И как же теперь быть?

Опубликовано: 1 апреля 2008 г.
Рубрики:

Такой вопрос возникнет у любого, кто внимательно почитает последние речи президента Путина, в которых он опровергает сам себя

Mедведев и Путин теперь сидят в одной ловушке. Называется — цугцванг.

Очевидно, что необходимы перемены. Даже говорят, что они неизбежны. Мол, повестка дня всегда сильнее политиков, и если пренебречь, то ее возьмет на вооружение кто-то другой. Мол, даже сам Путин, останься он на третий срок, был бы вынужден, потому что деваться некуда.

Неправда, есть куда. Но об этом — потом.

Помните, в годы перестройки первые секретари обкомов взбирались на трибуны и пламенно обличали застой и развал народного хозяйства. Как будто не они его развалили. Точно так же и сейчас. Ловушка в том, что любое объявление новых реформ чревато вопросом с галерки. И даже рисование планов на светлое будущее в 2020 году, чем занимается Путин, опасно тем же вопросом: а чем вы занимались прошедшие 8 лет, господа хорошие?

Медведев как на лезвии ножа. Ни туда, ни сюда. Любое его слово воспримется как критика деятельности Путина. Мы же знаем: если говорят об "улучшении" и даже "дальнейшем улучшении" — это означает признание в том, что предыдущее "улучшение" было хуже некуда.

Ничего не может сказать и Путин. Любое его слово рано или поздно натолкнется на вопрос: а где Вы раньше были, господин президент? Кто у нас правил страной 8 лет? Тайные враги-диверсанты?

За 8 лет даже структуру чиновного аппарата утрясти не удалось. Каждый год объявляются поправки к очередной административной реформе. То суперминистерства, то госкомитеты, то федеральные агентства и федеральные службы. Не успели нового президента избрать, как председатель Госдумы Борис Грызлов предложил: "Необходимо, наверное, изменить структуру управления...". Как тут не вспомнить дедушку Крылова: "А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь". Если внутренний распорядок своих контор наладить не умеете, вам ли браться за страну?

...

С потерей президентской должности спадет и гипнотический ореол вокруг Путина. Рано или поздно в широкие массы проникнет простой нижеследующий перечень...

Борясь за президентство в 2000 году, В.В.Путин обещал, что к 2010 году закончится полный переход армии на контрактную основу.

Сейчас мы имеем тотальный призыв. Срок службы стал меньше, но зато брать будут всех, кого можно и нельзя — студентов, аспирантов, сельских учителей, врачей и т.д. Реформа вышла боком. Нам, разумеется. Родителям. Молодежи. Всей стране. Поскольку муштровка поставлена выше обучения в институте. Строевой плац всем хорош. Только инновации и нанотехнологии, к чему на словах призывает Путин, там не водятся.

Реформа образования выродилась в чудовище под названием ЕГЭ — Единый Государственный Экзамен. Что это такое — понять невозможно. Сейчас я процитирую газету, воспевающую ЕГЭ и объясняющую, как им пользоваться. Читайте внимательно.

"Единый госэкзамен проводится по тестам — контрольно-измерительным материалам (КИМ). Сдавать его должны все 11-классники, но конкретный перечень предметов определяет каждый субъект Федерации. По окончании итоговых испытаний выпускник получит ЕГЭ-свидетельство с баллами (срок его действия — 31 декабря 2009 года), а также обычный аттестат с оценками. Причем, по русскому языку, литературе и математике в этом году сохранится старое правило "плюс один балл", а по всем остальным предметам оно действовать уже не будет. ЕГЭ-свидетельства станут главным документом при поступлении в вузы... Вузы получили этим летом право не засчитывать результаты ЕГЭ по отдельным предметам, если набранные на них баллы ниже оценки "удовлетворительно" по пятибалльной шкале".

Это можно понять?

Неудивительно, что все учителя бунтуют.

