ОПЕК в нокдауне

Опубликовано: 16 декабря 2008 г.
Рубрики:

С июля этого года, то есть менее чем за полгода, цены на нефть упали в три раза — со 147 долларов за бочку до 45.

А до того за сопоставимый срок примерно в полтора года они выросли в три раза — с 50 до 147 долларов.

Если бы сие происходило по законам рынка, то есть, по законам спроса и предложения, пришлось бы думать, что в 2007 году и в первой половине 2008 года потребность в нефти выросла в три раза, а потом, начиная с июля, в три раза упала. Ничего подобного не наблюдалось. Да такого и в принципе не может быть.

Давно было известно, что дикий рост нефтяных цен был вызван вовсе не нуждой мира в бензине, солярке и мазуте, а спекуляциями на биржах с помощью фьючерсов, опционов и прочих форвардов, называемых одним словом — деривативы. То есть, всяких производных от денег и акций, где и создавалось полное раздолье для якобы будущего спроса и будущих цен. К ним еще добавлялось хеджирование, то есть страхование этих будущих сделок, что еще увеличивало цены. Цены были будущие, но драли с трудящихся за бензин почти сразу же, не дожидаясь этого самого светлого для спекулянтов всех стран будущего. Конечно, брокеры, дилеры, трейдеры и так называемые специалисты — бойцы биржевого фронта (в большой степени — в США) действовали как бы стихийно, ибо со всех будущих сделок имели навар сегодня. И чем цены выше, тем больше навар. Эта "добыча черного золота" прямо в операционном зале и давала ажиотажный спрос: заключайте сделки сейчас, завтра станет еще дороже.

Да, но почему врожденное чувство набить мошну потуже вдруг перестало действовать с июля 2008 года? Что произошло с брокерами и трейдерами? Со специалистами? Неужто усовестились? Стали думать о мировой экономике и озаботились нуждами рабочих "Форда", которым стало дорого ездить на работу? Вопрос наивный. Однако же следует ответить, какова причина того, что вопреки исконному рвачеству спекулянтов и массовой растащиловке цены на нефть резко пошли вниз.

Ясно, что ни с того, ни с сего или в силу любых рыночных механизмов этого произойти не могло. Точно так же, как не может само собой собраться молоко, перемешанное с водой.

Давайте рассмотрим причину этого невероятного "экономического чуда".

В мае этого года цены приступили к рубежу 140 долларов за баррель. По этому случаю не на шутку встрепенулись американские сенаторы.

В пику ОПЕКу (OPEC — организация стран экспортеров нефти) появился НОПЕК (NOPEC). В духе английского сленга и небольшой игры слов звучит как "Нет — ОПЕКу". Официальная расшифровка — No Oil Producing and Exporting Cartels Act. Переводится как "Акт против производящих и экспортирующих нефть картелей". Этот акт есть дальний потомок первого антимонопольного закона сенатора Шермана от 1890 года. В современной модификации этот закон объявлял нелегальным любой сговор компаний или иностранных государств с целью подавления свободы торговли и навязывания монопольных цен.

В 2007 году сенатор Герберт Коль (Herbert H. Kohl) провел законопроект NOPEC через сенат. В Палате представителей за него проголосовали 345 конгрессменов при необходимых 278, но закон не был подписан Бушем. В 20-х числах мая этого года билль бы прошел, так как собрал квалифицированное большинство. Но... его решили приберечь до "худших времен", которые как раз и настали к лету этого года.

Этот законопроект имел грозные слова, такие значительные, что его задержали на уровне окончательного оформления и в доступных словах довели суть того, что может произойти, до опековцев.

Приведу оттуда самое яркое место:

"Закон NOPEC 2008 (No Oil Producing and Exporting Cartels Act of 2008) видоизменяет закон Шермана и декларирует противозаконным для любого иностранного государства, действующего вместе [в сговоре] с другим иностранным государством: (1) ограничивать производство или распределение нефти, природного газа, или любого другого нефтепродукта; (2) устанавливать и поддерживать цены на такие продукты; или (3) любым другим путем предпринимать действия по ограничению торговли такими продуктами. [Закон} отрицает неприкосновенность или "доктрину государственности" для тех иностранных государств, которые осуществляют такие незаконные действия"

Далее в билле говорится об изменении регулирования торговли на сырьевых биржах (в частности на биржах, где торгуют нефтью) и обязывает Комиссию по такому регулированию требовать от иностранных сырьевых брокеров и организаций информацию о торговле нефтью за рубежом и устанавливать существенные ужесточения условий торговли нефтью на сырьевых биржах. В законе говорится, что прокуратура обязана подавать иски против нарушителей с тем, чтобы провести в жизнь этот закон и принимать меры как для гражданского, так и для уголовного наказания нарушителей.

