Сказки Венского Леса

Опубликовано: 2 сентября 2002 г.
Рубрики:
(Начало, Продолжение 1)

Сказка четвертая.
Провинция: приметы и нравы

Жители Венского Леса неплохо устроились. С одной стороны, в двух милях от нас начинаются фермы, амбары для сушки табака, конезаводы, пасторальные тауны, пруды и речки с рыбалкой; с другой, большой Стэнфорд дает нам работу, учебу и культурный досуг. Вообще-то, понятие «провинция» в Америке не совсем соответствует российскому. В России — это прежде всего, глушь, бездорожье и примитивное снабжение; в Штатах — скорее, уклад и стиль жизни, отличный от крупных центров.

Хотя и здесь — провинция провинции рознь. Я видел «образцово показательные» городки и забытые Богом и властями «филиалы колхоза «Путь к капитализму» в предгорьях Аппалачей, где раздолбанные щебеночные дороги, покуроченная сельхозтехника в кюветах, вместо домов списанные автобусы, дощатые нужники и белье на веревках, на лицах местных жителей знакомая печать повального хронического пьянства. Посреди бескрайних техасских прерий — пыльные тауны с парой чахлых деревцев и одним «Макдональдсом» в качестве культурного центра; здесь в воздухе витает огромная, как штат, тоска и через час хочется либо напиться вдрызг, либо бежать, куда глаза глядят. Кстати, чем глуше место, тем больше курящих и пьющих. Но это — крайности. В целом, американская провинция намного благополучней российской.

Как и в российских поселках, в американских тоже все «под колпаком» и жить приходиться с вечной оглядкой на недремлющее око соседей и соседок. Моего знакомого Рональда по долгу службы перевели на несколько лет в небольшой симпатичный городок на юге штата. В первый же день его задержал местный полисмен за превышение скорости на... одну (!) милю. В Америке блюстители дорожного порядка обычно сквозь пальцы смотрят на 5-10 «лишних» миль на спидометре, но тому не терпелось «познакомиться» с новоселом и поближе разглядеть, что это за птица. Рональд вспоминает, что чувствовал себя по меньшей мере в десятке «Most Wanted», настолько пристрастно допрашивал его патрульный.

Но, в основном, американская провинция доброжелательна, приветлива, в меру консервативна и, поскольку мы все же в непосредственной близости, ее влияние вполне ощутимо у нас. По одежде женщин легко определить, какой праздник на подходе: Хэллоуин, Рождество или Св. Валентин. В прошлом году, в привычный ход времени «вклинился» Осама, и вся провинциальная Америка окрасилась в цвета национального флага. Все пары, независимо от возраста, ходят по-детсадовски: ручка в ручке. Это мило и трогательно.

«Венца» невозможно представить без улыбки, а здороваются здесь, как и в русской деревне, с каждым встречным. Американский провинциал — благодатный материал для торгового люда: дилеров, брокеров и просто продавцов — он непритязателен, всегда в хорошем расположении духа и всегда всему рад. Все американцы — водители, но ведут себя на дорогах по-разному: в городе — вежливы и предупредительны, на безлюдной — дают волю инстинктам, и законов физики для них не существует: на серпантине с ограничением в 20 миль не ездят меньше 60-ти. По наклейкам и стикерам на бамперах и задних стеклах можно изучать биографию водителя, состав его семьи, философские и религиозные взгляды, политическую и сексуальную ориентацию.

Как-то один мой знакомый заметил: в этой стране никогда не будет революций, поскольку здесь всегда будут хлеб и зрелища. Американцы — фестивальная нация: они обожают массовые зрелища, парады, представления, состязания. В самом захудалом городке в год бывает по десятку-два фестивалей: «сидра», «ветчины», «корна», «виски»... флимаркеты. Американцы, наверное, самые благодарные зрители в мире, особенно, провинциальные: даже на соревнованиях дошколят всегда сотня-другая болельщиков. Да, и дома скучать не приходится — по TV десятки спортивных и музыкальных передач: заваливайся на диван, заказывай пиццу, открывай пиво и enjoy! Я не знаю менее зрелищной игры, чем гольф, а в Америке его крутят по круглосуточному каналу!

Кстати о диване, точнее, о мебели. Уж в чем-в чем, а здесь американский провинциальный консерватизм предстает в первозданном блеске. В типичные американские спальни можно разместить разве японскую циновку с икебаной, но попробуйте найти в мебельных магазинах что-либо похожее на наши компактные раскладные диваны-кровати. Торговые площади заполнены спальными мастодонтами с оглоблями-стояками, столовые и прочие гарнитуры времен пионеров освоения Запада и Отцов-основателей. Плюс — американцы питают слабость ко всяким безделушкам и ненужным вещам, скупаемых на бесчисленных ярмарках и ярд-сэйлах, и все это барахло постепенно «выживает» хозяина с его территории — в большинстве домов и квартир черт ногу сломит.

