Держи паникера

Опубликовано: 1 декабря 2008 г.
Рубрики:

Давно известно: воровать надо миллиардами — никто слова не скажет

Премьер-министр Путин объявил, что некоторые банки и банкиры осознанно подрывают финансовую мощь государства — но злоумышленников почему-то не назвал.

Необычным было совещание "по экономическим вопросам" — как значилось в повестке дня. Прежде всего потому, что на нем впервые присутствовали министр внутренних дел и генеральный прокурор. Интересно, что чувствовали приглашенные министры экономического блока и банкиры, глядя на силовиков.

"Государственные ресурсы выделяются на поддержку банковского сектора и реального сектора экономики и предназначены не для спекулятивных операций! — говорил Путин. — И они должны работать в России по наз-на-че-нию!.. Анализ за последнее время выявил тенденцию по сокращению общего объема операций, связанных с переводом денежных средств в зарубежные банки... Но в то же время у банков-получателей госсредств объем таких операций возрос!.. Нужно жестко пресекать не только нелегальные финансовые потоки, но и вообще внимательно отслеживать ситуацию с движением капитала"

В переводе на понятный язык, Путин сказал, что государство давало и дает банкам миллиарды долларов для преодоления кризиса, для поддержки российских предприятий, а банки тут же перегоняют наши кровные деньги за границу.

Кошмар.

Правда, премьер не назвал никого поименно.

Председатель Центробанка Сергей Игнатьев сообщил, что за октябрь из страны ушло 50 миллиардов долларов. После совещания журналисты спросили его, какие банки уличены в переправе государственных денег за рубеж.

"Не скажу, — ответил Игнатьев. — Я не знаю, я не прокурор"

Считается, что правительство не может запретить перевод валюты в иностранные пределы. По закону. Отменить закон — значит отказаться от рыночной экономики.

Вроде правильно. Каждый волен делать со своими деньгами, что хочет. Но относится ли это к государственным деньгам, выданным в виде помощи? За это уже следует сажать или нет? Есть ведь такая статья — нецелевое использование государственных средств.

Однако, когда речь идет о финансовой системе, очень жесткие, решительные руководители государства почему-то становятся необыкновенно мягкими, деликатными.


Недавно спецслужбы организовали утечку в прессу — прослушку телефонных разговоров некого "Джубы" с неким человеком, обозначенным как "Собеседник":

" — У нас новый банк будет завтра, я уже буду 4 миллиона завтра забирать, потом до 30 увеличим обороты в течение недели... Я "Европроминвест" взял просто на закрывашку, — говорит Джуба.

— Ну что ты говоришь? "Европроминвест". Козлов раздавит его, причем раздавит в ближайшее время. (Козлов — первый заместитель председателя Центробанка, убитый в сентябре 2006 года. — Ред.)

— Мы знаем, что раздавит. О чем речь идет? Естественно, раздавит...

— Джуба, у тебя есть банк, где я могу открыть корсчет и работать через корсчет? Ну, ты понял, пришли — ушли, пришли — ушли...

— Ты хочешь рубли собрать и перегонять просто, правильно?

— Джуба, у меня есть сливник. Ты можешь мне найти транзитный банк какой-нибудь?

— Транзитный банк очень тяжело найти, потому что транзитный банк — это тот же самый банк, который убивается — понимаешь?.. Значит, я с сенатором говорил уже, с Андрюшкой. В понедельник начинаем работать. Сейчас Сбер (Сбербанк? — Ред.) утверждает уже ключи на тебя. Мне нужен человек, с кем Сбер будет общаться. Или у тебя нет никого?

— Есть. Спустя час я тебе дам..."


Обнародованы и другие прослушки. В них обозначены имена-фамилии контактеров "Джубы", кроме одного — "Собеседника". Нам не понять жаргона: "взял банк на закрывашку", "сливник" и пр. Но легко догадаться — речь о крупных махинациях. О закрытии или открытии банков с целью проворачивания финансовых афер говорится с такой же легкостью, с какой мы говорим об открывании или закрывании дверей и форточек.

Человек, обозначенный в прослушках как "Джуба" — Джумбер Элбакидзе. Почтенный финансист, поскольку являлся хозяином четырех российских банков — "Центурион", "Родник", НЭП и Ака-банк. Фигура почему-то малоизвестная, скромная такая. На самом деле, в некоторых кругах он очень известен как крупнейший российский "обнальщик". Прослушка, нынче обнародованная, сделана 2 года назад. Тогда выяснилось, что "Джуба" обналичил и увел из России 200 миллиардов рублей, 391 миллион долларов и 66 миллионов евро.

