Халява заканчивается. Надейся на себя

Опубликовано: 16 декабря 2010 г.
Рубрики:

Поделюсь соображением, которое многим может показаться весьма и весьма сомнительным, но мне оно представляется абсолютно бесспорным. Нашей маленькой планете с ее истощающимися ресурсами долгая жизнь людей уже не по средствам. Никогда жизнь не была такой продолжительной, как сейчас. И это замечательно. Но, в то же время, население стремительно стареет. Вот тут-то начинаются проблемы, которые пока мало, кто осознает. Понятие "обеспеченная старость" скоро прикажет долго жить для большинства людей.

Начну издалека. Когда людей делят на мужчин и женщин, тут мне все понятно. Родился человек, и все ясно. Так и будет всю жизнь мужчиной или женщиной. Хотя наше время в это тоже стало вносить разные нюансы. Некоторые мужчины хотят стать женщиной или наоборот — женщины мужчинами. Наш просвещенный и гуманный век идет таким людям навстречу, но пока это не носит массового характера, что надо всячески приветствовать, иначе так все поперепутается, что... сами понимаете.

Итак, в этом вопросе — мужчины и женщины — все ясно, если не считать нескольких исключений. А вот когда людей делят на старых и молодых, то тут возникает множество вопросов. Кого считать старым, а кого — молодым? Когда начинается старость, на каком году жизни, в какую минуту. Вот был молодой, а теперь стал старым?

Чем старый отличается от молодого? Возрастом. Но Софи Лорен в ее почтенном возрасте лучше выглядит, чем многие дамы вдвое моложе ее. Многие старикашки-марафонцы дадут сто очков вперед по всем жизненным параметрам молодым, которые годятся им не в дети, а во внуки. И опять-таки, никто не знает, кому осталось сколько жить. Как говорили древние, как бы стар ты ни был, ты можешь прожить год или десять лет, как бы молод ты ни был, ты можешь умереть в любую минуту. Пойди разберись во всей этой путанице.

Не знаю, как вы, уважаемый читатель, а я в этой путанице разобраться не могу, и делил бы людей не на старых и молодых, а на умных и дураков. Тут тоже получается путаница — кого считать умным, а кого — дураком. И здесь можно спорить до бесконечности, а в спорах, как вы знаете, истина никогда не рождается. Так вот, если спросить меня, я бы ответил: умные от дураков отличаются тем, что первые сами на себя рассчитывают, а вторые полагаются только на то, что другие за них что-то будут делать. И вообще дураки считают, что им кто-то всегда что-то должен. Государство, люди вокруг и все такое прочее.

Мы с вами живем в тот исключительно короткий период в истории человечества, когда вокруг расплодилось великое множество людей, надеющихся на других и считающих, что им все вокруг обязаны. Никогда за многие тысячелетия человеческой истории такого не было, начиная с каменного века и пещер, около которых зазевавшихся людей ждали саблезубые тигры. Такого не было и во времена строительства египетских пирамид, и во времена крестовых походов, и во времена французской революции... словом, откройте любой учебник истории. Правда, эта самая история иногда делала короткие прыжки в сторону. В Римской империи римские граждане вовсю эксплуатировали рабов, а сами наслаждались гладиаторскими боями и ели дармовой хлеб во время празднеств. Но вы же знаете, чем кончил этот обленившийся Древний Рим, население которого в массовой порядке привыкло к халяве.

А во все остальные времена люди в большинстве своем добросовестно работали, надеялись только на себя, копили денежки на старость и надеялись, что их дети не оставят их в этой самой старости. Всего лишь несколько мгновений назад, с точки зрения мировой истории, благодаря разным гуманным людям возникли социальные льготы, пенсии и прочие социалистические новации. Немалое число наших соотечественников, ни дня не проработав в Америке, пользуются разными льготами и получают пособия. В наши дни многие активно выступают против социализма. Но я не слышал ни про одного человека, который выступал бы против таких новаций и говорил — папа и мама, откажитесь от пенсии, я вас сам буду содержать. Во всех странах навалом людей, которые ждут подачек от государства, а если путь к этим подачкам постепенно закрывается, то налицо бурное возмущение народных масс.

