух Америки, страны иммигрантов, которые на новой для них земле проявляли свою отвагу, свой талант, свою энергию, прокладывали дороги и осваивали пространства, создавали ту самую промышленность, которая сделала Америку самой богатой страной мира? Сколько у Америки было легенд и героев, и как мало их у нее сейчас... А на смену древним грекам пришли греки современные, энергия которых устремлена нередко не на полезную работу, а на забастовки и протесты и на выклянчивание займов. В наше время подвигом представляется не сражение с современными Минотаврами, которых хватает, а поголовное почти сражение во всем цивилизованном мире с лишним весом, сражение, кстати, чаще всего кончающееся сокрушительным поражением.

Мы живем в прекрасном мире, где неисчислимое множество замечательнейших, умных и щедрых, честных людей, добросовестно и с любовью выполняющих свой долг. И все же, мне кажется, современная цивилизация потеряла тот мощный энергетический заряд, которым она обладала прежде.

Наша современность героев не рождает, и исторические личности не рождает, и поэтов великих не рождает, у нее нет Солонов и Ликургов, Аристотелей и Гомеров. Будем надеяться, что они появятся. Что огорчает, это то, что вместе с замечательными, увы, все больше становится других людей, которые думают исключительно только о себе и о том, как бы побольше урвать от общества. Наше время само создает себе проблемы, и у него уже не хватает ни сил, ни духа, ни воли эти проблемы успешно решать.

Вот только некоторые штрихи к этой необъятной теме.

 

Кризис, долги безработица

Может, я и ошибаюсь, но сейчас самое популярное слово во многих странах мира это слово «кризис». Кризис практически в любой сфере жизни, куда ни ткни пальцем. В этих кризисах обвиняют политиков, экономистов, банкиров, бизнесменов и еще много кого. Конечно, они все вложили в кризисы свои посильные доли, иные по недальновидности своей, иные потому, что мозгов не хватает и умеют только щеки надувать, иные потому, что жадны, и руки у них загребущие, совесть отсутствует. Но разве мы — очень многие из нас — не способствуем дружно этим кризисам? Разве огромные народные массы, забыв об элементарной ответственности и о том, что жить надо по средствам, не ринулись в свое время в эти самые банки и не набрали долгов, забыв о том, что прежде, чем купить дом, надо подумать, а как ты будешь платить. Разве можно было в старину такое представить, чтобы купить дом, не имея денег?

А в наше время можно все. Можно делать все, чтобы шаг за шагом уничтожать промышленность, которой гордилась Америка. Сейчас эта промышленность скукоживается с каждым годом как шагреневая кожа, и на смену королям железных дорог приходят новые богачи, прагматики, зарабатывающие деньги на чем угодно, только не на производстве, или вывозящие это производство за рубеж, лишая свою страну рабочих мест.

Недавно в статье бывшего кандидата в президенты Пэта Бьюкенена я прочитал о том, что десятки тысяч предприятий из Америки были фактически перенесены за границу, и более пяти миллионов человек потеряли из-за этого работу. Для того, чтобы приобрести товары, которые раньше производились здесь, надо потратить на импорт два с половиной триллиона долларов. Так создаются предпосылки для огромного торгового дефицита. Весьма впечатляющие данные на фоне того, что практически ничего не делается, чтобы остановить это экономическое безобразие.

Сейчас многие политики только о том и говорят, что не надо повышать налоги с богатых, а то они не будут создавать рабочие места. В наше время чепуха все эти словесные упражнения о том, что рынок сам себя регулирует, что не надо вмешиваться, все само собой станет на свои места. Ведь Васька слушает, да ест. Васьки всегда поступают так, как им выгодно, они об интересах других не думают до тех пор, конечно, пока их не образумить. Если производителю светит большая прибыль, он наплюет на мораль и законы.

Это же элементарно, если в какую-то бедную страну переводят производство из богатой, потому что в этой бедной стране рабочая сила во много раз дешевле, то в твоей стране люди остаются без работы. Им надо платить социальные пособия, их надо приучать к дармоедству. И политики так и не могут договориться, какие же законы создать, чтобы производство за границу не переводилось. Там, где надо применить жесткие меры для спасения своего производства, дальше благих рассуждений дело у политиков не идет. А тем временем мороз крепчает. Безработица растет в своей стране, а если она снижается на долю процента, все уже ликуют. А вот в бедных странах благодарность к дающим работу не возрастает, там прекрасно понимают, что на них наживаются, и отнюдь не испытывают теплых чувств к работодателям, мечтают когда-нибудь забрать это производство... А еще лучше, приехать уже сегодня легально или нелегально в Америку.

