Что идет в кино

Опубликовано: 16 июля 2010 г.
Рубрики:

"ДУЭЛЬ" АНТОНА ЧЕХОВА
Anton Chekhov's The Duel

Art houses
Режиссер Довер Кошашвили

44-летний режиссер этой картины эмигрировал из Грузии в Израиль. Добился там успеха, сняв восемь лет назад фильм "Поздний брак", получивший премию израильской академии кино, приз кинопрессы на фестивале в Аргентине, а также награды в Греции и Норвегии.

"Дуэль" он снимал в Хорватии.

Сценарий написала англичанка Мэри Бинг. Актеры, играющие русских, — тоже англичане. Подобрал их режиссер, за некоторыми исключениями, хорошо. И играют они у него старательно. На английском языке, конечно. Приложены большие усилия, чтобы воссоздать в Хорватии Кавказ 19-го века (повесть Чехова написана в 1891 году).

Но из этого фильма не совсем понятно, почему режиссеру понадобилось сегодня пересказывать языком кино именно эту повесть. Что в ней, по его мнению, перекликается с нынешней жизнью, чем он хотел "зацепить" современного зрителя, да еще и не русского — потому что фильм сделан для "международной" аудитории. Мне показалось, что выбор "Дуэли" для экранизации объясняется только тем, что действие происходит в городке на черноморском побережье Кавказа — в местах, Доверу Кошашвили, конечно, хорошо знакомых.

Многие американские рецензенты уверены, что это просто морской курорт. Однако, этот городок — русская военная колония, о чем западному зрителю догадаться невозможно. В фильме доктор Самойленко носит мундир, и кое-где мелькают люди в форме. Но этого, конечно, не достаточно. Сегодня, когда все на Западе знают слово "Чечня", можно было воспользоваться репликой, которую сценаристка из повести выкинула — "хоть бы чеченцы сегодня не напали", как-то ее развить, и зрители бы поняли что-то о завоевании Кавказа, ощутили бы тогдашнюю атмосферу этой имперской окраины. Важно ли это? Чехову было важно. Очевидно, потому, что дуэль — пусть и между двумя гражданскими лицами — скорее могла бы произойти здесь, чем, допустим, в Тамбове.

Есть в фильме детали, которые трудно принять. Герой повести Лаевский, чиновник финансового ведомства, — человек ничтожный, ленивый и распущенный. Чтобы показать, как он опустился и небрежен в одежде, Чехов пишет, что он выходит в город в домашних туфлях. В фильме же он щеголяет в распахнутой на груди, как у рок-певца, рубашке, без жилета, без пиджака — и в подтяжках! Для интеллигентного человека того времени это было все равно, что сейчас выйти на улицу в кальсонах. Странно, что Лаевский и увезенная им от мужа его сожительница Надежда Федоровна, которые почти не имеют средств к жизни и по уши завязли в долгах, занимают в фильме что-то вроде дворца с анфиладами комнат. Еще более странно, что толстая горничная держится, как советская продавщица. И уж совсем неправдоподобно хамство Лаевского. Да, он уже не любит Надежду и хочет от нее отделаться. У Чехова он капризничает, разговаривает с ней пренебрежительно — но все-таки спрашивает о ее здоровье, целует ее в лоб и уж никак не хлопает демонстративно дверьми прямо перед ее носом.

С тем, что к героине обращаются "мисс Федоровна", примириться нетрудно.

Но вот вопрос о том, про что повесть и про что фильм, все-таки встает во весь свой немалый рост.

Я читала "Дуэль" в нежном возрасте, ничего не поняла и все забыла. Смутно помнила почему-то только дьякона Победова. У Чехова это прелестно написанный персонаж. Вытерпев жестокую, нищую семинарскую юность, он выбился в люди, назначен служить на Кавказ. Он из тех не слишком далеких, но добрых и счастливых людей, которые больше всего любят посмеяться — раньше-то поводов для смеха у него не было. Общительный, наивный, смешливый и, кстати, безбородый дьякон играет важную роль в сюжете. Увы — на экране вместо него изредка мелькает какое-то мрачное бородатое бревно в рясе, которое не произносит ни слова. Свою сюжетную функцию — вмешаться в дуэль — оно исполняет, но его легко можно было бы заменить медведем или ударом грома.

Читая "Дуэль" заново, я была покорена призывом Чехова к терпимости. Вот, оказывается, про что это!

Антипод Лаевского — фон Корен, который недаром сделан в повести зоологом и изучает медуз — ехидный авторский намек на то, что людей он понимает не слишком хорошо. Сам он труженик, честный, порядочный человек. Лаевский — картежник, выпивоха, бездельник и болтун — ему глубоко противен. А уж когда он узнает, что Лаевский собирается, заняв денег, уехать обратно в Петербург и бросить на произвол судьбы глуповатую и беспомощную Надежду, его отвращение переходит в ненависть. Фон Корен — человек общественный и не равнодушный к идеям социального дарвинизма. Он убежден, что цивилизация сама себя губит тем, что не выкорчевывает подобных лаевских. Раньше, как он говорит, они погибали в процессе естественного отбора, а теперь живут и разлагают общество, которому из-за них грозит вырождение.

Что-то страшноватое чудится в этой суровой, рациональной категоричности. Еще 26 лет остается до катастрофы в России, но не из подобных ли людей вырастали стальные немигающие обновители общества? Когда у всех нас за плечами известный исторический опыт, чеховские персонажи приобретают особую окраску.

Происходит ссора, во время которой Лаевский называет фон Корена "немецким выходцем из жидов" (в фильме эта реплика опущена) и дуэль. Лаевский стреляет в воздух. Фон Корен хочет его убить, но это не происходит. Зато происходит чудо. Пройдя через страх смерти, ничтожный Лаевский абсолютно перерождается, испытывает новый прилив чувств к Надежде, женится на ней, начинает усердно работать и жить скромной трудовой жизнью.

Вот этого чуда в фильме как раз и нет. Разительная перемена в Лаевском просто не показана.

Вообще-то, надо признаться, когда у меня прошел первый восторг от веры Чехова в человечество, я как-то вдруг засомневалась в возможности нравственного возрождения такого героя. Может быть, и у сценаристки с режиссером были такие сомнения? Но и эти сомнения они тоже никак не выразили.

Получилась картина о том, как один человек не взлюбил другого, вызвал его на дуэль, все кончилось благополучно, и когда один из них уезжает, другой мирно прощается с ним на пристани.

Стоило ли из-за этого огород городить? И такой ли уж великий писатель Антон Чехов, если он писал такие бессмысленные вещи?

В результате в американских рецензиях читаешь, что в картине "вялые аристократы убивают время" на Кавказе, а фон Корен "хочет избавить мир от праздных богачей". Когда в фильме нет ясной мысли, критикам приходится выдумывать собственное содержание.

***


    ***** — замечательный фильм
    **** — хороший фильм
    *** — так себе
    ** — плохой фильм
    * — кошмарный