...Трудно судить, влияет ли на русскую часть комьюнити двойственное положение Венского Леса: по происхождению мы горожане и поэтому больше тяготеем к индустриальному Стэнфорду, чем к его окраинам. По-хорошему агрессивная русская община за два десятка лет прочно пустила корни в производственный, строительный, финансовый, дилерский, риэлторский, торговый бизнес, науку и преподавание. Хотя, с другой стороны, у наших нет-нет, да дадут себя знать генетические местечковые корни.

У некоторых наших бизнесменов двойной стандарт: что нельзя с американцами, вполне допустимо с русскими. Сдаю в ателье неисправный телевизор. «Отмечаюсь» там несколько недель и каждый раз у хозяина новые отговорки. В конце концов, он начинает мне доказывать, что телевизор — это не кастрюля и с кондачка его не починишь. Американский мастер устранил неполадки за день.

Русский компьютерный магазин. Нисколько не тяготясь присутствием покупателя, один из совладельцев доверительно рассказывает другому, какой тот вредный тип. В американских магазинах чувствуешь себя одинаково комфортно, купил ты там что-то или нет; в русских — доля елея или презрения в глазах продавцов зависит от суммы твоей покупки, хотя, конечно, никто тебе ничего плохого не скажет.

Небольшая бытовая сценка. Пожилая женщина с молдавско-еврейским акцентом минут десять допрашивает меня, как пройти в «русский поселок». От места, где мы стоим, тот в сотне шагов. Наконец, женщина не выдерживает: «Шо ви мине тут объясняете? Я шо, без вас не знаю? Ви скоко тут живете? Пять? А я двадцать!».

Светские беседы. Еврейка из Вильнюса спрашивает еврея из Ташкента: «Боря, а вы мусульманин?»… Дама за столом другой даме: «Софа, что вы так уставились на мои ногти? Зато руки у меня чистые!»… 85-летний вдовец дядя Гриша завел себе герлфренд, чуть помладше себя. Неизвестно, из каких источников, но появились слухи, что «молодые» балуются по два-три раза за ночь без всякой «Вайагры». Дядя Гриша стал самой популярной личностью среди своих сверстников; женская половина начала проявлять к нему повышенный интерес, а мужская — клацать от зависти фарфоровыми зубами.

...В отличие от легковерных американских «кастомеров» мы — покупатели вдумчивые, взвешенные и въедливые, и за зря деньги тратить не будем. В отличие от них, читаем инструкции — что касается покупательских прав, мы и на английском поймем. И польза от этого чтения немалая! Можно на парти пойти в бесплатном платье за 800 долларов, съездить в Европу с самой дорогой японской видеокамерой free, в год по несколько раз отдохнуть в отелях за так: прохиндеи по части time share дурят простых американцев, а мы выступаем в качестве «народных мстителей».

Русские в Венском Лесу давно уже перестали быть заморской экзотикой — такая же обыденность, как вьетнамцы, китайцы или мексиканцы. Некоторые местные даже знают такую тонкость, что русские на самом деле в большинстве не русские, но далеко не каждый способен не сломать мозги в такой казуистике. Для нас самих, нет ничего проще. Костяк общины — евреи: прибалтийские, бухарские, горские, молдавские, украинские, белорусские, грузинские и всея Руси. Затем идут разноплеменные члены еврейских семей — от литовцев до казахов. Такая же ситуация в украинской общине: титульные «хохлы», примкнувшие к ним «кацапы» и прочие. В одной семье из западной Украины есть даже самый настоящий немец из настоящей Германии. Семья с богатым политическим прошлым по борьбе с коммуняками и москалями, и как только свобода была получена, борцы правдами-неправдами перебрались за океан, по пути прихватив немецкого зятя Ганса. По случаю незалежных праздников, вся семья, включая немца, одевает украинские национальные костюмы, а в русских компаниях вежливый Ганс щеголяет фразами типа «Здоровеньки булы!» и «Звиняйте, хлопци!».

Остальной люд в нашей комьюнити самый разношерстный. Преподаватели и студенты по обмену. Первые думают, как ухитриться выработать право на американскую пенсию и потом припеваючи жить с ней на родине; вторые — как туда не вернуться. Жены по объявлениям и визитеры по гостевой. После медового месяца у русских жен главная мысль, как поскорее избавиться от американских суженых; гости умудряются за пару лет вывезти в США всю семью, включая тещ и двоюродных теток. Крупные аферисты и мелкие жулики в Венском Лесу не задерживаются. Для аферистов — не те масштабы для настоящего творчества, криминальная мелочь быстро оказывается за американской решеткой. Экзотические личности... Их не так много, но зато раритетные экземпляры — не у каждого в роду есть великие князья, бароны Врангели, Родзянки, Пуришкевичи и Львы Давидовичи Троцкие!

Продолжение следует