 

Иммиграция, сверхлиберализм и идиотизм

Как получилось, что в Америке оказалось по разным данным примерно от 10 до 12-13 миллионов нелегалов? С точки зрения старых времен и здравой логики и даже сегодняшних сверхлиберальных законов, проблема нелегальной иммиграции вообще не должна существовать. Где были все эти политики и многочисленные правоохранительные органы, которые допустили такое массовое нарушение законов? Согласен, среди нелегалов есть разные люди, в том числе, и очень достойные, так уж неудачно сложилась их судьба, что не нашлось им места в своей стране. Но с каким бы сочувствием мы к ним ни относились, законы они нарушили. И если человек нарушил закон, то он должен отвечать.

Многие страны мира сейчас просто не знают, что делать с нелегалами. Да и с легальной иммиграцией тоже. До сих пор закрывали на это глаза, говорили о гуманизме, о правах человека и прочих безусловно замечательных завоеваниях наших дней. Но порою случается так, что благими намерениями выстлана дорога... сами знаете, куда. Вы видели некоторые кадры, показывающие молитвы мусульман в Париже? Как будто это не Париж, а совсем другая столица. Религиозные чувства людей надо уважать, коль скоро по закону им предоставлено здесь место жительства. Но вот несомненный факт. Ведь сплошь да рядом во Франции и в других странах люди, приезжающие в страну, не учат языка, не принимают местных обычаев и традиций, хотят получать пособия и... насаждать свои традиции, порою весьма агрессивно. И нередко они думают о том, что в будущем всю страну заставят жить по этим обычаям.

В истории это бывало. Великое переселение народов, постепенное вытеснение одного этноса другим. Одно поколение этого не понимает, а потом вдруг наступает прозрение. Пока время прозрения не пришло. Но постепенно осознание приходит, что сверхлиберализм граничит с идиотизмом. В той же Франции приняли недавно закон о хиджабах.

А пока много говорится про нелегалов, но проблема не имеет своего решения. Может, все дело в том, что нелегалы — источник дешевой рабочей силы? Как считают некоторые, их приезд мало сказывается на безработице в стране. Потому что не хотят многие безработные работать на тех местах, которые занимают нелегалы, не хотят выполнять черную работу, ручную работу, которой полным-полно в стране. Пособие по безработице два года, разные социальные льготы — зачем напрягаться и искать такую работу? Вот если попадется что-то по-настоящему стоящее... А пока общество содержит. Все эти соображения понятны, если нужда не заставит, то зачем напрягаться. Нужда есть, но это ведь не та бедность, как в какой-нибудь стране третьего мира, это бедность, которая позволяет иметь и машины, и все удобства.

Щедрость на пособия и разные льготы превосходит все разумные пределы. Гуманизм — это прекрасно, но порою бывает, что гуманизм по отношению к одним перевешивает негуманность по отношению к другим. Когда пособия дают людям весьма работоспособного возраста, которые вполне могут пошевелить ручками, это выше понимания многих.

В мире по-разному смот­рят на проблему гуманизма и доброты. Вот случай, который произошел в Финляндии. Он вызвал большой отклик в России. Это было примерно года два назад. В Финляндию к иммигрантам из России приехала мать, пожилая, больная женщина. Она нуждалась в серьезном лечении. Какое-то лечение она получила, но не более. Финны бедную старушку депортировали, несмотря на протесты многих людей, несмотря на то, что эта проблема обсуждалась на правительственном уровне. Смысл сводился к тому, что Финляндия не имеет денег на лечение людей, которые не являются гражданами страны, налогоплательщики не должны оплачивать лечение таких людей. В российских газетах писали о черствости, негуманности и жестокости. Но были и другие голоса. А зачем финны должны оплачивать лечение российской старушки, которая и дня в Финляндии не работала? Вот и выбирайте, какая логика вам ближе.

Полностью читайте статью в бумажном варианте журнала. Инфромация о подписке в разделе «Подписка».