Что-то не слышно, чтобы его объявили в международный розыск. Не слышно, чтобы вскрыли разветвленную сеть финансовых структур и государственных чиновников, при помощи которых "Джуба" обналичивал сотни миллиардов. Чтобы вскрыть ее, сеть, особо стараться не надо. Поскольку велось прослушивание телефонных разговоров "Джубы", то имена и адреса его контрагентов известны. "Брать и колоть! Как орех!", — говорили в уголовном розыске времен моей юности. Не "берут", не "колют".

13 ноября огласили приговор банкиру Алексею Френкелю — 19 лет тюрьмы за организацию убийства первого заместителя председателя Центробанка Андрея Козлова. Как только Френкеля задержали (в январе 2007 года), он вбросил в Интернет три статьи — обнародовал, раскрыл механизм обналичивания и отмывания гигантских средств. Назвал конкретные банки. Эхо скандала докатилось до Госдумы. Депутаты, прокуроры, руководители Центробанка единодушно согласились, что состояние финансовой системы неудовлетворительное, существующие инструкции и нормы приблизительны, оставляют большой простор для махинаций, вымогательства, способствуют разрастанию коррупции.

"В области банковского надзора должно быть сформировано что-то типа Уголовного кодекса: вот нарушение — вот мера наказания", — говорил новый первый заместитель председателя Центробанка Геннадий Меликьян.

На том и остановились. Полтора года назад.

А нынче сам Владимир Владимирович Путин публично обвинил крупнейших банкиров в том, что они переправляют государственные деньги за границу. Пригрозил "контролем правоохранительных органов", призвал "жестко пресекать... нелегальные финансовые потоки".

Зачем пугать? Сажать надо. А потом уже объявлять стране. Если же не сажаем, то и не стоит грозить по телевизору.

Положение усугубила Госдума, которая срочно провела заседание и призвала Центральный банк к ответу.

"Как расходуются те бешеные деньги, которые государство выделяет банкам?" — спрашивал депутат от ЛДПР Сергей Иванов.

"Два дня мы наблюдаем, как президент и премьер критикуют банковское сообщество. Нам должна быть предоставлена информация, каким конкретно банкам были выделены государством финансовые средства и куда эти банки их направили!" — возмущался депутат от КПРФ Владимир Федоткин.

Куда-куда, сказал же премьер — за границу. И, судя по всему, никто ни за что не ответит, потому что никто ничего вроде бы не нарушал.

"Сначала не были сформулированы критерии, по которым банк должен распоряжаться полученными деньгами, — объясняет ситуацию член комитета по финансовому рынку депутат Павел Медведев. — Сейчас они известны, и вопрос исчерпан".

Исчерпан. Понимаете. Те десятки миллиардов долларов, что ушли — они ушли. Без юридических последствий для неназванных банкиров. Потому что критериев не было. А вот теперь, по критериям — другое дело. Теперь будем следить и даже карать. Возможно.


Поскольку имена банкиров и названия банков, перегнавших за границу десятки миллиардов долларов, почему-то не разглашаются, то у трудящихся могут возникнуть вопросы. Поэтому их внимание надо переключить — в стране развернулась борьба со слухами о кризисе.

"Появятся желающие поспекулировать на этой теме, — предупредил президент РФ Дмитрий Медведев руководителей МВД, ФСБ и Генеральной прокуратуры. — Достаточно привести такие примеры, как информационные атаки по ряду банков... Естественно, эти слухи ни на чем не основаны, и впоследствии это приводит либо к рейдерским атакам, либо к попытке положить на лопатки своего конкурента... Такого рода информацию нужно проверять, и при выявлении признаков преступления сразу же привлекать к ответственности, чтобы неповадно было наживаться на кризисе".

Сказано — сделано. Генеральная прокуратура РФ направила в регионы документ под названием "Об организации прокурорского надзора в связи с принимаемыми правительством РФ мерами по оздоровлению ситуации в финансовом и других секторах экономики". В регионах начали вызывать на допросы журналистов. Кого же еще?

"Я объяснила прокурору, что мы работаем строго в соответствии с Законом о СМИ, — сообщила коллегам шеф-редактор Свердловского информационного агентства URA.ru Аксана Панова. — А он возра­зил, что мы разжигаем этот самый кризис и сеем панику... Потребовал назвать источники информации о "проблемных банках". Получив отказ, мягко попросил по возможности не упоминать в журналистских материалах слово "кризис" и вообще постараться избегать этой темы... В итоге я около часа рассказывала прокурору о финансовом состоянии предприятий в области".

Теперь, прослушав экономическую лекцию журналистки, свердловские прокуроры начнут со знанием дела проверять журналистов. И так — по всем краям и областям.