И далее:

"Комитеты и в Сенате, и в Палате представителей одобрили версии закона о Картелях или Nopec 2007 года. Подписание закона отменило бы неприкосновенность ОПЕК в американских судах, которой его члены в настоящее время пользуются, и позволило бы Министерству юстиции возбуждать против них дела в американских судах".

Любопытно, что о последствиях принятия этого закона в широкой прессе ничего не было. Равно как и на правительственном сайте.

Поясню, почему все, что происходило в июне этого года, делалось кулуарно.

Для того чтобы новый закон возы­мел силу, министерство юстиции, а точнее, министр юстиции, который одновременно занимает должность генерального прокурора, должен был бы обратиться в Федеральный суд с иском на наглого нарушителя закона. Суд должен был бы принять решение о пресечении и преследовании деятельности международных нефтяных монополистов-мошенников, короче — группу стран ОПЕК. Допустим далее, что суд признал бы их виновными в преступном сговоре и постановил снизить цену на нефть в три раза. Эта цифра названа не просто так, а потому, что именно такое снижение цены нефти звучало в требованиях и выступлениях многих сенаторов в поддержку закона Шермана-Коля. То есть — ружье было повешено на стену, и оно должно было выстрелить. Оно и выстрелило — в июле этого года.

Известно, что всякое решение суда лишь тогда чего-то стоит, когда, в случае неподчинения, его можно исполнить силой. Что делать со странами ОПЕК?

Есть единственный способ: послать в эти страны спецназ, силы быстрого реагирования. Конечно, при этом нужно изменить политическую концепцию правительства США. Не следует больше говорить о восстановлении какой-то справедливости. Тем паче — о построении демократии в отдельно взятой арабской стране. Более того, не нужно искать и ловить правителей, шейхов, эмиров, султанов, пожизненных президентов и королей-саудов с целью их примерного повешения. Нужно всего лишь занять нефтеносные районы. Без нефти султаны и короли никому не нужны.

Речь здесь не идет о тайном заговоре по принятию закона NOPEC. Если бы закон подписал президент, тогда генпрокурор обязан был бы подать в федеральный суд иск на ряд стран. Произошел бы публичный скандал. А так — обошлось кулуарами. И эти кулуары дали результат — снижение цен на нефть в три раза.

Конечно, мировая общественность от такого закона взвыла бы: да какое отношение к нам имеют решения федерального суда другой страны — Америки? Пусть у себя распоряжаются.

Ответ был бы такой (опять же, это моя реконструкция возможного ответа, но он и не может быть иным): Господа политики стран ОПЕК! Деятельность ваших как бы независимых от вас компаний привела к дикому росту цен на бензин и топливо. В результате раскрутилась инфляция, и упал уровень жизни населения. Подобная деятельность ОПЕК не может быть расценена иначе, кроме как покушение на национальные интересы и безопасность США. Дело американского правительства и суда — защищать эти интересы. И тем самым — интересы Запада и в целом всего мира. Вспомните 11 сентября 2001 года. Группа преступников нанесла удар по зданиям и гражданам США. Быстро выяснилось, что нападение планировалось из-за рубежа. США предъявили талибанскому правительству Афганистана ультиматум: в трехдневный срок выдать Усаму и Омара. Те не выдали. В результате Афганистан был в два счета освобожден от Омара и от талибов.

Вот мой сценарий потенциальных действий США по осуществлению закона NOPEC. Надо занимать только нефтеносные районы, месторождения и нефтепромыслы. Ни в коем случае не города и не прочую территорию. Вокруг них устанавливается колючая проволока с разными электронными датчиками по периметру. Эти районы плотно охраняются. На подходах — минные поля. Обеспечивается контроль аэродромов, трубопроводов и портовых терминалов. Неподалеку от берегов выстраиваются авианосцы. Требование одно: снизить цену до 40-50 долларов за баррель. Кстати, это еще в 4 раза больше, чем было в 1998 году, но уже совсем неплохо.

В федеральный суд по этому непринятому закону иск подан не был. А сам закон как бы завис — он получал квалифицированное большинство, попал в комитет Сената, но процедуру его принятия заморозили. Обошлось и так.

Под угрозой применения закона Саудовская Аравия уже в мае стала повышать ежедневную добычу (на 300 тысяч баррелей). Что было совершенно недостаточно, чтобы переломить тенденцию к повышению цен. Генеральный секретарь ОПЕК Абдулла Салем аль-Бадри объявил о намерении ОПЕК к 2012 году увеличить добычу нефти до пяти миллионов баррелей в день. Ну, это когда еще будет, да и мало это при разгуле спекулятивного ценообразования. Для спекулянтов — всегда мало. И цены по инерции продолжали повышаться весь июнь и даже в первые числа июля, когда как раз и был взят рекорд в 147 долларов за баррель.