Все это можно понять, но, в то же время, неплохо бы осознать, что пора понемногу возвращаться к исконным традициям, когда для старости откладывали в кубышку. И еще в старину говорили — все свое ношу с собой. В наше время так не мыслят. И это надо всячески приветствовать. Хотя и в наше время иногда встречались люди, которые все свое носили с собой, причем почти в буквальном смысле этого слова.

Вот история, которую мне рассказал хороший человек и хороший композитор Александр Журбин. Это было давно, может, в деталях я буду не совсем точен, но запомнилась мне эта история так. Давным-давно в бывшем СССР были в моде разные визиты деятелей культуры из разных стран, которых с почетом принимали писатели, композиторы, художники в расчете на то, что их самих потом пригласят с ответным визитом. Властями это поощрялось. Отбор был строгим, и попасть в список принимающих и затем выезжающих было непросто. Журбин был композитором очень известным. Однажды ему позвонили из Союза композиторов с просьбой принять гостью из Мексики со знаменитой фамилией Веласкес (Консуэла Веласкес Торрес). Когда он поинтересовался, кто она, чем она известна, кроме того, что однофамилица великого художника, ему ответили — да одна там старушка, музыку пишет, прими ее, окажи гостеприимство.

Пришла к нему пожилая, скромно одетая дама, с большой сумкой в руках, которую положила на рояль и не спускала с нее взгляда. Журбин общался с ней через переводчика, рассказал о вкладе советской музыки в музыкальную культуру мира и о собственном вкладе в советскую музыку. Дама благосклонно слушала молодого тогда композитора. Он ей подарил некоторые свои записи, рассказал о грандиозных планах и спросил Консуэлу Веласкес, а что она пишет. На что она ответила, что ее творчество скромно, и она автор ряда произведений, из которых широкой публике известны некоторые ее песни. Журбин был несколько смущен, он ей обрисовал масштабы своей неиссякаемой творческой энергии, а у нее к ее почтенному возрасту всего лишь несколько песен. Он попросил ее сыграть одну из мелодий. Дама села за рояль и в ее исполнении прозвучала мелодия известной всему миру песни "Бесаме мучо" (B?same Mucho). В век экономических кризисов, разных войн и прочих малоприятных вещей эта песня, простая и бесхитростная, о предчувствии первой любви, не может не трогать. "Целуй меня крепко". Это сейчас известно имя Консуэлы Веласкес, а в то время эта песня неосведомленными людьми считалась народной. Это ведь народная мелодия, заметил изумленный Журбин. Нет, возразила пожилая дама. Мне было 15 лет, однажды вечером мне было грустно, и я все это сочинила. Я еще ни разу не целовалась в жизни, и мне первое время было стыдно признаться, что я написала эту песню. И тогда Журбин осознал, что перед ним не какая-то старушка, сочиняющая на досуге музыку, а автор одной из величайших песен XX века, которую исполняли сотни певцов и ансамблей, которая узнаваема с первого же такта практически любым человеком на земле, кроме затерянных в пустынях аборигенов. Он выразил ей свое глубочайшее восхищение.

Я рассказал эту занимательную историю ради нее самой и ради ее продолжения. Вы же понимаете, если в первом акте на сцене ружье, то в четвертом акте это самое ружье должно выстрелить. Следуя этому правилу, я не случайно упомянул про большую сумку, с которой ходила Консуэла Веласкес. У нее были очень грамотно оформлены авторские права и благодаря этой песне, которая исполнялась во всем мире, она была очень состоятельной женщиной. На ее гонорары от этой песни прекрасно жила ее семья. С возрастом у Веласкес было все, что надо для счастливой старости. Но у нее был и определенный страх, что какие-то катаклизмы могут лишить ее денег. Она думала о будущем, не доверяла банкам и скупала драгоценности, которые были всегда при ней в этой самой сумке.

Потом Журбину рассказали, что на таможне у Веласкес были проблемы, которые, однако, быстро разрешились, потому что у автора легендарной песни были соответствующие документы, удостоверяющие законное владение этими драгоценностями. К тому же таможенники тоже люди и любят песню "Бесаме Мучо".