"Если та или иная газета решила атаковать банк, то это повод для того, чтобы он защитил в суде свою репутацию, но это не повод для прокурорских проверок!", — возмутился секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов.

Есть чем возмущаться. В Уголовном кодексе РФ нет статьи "За распространение слухов".

К тому же сильно подозреваю, что источник большинства слухов — государственные организации, включая и финансовые. Причем, к возникновению паники приводит как их информация, так и умолчание — как действие, так и бездействие.

Например, в интернете появились гнусные сплетни о том, что патриарх Алексий на встрече с президентом Медведевым якобы попросил главу государства о ссудах и гарантиях государства на вклады церкви.

Пресс-секретарь патриархии тотчас опроверг их. Но при этом добавил, что в нескольких регионах банки, включая и отделения государственного Сбербанка, блокировали счета епархий и приходов, на которые поступали пожертвования верующих.

Служащие центрального офиса Сбербанка, разумеется, опровергли слова пресс-секретаря патриархии: "Никаких проблем с использованием счетов РПЦ не было".

В Москве, может, и не было. Но в местных епархиях и приходах, наверно, точнее знают. Счета-то их, им не выдавали денег. Агентство ОБС ("Одна бабка сказала") сопоставило действительное блокирование счетов церкви и встречу патриарха с главой государства — и пошло-поехало...


В те же дни возникала паника в московских отделениях Сбербанка — в положенные сроки не выдали пенсии. Легко представить, что говорили несчастные старики: девальвация, дефолт, наши деньги прокручивают, на процентах наживаются! После вмешательства прессы та же ответственная сотрудница центрального офиса Сбербанка заявила, что никаких проблем нет, просто произошел сбой в компьютерной системе.

Только пенсионерам почему-то ничего не объясняли, объявлений не вывешивали. Кто ж виноват в возникновении разговоров о девальвации?

Росэнергобанк не выдает деньги вкладчикам. А если и выдает, то требует заявку за 15 дней и — 20 процентов комиссионных. За то, что люди берут свои деньги, они должны отдать пятую часть! Тут бы государству и вмешаться, срочно посадить рэкетиров в тюрьму по статьям "Шантаж" и "Вымогательство в особо крупных размерах". И развесить информацию на всех заборах.

Но государство молчит. А если и говорит, то не о том. Юный депутат Госдумы, известный в прошлом как сотрудник фривольного издания, требует возбуждать уголовные дела против газет, помещающих заказные материалы о кризисе, о девальвации. Ему не нравятся заголовки вроде "Россия обесценивается". Я такого не встречал. Депутат сам придумал? И сам же предлагает чуть ли не сажать за это? Жаль, что нельзя вообще запретить употребление слова "девальвация". Ответственные чины из правительства и администрации президента раз за разом повторяют: "Девальвации не будет". Хорошо, что они так уверены. Значит, имеют сведения и делятся с нами.

Наверно, наиболее информированный государственный служащий в финансовом вопросе — председатель Центрального банка Сергей Игнатьев. "Я не исключаю повышения гибкости валютного курса рубля, может быть, в нынешних условиях с некоторой тенденцией к ослаблению рубля по отношению к иностранным валютам", — сказал он.

Если перевести на русский язык, получится нерусское слово "девальвация". К тому Игнатьев добавил: "И Центральный банк РФ, и правительство крайне не заинтересованы в том, чтобы произошла резкая девальвация рубля. И у нас есть возможности её не допустить: это большие золотовалютные резервы".

Если опять же перевести, он известил, что резкой девальвации не будет, а будет просто девальвация.

Что же с рядовых граждан требовать, если государственные люди говорят такое?! А уж когда они берутся опровергать, — хоть святых выноси.

Очень уважаемое, авторитетное ведомство — Федеральное агентство государственной статистики. Вопреки толкам различных экспертов о спаде производства в октябре, оно сообщило, что спада нет, а есть даже рост. При этом в качестве одного из достижений промышленности фигурирует выпуск в октябре аж 12 миллионов штук посуды из чугуна. "Разом обеспечили каждую третью российскую семью!" — удивились эксперты.

Что после этого думать о росте промышленного производства? И какие слухи пойдут после доклада Росстата о 12 миллионах чугунных сковородок?

Вывод: не там ищут злоумышленников президент и Генеральная прокуратура.

Еще вывод: полезней бороться с экономическим кризисом, чем со слухами о нем. Слухи не победить, а кризис — можно.


И последняя информация. "Могу сказать: здесь уже к бабке не ходи — следующий год будет очень трудным", — предупредил россиян президент Дмитрий Медведев, выступая на заседании Государственного совета. Под словом "бабки" имеются в виду гадалки. "Бабками" также часто называют гражданок преклонного возраста, распространяющих сплетни и слухи.