Теракт в Домодедово и безопасность на авиатранспорте

Опубликовано: 16 февраля 2011 г.
Рубрики:
Рафи Рон: «Человеческая психология всегда будет слабым звеном в любой операции террористов». Фото сделано во время интервью Рафи Рона нашему корреспонденту в вашингтонском аэропорту имени Даллеса.

Теракт в зоне прилета международных рейсов московского аэропорта «Домодедово» был совершен 24 января 2011 года. Погибли 36 человек, пострадали около 160 человек. Взрывное устройство было приведено в действие смерт¬ником. Как доложил 3 февраля на встрече с Дмитрием Медведевым директор ФСБ Александр Бортников, это был 20-летний выходец одной из республик Северного Кавказа, а глава Следственного Комитета РФ Александр Бастрыкин добавил, что к теракту причастны родственники погибшего смертника. В СМИ также появлялась информация о его сообщниках, присутствовавших в аэропорту.

 

Взрыв в московском аэропорту «Домодедово» вызвал по всему миру новую волну страха и неуверенности в безопасности авиационных полетов. Тем не менее, эксперты в Соединенных Штатах считают, что нет необходимости еще больше ужесточать проверку авиапассажиров. Вместо этого они предлагают усилить наблюдение в залах ожидания, местах получения багажа, на подъезде к аэропорту и других местах, где раньше такое наблюдение было не обязательным.

Интересно, что первый теракт в Соединенных Штатах произошел тоже на общественном транспорте. 16 сентября 1920-го года на Уолл-стрит взорвался запряженный лошадью вагон. Погибло 35 человек, более сотни было ранено. Подозрения, конечно же, пали на большевиков или анархистов-террористов, но доказать этого не удалось, и преступление осталось не раскрытым. Следующие пятьдесят лет о терактах не вспоминали, но 24 января (роковое число!) 1975 года пуэрториканская группа ФАЛН взяла на себя ответственность за взрыв в Нью-Йорке. 4 человека погибли, более 50 были ранены. С тех пор за последующие 35 лет на территории США произошло еще пять терактов, среди которых взрыв федерального здания в Оклахома Сити — 168 погибших, и самый кровопролитный за всю историю страны теракт — нападение на башни Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке и Пентагон в Вашингтоне, когда погибло около трех тысяч человек.

Введенная после этих взрывов тщательная проверка авиапассажиров перед полетом усложнила задачу террористам захватить или взорвать самолет, и это, бесспорно, одна из очевидных причин, по которым боевики в «Домодедово» взорвали бомбу в той части аэропорта, куда можно было легко пройти и пронести взрывчатку.

 

В вашингтонском аэропорту имени Даллеса, расположенного в 26 милях от центра столицы США, мы встретились с экспертом по борьбе с терроризмом и безопасности на транспорте Рафи Роном, президентом компании NASS — New Age Security Solution. Мой первый вопрос к нему, конечно же, был о том, какие на его взгляд были допущены ошибки в системе безопасности аэропорта «Домодедово».

— Прежде всего, я хотел бы подчеркнуть, что такие теракты, как в «Домодедово», могут произойти в любом аэропорту мира. Необходимо понимать, что если вполне реально контролировать безопасность пассажиров во время полета, то обезопасить всех, находящихся в здании аэропорта, очень трудно. После событий 11 сентября 2001 года все наши усилия были брошены на обеспечение безопасности пассажиров в самолетах. А аэропорты, которые сами по себе очень привлекательные объекты для террористов, были упущены из внимания служб безопасности. И такое положение наблюдается по всему миру. Не стали исключением и Соединенные Штаты, и страны Европы. Пожалуй, единственный аэропорт, где к этому относились и относятся по-другому — это аэропорт имени Бен Гуриона в Израиле. Там видеокамеры установлены задолго до непосредственного подъезда к зданию. Поэтому, на мой взгляд, главным уроком теракта в Домодедово должно стать понимание, что нам необходимо переместить меры предосторожности из внутренних помещений наружу. Мы должны внимательно просматривать все места для парковок, все подъезды к зданиям аэропорта... И, конечно же, для борьбы с терроризмом необходима самая новейшая технология и, прежде всего, усовершенствованные видеокамеры наружного наблюдения, которые помогут зафиксировать чье-то подозрительное поведение. Это, пожалуй, самое главное — заметить что-то необычное в поведении, как пассажиров, так и встречающих и провожающих. К сожалению, большинство служащих правоохранительных органов не очень хорошо для этого подготовлено.

— Господин Рон, вас пригласили в Соединенные Штаты сразу после событий 2001 года, чтобы консультировать крупнейшие американские аэропорты по вопросам безопасности. Исходя из вашего опыта, какие меры предосторожности в аэропортах, должны быть предприняты? Необходимо ли проверять всех приезжающих в аэропорт?

— Если власти хотят не только реагировать на произошедшее, но и, главное, предотвращать теракты, необходимо научиться распознавать даже самые незначительные сигналы, указывающие на то, что что-то может произойти. Подготовку должны пройти не только службы безопасности, но и все без исключения работники аэропорта. Критически важно, чтобы служащие аэропорта умели выявлять любые подозрительные элементы и сообщать о них.