Другая гримаса путинской школьной реформы — подушевое финансирование школ. Чем больше учеников — тем больше денег. В сельских школах детей очень мало. Учителя получают крохи, бегут из деревень, куда глаза глядят. Тогда школы закрывают. За год в Псковской области закрыли 116 школ. Начальство довольно: теперь у нас все, как в Америке, школьный автобус ходит по деревням. Это при наших-то машинах, при наших расстояниях и псковских дорогах! В Америке — фермы и вольные фермеры. У нас — деревни. И центр деревни — школа. Нет школы — нет деревни.

Пенсионная реформа, запущенная в январе 2002 года, не принесла ничего, кроме растраты международных средств, на нее специально выделенных, и развала пенсионной системы. 90 процентов накопительных счетов находятся в управлении государственных компаний, доходность которых ниже уровня инфляции. Что нынешнее среднее поколение сможет получить в старости?

О жилищной программе ярче всего говорит один факт — цены на жилье за 8 лет президентства Путина выросли в 10 раз.

Сельское хозяйство в таком положении, что страна в продовольственной зависимости от Запада. Горлопаны-псевдопатриоты, по любому поводу кричащие об угрозе национальной безопасности, тут молчат как зарезанные.

Все, что относится к социальной сфере, опровергает бодрые рапорты двух президентов (действующего и избранного) и радужные репортажи прессы. В действительности у большинства населения за эти 8 лет ухудшилось качество жизни.

За 8 лет правительство Путина так и не смогло обуздать инфляцию. Вместо откровенного признания мы слышим успокоительное вранье, манипулирование цифрами. В прошлом году, например, инфляция планировалась на уровне 8 процентов. Нам сказали, что не уложились, получилось 11 процентов. На самом же деле корзина товаров для малообеспеченных подорожала больше, чем на 30 процентов. Значит все уверения о росте пенсий — та же инфляция, то есть ничего не стоят. Соотношение средней пенсии к средней заработной плате в России постоянно снижается и составляет уже менее 25 процентов. Международная организация труда считает минимально допустимым уровнем 40 процентов.

В стране 40 миллионов пенсионеров, людей, живущих на грани и за чертой бедности.

В стране 700 тысяч детей-сирот, 2 миллиона неграмотных подростков; более 6 миллионов детей, живущих в социально неблагоприятных условиях.

Разрыв между доходами богатых и бедных увеличился до 30 раз, положение законсервировалось. Кто стал бедным — так и останется. Дороги вверх нет. Социальный лифт отключен. Только 15-20 процентов населения могут следить за своим здоровьем и здоровьем детей, дать им хорошее образование. Остальные обходятся, как придется, постоянно болеют, плохо лечатся и рано умирают. Фиктивное образование, которое получают дети бедных, не дает им возможности конкурировать на рынке труда. Так складываются прослойки и поколения социальных аутсайдеров. По индексу развития человеческого потенциала Россия находится в шестом десятке стран мира.

...

Обилие нефтедолларов создает впечатление социального благополучия и притупляют ощущение социальных опасностей, неуклонно надвигающихся на Россию — таков вывод ученых из Института экономики Российской Академии наук. Они представили общественности доклад о развитии России до 2016 года. Доклад, альтернативный по смыслу и принципам так называемому плану Путина.

Новый президент, Дмитрий Медведев, о нем знает.

Но он в цугцванге. Вместе с Путиным. Цугцванг — положение в шахматах, когда любой ход ведет к проигрышу. Повторю: сказать об истинном положении в стране — значит публично признать, что 8 лет разговоров о стабильности, вертикали власти, поднимании России с колен и прочее — туфта. Лапша на уши через телевизор, прозванный зомбоящиком.

Из цугцванга выхода нет. Но есть решение в истинно путинском стиле. Продолжать, как ни в чем не бывало. То есть убрать с доски все черные фигуры и объявить народу, что никогда еще наши белые фигуры не занимали на международной доске более выгодного стратегического и геополитического положения. Для движения вперед в благополучный 2020 год.

Но на сколько еще лет хватит ресурса зомбоящика?

...