Итак, какова моя нынешняя реконструкция событий? После прохождения закона в Сенате и Конгрессе все вышеназванные соображения были переданы в правительства стран ОПЕК. Делалось все это тихо, без огласки и шума, без прессы и телевидения, чтобы не задеть самолюбия гордых арабов, наследников персидской империи и строителей латиноамериканского социализма. Странам, не входящим в ОПЕК (кроме союзников США), эти демарши, конечно, тоже стали известны. Они их, так сказать, приняли к сведению.

Выше я написал: "Деятельность ваших как бы независимых от вас компаний привела к дикому росту цен на бензин и топливо". Вот именно "как бы независимых". Никакие биржевые спекулянты, представляющие интересы опековских компаний и продающие на биржах их контрак­ты на поставку сырья (фьючерсы), никак не могут быть неподконтрольны, скажем, королю Саудов, эмирам, шиитским или суннитским вождям, "социалисту-марксисту" Уго Чавесу или иранскому аятолле Хоменеи. Отрезание глупых голов — достаточно убедительный способ сделать остальных понятливыми. Стало быть, ажиотажное повышение цен до июля этого года не только соответствовало вожделениям биржевых спекулянтов, но и шло от плохо завуалированного желания руководителей стран ОПЕК. Вот цены и росли. А потом вдруг стали снижаться. Хотя в мире как ездили на автомашинах, так и продолжают. Тепловозы все так же тянут составы. Мировой флот ходит на солярке. Самолеты летают на авиационном керосине. Как ота­пливали дома, так и топят. Как работали тепловые электростанции, так и работают. Немного меньше стали кататься в США и Европе, но зато больше — в Китае, России и Индии. В среднем — столько же. Да и в Америке сейчас вздохнули свободнее и опять стали наматывать мили. И вообще, хотя рост потребления нефти несколько снизился, но все равно идет. То есть, спрос не только не упал, но немного вырос. А цены — упали. В три раза. Есть даже прогнозы, что цены упадут до 40 долларов за баррель. Немного осталось. Они, конечно, будут теперь колебаться вокруг цифры 50, но факт свершился — цены упали в три раза.

Почему цены начали снижаться спустя немногим более месяца после обсуждения законопроекта NOPEC Коля-Шермана в конце мая 2008 года? Потому, что на процедуру обсуждения закона Коля, затем на доведение сути закона до руководства стран ОПЕК и, затем, для прохождения новых политических установок от королей-эмиров до исполнителей их воли на сырьевых биржах и нужно как раз немногим более месяца.

Все это — нож острый для экономики России и популярности ее вождя, будущего президента Путина. С чем он придет к своему безлимитному президентству? Что станет с народной любовью, питаемой сверхдоходами от нефти? Посему Кремль уже несколько раз посылал своих эмиссаров в ОПЕК: давайте, мол, единым фронтом выступим против США и Европы с их наглыми поползновениями по снижению цен на нашу с вами нефть. Те только согласно кивали, но — никаких мер. То есть, принимали решения о снижении квот на добычу (уже три раза — поистине сакральное число), но результатов — никаких. Все эти решения остались на бумаге.

Как это понимать? Так, что по дипломатическим и деловым каналам до руководства недружественных нефтедобывающих стран была в вежливой форме доведена несложная идея: если кто-то нас душит, мы имеем право на самооборону вплоть до ликвидации душителя. И был дан королями и шейхами сигнал своим биржевикам и руководителям ОПЕКа: выполнять предписание. Сбрасывать (продавать) на бирже столько контрактов на поставку нефти, сколько требуется, чтобы цена на нефть снизилась до условий по капитуляции. Продажа фьючерсов мажорами — это и есть биржевой механизм снижения цен на нефть.

Недавно руководство ОПЕК заявило, что считает цены за баррель в диапазоне 70-80 долларов "справедливыми". А ведь в мае этого года Чавес предавался мечтаниям о 200 долларах! Когда цена подскочила до 147 долларов, что-то никто из опековцев не говорил о несправедливости. Напротив, говорили, что до справедливой цены еще далеко. Она вон еще где — 200 долларов и выше.

Думаю, что на 60-70 США согласятся. Хотя бы потому, что, по словам эксперта, "минимальная це­на барреля нефти для нефтяных компаний составляет порядка 60-70 долларов за баррель. Она и установится в следующем году. Цены ниже этого уровня являются для нефтяников убыточными и требует для их реализации снижения налогов и дотаций правительства".

После сегодняшних 40-50 это будет для шейхов добрым уроком.


Примечание от редакции. Резкое падение цен на нефть в течение последних нескольких месяцев специалисты объясняют также финансовым кризисом, обострение которого привело к рецессии и падению спроса на углеводородное топливо. Кроме того, в качестве причин такого резкого падения цен называют психологическое давление, оказанное США на страны-производители нефти, вследствие обсуждения в американском Конгрессе снятия запрета на добычу нефти у берегов США. Однако все специалисты отмечают, что резкий рост и последующее еще более резкое падение цен на нефть было типичным биржевым "пузырем".