Аксенов, Набоков, Солженицын...

Опубликовано: 16 октября 2009 г.
Рубрики:

В Нью-Йорке с 18 по 22 сентября прошел Второй фестиваль российского документального кино. Его организатор — редакция "Нового журнала", старейшего литературного журнала русского Зарубежья. Мне посчастливилось посмотреть три документальных фильма о выдающихся русских писателях, волею судеб оказавшихся (на время или навсегда) вдали от России: о недавно ушедшем Василии Павловиче Аксенове, о Владимире Владимировиче Набокове и тоже о сравнительно недавно умершем в Москве Александре Исаевиче Солженицыне.

Поводом для фильма об Аксенове стала случившаяся с ним в Москве трагедия: находясь за рулем, Василий Павлович потерял сознание — инсульт. Целый год врачи бились за его жизнь, но спасти замечательного писателя так и не удалось. Весь этот год создатели фильма (режиссеры Алексей Шишов и Елена Якович), словно предчувствуя печальную участь своего героя, брали интервью у друзей писателя (Беллы Ахмадулиной, Анатолия Наймана и Анатолия Гладилина), соединяли эти интервью с фотографиями и кадрами кинохроники и т.д.

Вот на встрече "вождей" с деятелями искусства и литературы разъяренный Никита Сергеевич орет на Вознесенского и Аксенова... Хрущев успел запечатлеться во многих кинодокументах, а родоначальницу нового жанра в советской литературе — публичного доноса — Ванду Василевскую я увидел впервые. Длинная, как жердь, в оправе черного цвета, она с трибуны той встречи докладывает, что, будучи в Польше, молодой писатель Василий Аксенов вел себя (или отвечал на вопросы журналистов) не по-советски.

— Вы нам мстите за своего отца? — вопрошает из президиума Хрущев, неверно информированный приспешниками о том, что отец Аксенова был в 37-м расстрелян.

И тут же получает достойный ответ:

— Я благодарен вам, Никита Сергеевич, за то, что вы освободили моего отца из сталинских лагерей!

Ответ "нашему Никите Сергеевичу" пришелся по душе. Видимо, поэтому никаких мер в связи с доносом Ванды принято не было, более того, едва ли не на другой день после разноса Аксенова направили в командировку... в Аргентину! Поистине, Россия — страна чудес...

Действие документального фильма разворачивается в столице Колымы Магадане, куда подросток Вася Аксенов (вот фото того времени — затравленный волчонок!) приезжает навестить отсидевшую срок мать — Евгению Семеновну Гинзбург, в пригороде Вашингтона, в высотке на Котельнической набережной, где Аксенов жил с женой Майей, часто приезжая туда из курортного городка Биариц, что на берегу Средиземного моря.

Здесь, "вдали от всех Парнасов и мелочных сует", Василий Павлович последние годы жизни занимался тем, чем и должен заниматься писатель — писал книги...

Документальный фильм о Владимире Владимировиче Набокове (режиссер Мария Герштейн) называется "Счастливые годы" — о первых годах жизни великого писателя в Америке, эмигрировавшего сюда в конце тридцатых годов из Германии. Причина второй (после России) эмиграции проста: жене Набокова, Вере Евсеевне, в девичестве Слоним, да и, видимо, их сыну, полукровке Дмитрию, в фашистской Германии грозила смертельная опасность.

Прекрасная природа Новой Англии способствовала развитию другого таланта Владимира Владимировича: он был профессиональным коллекционером бабочек (в скобках замечу, что наука о бабочках называется лепидоптерология). Именно в качестве этого самого птеролога В.В. проработал в Гарвардском университете семь счастливых, как он сам считал, лет.

Завершая эту тему, скажу, что у меня вызвала восторг показанная крупным планом коллекция бабочек, к крылышкам которых прикасались пальцы В.В. Да и сам он — худой, вдохновенный — заставляет жадно вглядываться в его лицо...

Отдельного большого разговора заслуживает еще один "писательский" фильм, показанный на фестивале: об Александре Исаевиче Солженицыне.

Это — третий документальный фильм о нем, снятый маститым режиссером Сергеем Мирошниченко. Кадры прижизненого интервью с писателем сменяются съемками его подмосковного дома, рабочего кабинета, монологами жены, а затем и вдовы Натальи Дмитриевны.

Но и недавней истории режиссер отдал дань: вот рядом с выдворенным из брежневского Советского Союза Солженицыным Генрих Белль. Своей статью, высоким ростом он опровергает сложившееся у многих (по крайней мере, у автора этих строк) мнение о его небольшом росте...

Снова о современном. Отвечая на вопрос интервьюера о властных российских структурах, Александр Исаевич очень точно подмечает, что их, эти структуры, можно охарактеризовать известной опереточной фразой: "все хорошо, прекрасная маркиза...".

Одной из удач фильма можно считать сцену проводов А.И. на прогулку. Наталья Дмитриевна пытается застегнуть молнию на куртке мужа, а ему это не нравится. Несколько минут они препираются, не замечая камеры — очень живые, редчайшие кадры...

После просмотра я попросил Игната Солженицына, приглашенного на фестиваль главным редактором "Нового журнала" Мариной Адамович, дать оценку фильма о его отце.

— Фильм сделан мастерски и, подчеркну, с большой любовью к моим родителям. Книги Солженицына давно принадлежат всем, теперь и он сам принадлежит всем, всему миру.