Но и этого не достаточно. В успешной борьбе с террористами необходимо постоянно обновлять технологии видеокамер слежения и проверки всех находящихся в аэропорту людей... К примеру, сегодня уже существуют новые более совершенные программы, которые помогают не только снимать, но и сразу же анализировать происходящее.

— Насколько на ваш взгляд эффективна теперешняя практика профилирования и сканирования пассажиров? Возможно ли, что в будущем больше внимания будет уделяться психологическим проверкам, а не технологии, как это делается сегодня в Израиле?

— Основная проблема, которая существует сегодня, на мой взгляд, в любом аэропорту, будь-то здесь, в Соединенных Штатах, в Европе, в какой-то степени, как мне кажется, и в России, состоит в том, что мы в основном полагаемся на технологии, забывая о том, что имеем дело с людьми. Мы должны помнить, что теракты совершают реальные люди. Взрыв в «Домодедово», как и другие теракты, безусловно, характеризуется человеком, который взорвал бомбу, а не бомбой самой по себе. Борьба с терроризмом требует комплексного подхода, в котором важны все компоненты. Для того, чтобы заранее выявить угрозу, чтобы попытаться предотвратить атаку, необходимо фокусироваться на человеческом факторе, а не только использовать технологии, или рассчитывать на данные разведки.

Человеческая психология всегда будет слабым звеном в любой операции террористов. Прежде всего, во время совершения задания самоубийца-бомбист находится под колоссальным стрессом. Только на секунду представьте себя на месте этого человека, который готовится взорвать себя и еще множество людей. Эта уникальная психологическая ситуация не может не определять поведение человека. Я говорю не об обычном профилировании авиапассажиров, которое включает разделение на этнические группы и которое и многими в Северной Америке, и в некоторых странах Европы воспринимается как дискриминация. Я уверен, что в наши дни мы должны создать новую модель проверок с учетом психологической уязвимости террористов. Умение распознать их поведение в таких уникальных ситуациях в будущем и будет определять наш успех в борьбе с этим злом.

Еще 8 лет назад мы разработали и начали внедрять в бостонском аэропорту имени Логана программу, которая направлена на определение агрессивного поведения человека, под названием BBR — Better Behavior Recognition. Эту программу сейчас очень успешно используют не только в аэропортах, но и на других транспортных средствах. Популярность ее объясняется тем, что она позволяет обнаружить преступника по его поведению, которое отличается от поведения других людей.

— В «Домодедово» за безопасность несут ответственность милиция, служба безопасности аэропорта и секретная служба. Как вы считаете, может быть, это слишком много «ответственных» и, как говорят, «семь нянек, а дитя без глаза»?

— Я не думаю, что «ответственных» может быть слишком много. Проблема не в этом. Аэропорт — это ведь не только объект, который требует усиленной охраны, но это часто, как и в случае с «Домодедово», еще и парадный подъезд для въезда и выезда из страны. Поэтому многие службы и заинтересованы в безопасности на этом объекте. Я не думаю, что здесь кардинально что-то изменится и что здесь вообще необходимы какие-то перемены. Единственное, что было бы, на мой взгляд, важно изменить — это структуру руководства и четко определить, кто за что несет ответственность. Поэтому, когда что-то происходит, вы знаете, кто виноват и где есть сбои в системе. Сегодня же в крупнейших аэропортах по всему миру службы разделены и трудно определить, кто за что отвечает.

С 2001 года все федеральные правоохранительные агентства США, службы безопасности и разведка работают вместе. И надо отметить, они теперь сотрудничают гораздо лучше, чем раньше. Плюс к этому, в Соединенных Штатах в каждом городе созданы силы специального назначения по борьбе с терроризмом.

— Какое место в борьбе с терроризмом играет разведка?

— Глупо оспаривать важность роли разведданных в борьбе за безопасность на авиатранспорте, как и на любом другом объекте. И если мы согласимся, что гораздо важнее предотвратить атаку, чем на нее реагировать, когда она уже произошла, то здесь, бесспорно, информация разведки играет критическую роль: чем раньше получены данные, чем раньше предприняты меры, тем выше шансы на успех. Но надо реально подходить к этому и понимать, что мы не всегда будем располагать разведданными. Поэтому надо как можно больше усложнить задачу смертника проникнуть на территорию аэропорта или в самолет. И чем больше времени им будет необходимо на подготовку и реализацию теракта, тем больше шансов у разведки выйти на них.

Поэтому могу с уверенностью сказать, да, разведка очень важна по многим параметрам. Я не думаю, что из-за взрыва в «Домодедово» в аэропортах США произойдут какие-то радикальные изменения, потому что и без этого в зданиях существует несколько слоев проверки граждан и служащих аэропорта, а вводить дополнительные, чтобы еще более раздражать пассажиров, пока смысла нет.

Совсем недавно, как вы знаете, в Соединенных Штатах разгорелись споры по поводу введения в аэропортах сканнеров всего тела, или как их еще называют «порно-сканнеры». Американцы посчитали это недопустимым вторжением в личную жизнь, и программы в этих дорогостоящих машинах пришлось заменить. На это потребовались дополнительные средства, но страсти улеглись. При этом многие американские эксперты высказывают предположение, что если бы такой теракт произошел здесь, общество начало бы активно бороться за еще большее ужесточение мер безопасности на авиатранспорте.