Вы заметили, уважаемый читатель, что в наше время все больше сокращается разница между молодыми и старыми. Нет, нет, не думайте, что у меня обман зрения и мираж перед глазами. Конечно, сорок лет разницы и лишние сорок фунтов видны невооруженным глазом. И все же разница сокращается. Теперь часто можно встретить совсем еще молодых людей, у которых эти самые сорок фунтов, а иногда и больше. Полным-полно молодых, у которых самая что ни есть новейшая философия, ранее свойственная чаще всего старикам. Эта философия опирается на двух китах. Один из них — зачем мне это надо? А второй — мне это неинтересно. Они все знают заранее. Я, конечно, не говорю обо всех, да и нет у меня на этот счет никаких социологических исследований. Это мои личные наблюдения, быть может, ошибочные. Навалом сейчас молодых людей, которые нагуливают себе жирок и весьма далеки от романтических и максималистских устремлений, которые всегда приписывались молодым. Теперь у молодых все рассчитано, как железнодорожное расписание. Уж в чем-в чем, а в безрассудстве молодых не упрекнешь. С одной стороны, это хорошо и может быть даже замечательно. Но с другой, если ты в молодости очень уж прагматичен, потолок у тебя будет очень низкий. Не удивительно, что в наше время нет ни одного человека на планете, которого через два с лишним тысячелетия будут вспоминать, как Сократа или Аристотеля, а через четыреста лет, как Леонардо и Микеланджело. Впрочем, об этом я уже писал раньше.

Время подбрасывает все новые факты. В недавних забастовках во Франции самое деятельное участие принимали молодые люди, очень озабоченные своей будущей пенсией. Раньше молодежь в 20 лет о пенсиях и не думала. Ныне уже в студенческие годы готовят себя к тихой гавани. Повторяю, может это и хорошо. Я вообще-то не очень-то верю в политиков, которые все обещают, потому что редко потом эти обещания выполняются. Но в данном случае прагматизм политиков понимаю. События показывают, что далеко не все понимают, что Франция и другие страны, повышающие пенсионный возраст, действуют так не потому, что президент Саркози и другие большие начальники в разных странах такие зловредные, а потому, что с экономикой плохо, и если сегодня не повысить пенсионный возраст, то завтра с пенсиями начнутся бо-о-льшие проблемы, а послезавтра этих самых пенсий вообще не будет.

Я уже писал не раз, что наше время самое благополучное с точки зрения экологической и экономической, такой расточительности больше уже никогда не будет, а этак через полвека, когда природные ресурсы начнут очень заметно иссякать, вообще наступит ситуация, близкая к катастрофе. И она будет тем ближе, чем расточительнее мы будем сегодня. Все хотят на пенсию пораньше. Я очень уважаю французов, а некоторых, например, Дюма-папу, Гюго, Моне и множество других просто обожаю. Но никак не могу понять, почему потомки этих уважаемых людей, наши с вами замечательные современники, работающие 35 часов в неделю и получающие потом такую пенсию, которая во многих странах и не снилась, почему эти потомки требуют для себя все новых и новых благ? Мама им не говорила, что надо жить по средствам?

Или взять, например, Англию. Очень бурно реагировали студенты, что хотят повысить в стране плату за обучение. Стекла били в офисах и устраивали всякие безобразия. Нет у Англии денег, дорогие, если верить тем, кто хорошо знает финансовую ситуацию в стране. Кончилась ваша халява. Хотите учиться, нет у вас родителей, которых можно потрясти — так заработайте себе на учебу, вкалывайте и не надейтесь на льготы, их уже больше не будет. Молитесь, чтобы дальше еще хуже не было.

У замечательного итальянского писателя Альберта Моравия есть "Римские рассказы". Их десятки в книге. Каждый из них ничего особо выдающегося, но все вместе он создают весьма впечатляющую картину жизни вечного города в середине прошлого века. Один из рассказов называется "Транжира"...

 

Читайте полную версию статьи в бумажном варианте журнала. Информация о подписке в разделе Подписка