Виноваты дипломаты

Опубликовано: 1 июля 2001 г.
Рубрики:

Говорят, нет правил без исключения. Ну что ж, тогда и у этой аксиомы должно быть исключение, и я нашел его: демократические государства никогда не воюют против демократических государств. Демократии сражаются с диктатурами, диктатуры борются с другими диктатурами, но, сколько я не пытался найти в истории пример демократии, нападающей на другую демократию, все мои попытки были напрасны.

Остается только сожалеть, что, когда дипломатов готовят к их карьере, этот неоспоримый факт не включают в их учебные программы. Ноты и договора, исследуются до каждой запятой, значения слов обсуждаются и анализируются, телевизионные камеры запечатлевают рукопожатия и дружелюбные улыбки "высоких лиц", подписавших соглашения, но чаще всего эти соглашения нарушаются до того, как просохнут чернила на подписях. И нарушаются они теми же самыми "высокими лицами", главная забота которых не благосостояние их народа, а сохранение существующей структуры власти. Сегодняшние диктаторы будут с готовностью подписывать и обещать все, что относится к иностранным делам, разоружению, мирным инициативам, ибо они знают, что они могут безнаказанно игнорировать все подписанное и обещанное, как только у них возникнет необходимость. Есть тут, правда, один момент, которого диктаторы боятся хуже анафемы. Речь идет о так называемом вмешательстве во внутренние дела их страны. Тогда нарушения диктаторами прав своих граждан осуждаются и, более того, иногда даже наказываются.

25 лет назад, 1 августа 1975 года, было подписано международное соглашение между Востоком и Западом, известное как Хельсинский договор. Этот договор внес свою лепту в развал Советского Союза, потому что генеральный секретарь КПСС, подписав его, "забыл" выполнить данные им обещания: уважать человеческие права, расширять контакты с внешним миром, разрешать своим гражданам свободный выезд и свободный обмен информацией с западными странами. А ведь долгие десятилетия Советский Союз стремился к заключению этого договора, чтобы ратифицировать свои послевоенные границы и, таким образом, добиться от Запада согласия на экспансию Советской империи в Европе. Советы предполагали, что положения договора, касающиеся прав человека, можно игнорировать точно так же, как и права граждан по советской конституции, на которые в течение 40 лет мало кто обращал внимание. Однако, они были неправы.

Вот что по этому поводу пишет энциклопедия "Британника": "... гарантии человеческих прав ...оказались постоянным источником восточно-западных разногласий... Подавление Советами попыток инакомыслия в конце 1970-х и начале 80-х годов заставило западные нации во всеуслышание обвинить Советский Союз в невыполнении положений о правах человека Хельсинского договора... Советы отнекивались, настаивая, что они просто решали свои внутренние вопросы".

В мае 2001 года, бывшие антисоветские активисты собрались в Москве, чтобы отпраздновать 25-ую годовщину Хельсинского договора. Среди них был член кабинета министров Израиля Натан Щаранский, приехавший вместе с другими израильскими гражданами - бывшими членами московской "хельсинской группы", бывшими отказниками и "выпускниками" гулага. В интервью, на которое западные СМИ никак не отреагировали, Щаранский сказал, что дискредитированное и потерпевшее неудачу Соглашение в Осло могло бы иметь успех, если бы в него, как и в Хельсинский договор, включили положение о правах человека. Щаранский напомнил о выступлении через несколько недель после подписания Соглашения в Осло премьер-министра Израиля Рабина, когда он сказал, что это даже хорошо, что Арафата не обязали учредить Верховный Суд, как организацию, охраняющую права человека, или разрешить свободную прессу, потому что: "теперь он сам может расправиться с нашими врагами". Во время переговоров с палестинцами Щаранский неоднократно поднимал вопрос о правах человека, но никто даже не пытался включить его в повестку дня переговоров или хотя бы обсудить его с Арафатом.

Я глубоко уважаю Натана Щаранского, с кем я впервые встретился в Москве в 1973 году еще до того, как он отсидел 8 лет своего 13-летнего срока заключения в советских тюрьмах. Я надеюсь, что в один прекрасный день я снова увижусь с ним как с министром иностранных дел или премьер-министром Израиля. В наше время он, пожалуй, единственный, кто знает простую аксиому, с которой я начал эту статью: демократические государства не борются друг с другом.

Израиль - это демократическая страна. Угодья Арафата - это не демократическая страна. Он нарушал Соглашение в Осло практически с момента его подписания, расширяя и вооружая свою милицию вне согласованных ограничений, игнорируя соглашения о сотрудничестве по проблемам безопасности и борьбы с преступностью, потворствуя коррупции, в результате чего сотни миллионов долларов исчезли в карманах его близких друзей. Почему он это делал? А просто потому что мог это делать безнаказанно, ни перед кем не неся ответственности. При этом он постоянно делал из Израиля пугало, что помогало ему оставаться у власти и отвлекать его народ от нищеты и множества других внутренних проблем.

Если бы в соглашениях между арабами и израильтянами имелось бы положение о правах человека, подкрепленное условием применения силы в случае его нарушения, то мир бы давно уже наступил. Но нет такого положения, и любые переговоры и договоры, игнорирующие главный демократический принцип - соблюдение прав человека, обречены на провал, который приведет к дальнейшему кровопролитию.

Да, сравнивая Хельсинский договор с Соглашением в Осло, можно извлечь полезный урок. Однако, ни в Вашингтоне, ни в Иерусалиме в учебной программе дипломатов такой урок не значится.