K 2020 году Россия войдет в пятерку ведущих экономических держав мира. Таков итог "Концепции...", подготовленной министерством экономического развития РФ. Документ построен на программных тезисах Владимира Путина и Дмитрия Медведева в предвыборный период. Иначе говоря, это и есть "план Путина", расписанный на 165 страниц и разбитый на три этапа. На первых двух — достижение экономических высот, а на третьем — "закрепление лидирующих позиций России в мировом хозяйстве". Концепция предусматривает новое удвоение ВВП, снижение инфляции и значительный рост доходов населения — средняя зарплата россиянина вырастет до 2700 долларов в месяц.

"У меня довольно серьезные сомнения на этот счет, — говорит Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики. — Чтобы войти в пятерку, в течение 15 лет мы должны поддерживать темпы экономического роста на уровне 8-9 процентов в год. Но для этого необходимо увеличивать производительность труда в четыре раза. Сейчас она растет максимум на 5 процентов в год, а необходимо 15 процентов. Вторая проблема — это то, что мы так и висим на "нефтяной игле". С ростом цен на нефть увеличатся наши аппетиты на товары, и настанет момент, когда в нашем внешнем торговом балансе пересекутся импорт и экспорт, а сальдо сведется к нулю... А ведь все перечисленные проблемы имеют долгосрочный характер".

Есть и другие сомневающиеся. Приводятся разные резоны, в основном экономического характера.

И почти никто не говорит о "человеческом факторе". Никто его в расчет не принимает. Мол, это при коммуняках была такая пропагандистская заморочка. А экономика — это научная система.

Но "человеческий фактор" — тоже система. В свое время мы им горы переворачивали. Не только трудом миллионов заключенных, но и на энтузиазме вольных.

"Человеческий фактор" способен похоронить даже самые лучшие планы. Тем более, нет никакой уверенности, что данный план лучший или просто хороший. О чем и сказали ученые экономисты, представив альтернативный проект развития.

Стратегию Путина разрабатывали те же люди, что спланировали и построили наше настоящее. А в настоящем нет ничего, кроме нефти-газа-золота-алмазов-платины-леса, то есть сырья. Остается надеяться, что новый план будет лучше того, который правительство уже реализовало.

...

Выполнение любого плана зависит от чиновников. От государственного аппарата. Какой он?

Вот некоторые выводы, сделанные социологами по результатам опросов:

— Российский чиновник уступает по деловым качествам не только советскому, но и царскому чиновнику.

— Общественного мнения для чиновников не существует. Есть четкое понимание того, что нарушишь политические интересы — президента, хозяина или кого-то еще — посадят или положат. И все.

— Закон ничего не значит. Решение должно удовлетворять букве закона, а не его духу.

— Любая реформа Кремля, невыгодная чиновникам, рано или поздно глохнет.

— Государственные служащие в абсолютном большинстве руководствуются собственными интересами, а не абстрактными лозунгами "служения России".

"Ну и черт с ними, с чиновниками! — говорят некоторые бизнесмены. — Лишь бы не мешали".

Опять и снова это выражение. Как проклятие над полезными, деятельными людьми еще с советских времен.

"Мы знаем, как надо, мы всё сделаем, мы большой хлеб вырастим, и село поднимем — только не мешайте, не вяжите нас по рукам и ногам!" — криком кричали директора лучших совхозов и председатели лучших колхозов. А потом, выговорившись за бутылкой водки заезжему журналисту, звонили в райком, спрашивали: можно ли уже начинать весенний сев. Ведь там, в райкоме, лучше матерых мужиков-хлеборобов знают, как надо пахать и сеять.

Но тогда это было все же противостояние людей из одной команды, из одной системы. Тогдашняя бюрократическая надстройка над талантливыми директорами-председателями не ставила задачи нанести вред данному конкретному совхозу-колхозу, его делу.

Нынешняя система — ставит. Потому что самостоятельное развитие бизнеса есть угроза не только привычному и сладостному всевластию, но и личному благосостоянию. Поэтому любая попытка любого предпринимателя, служащего фирмы вести себя независимо, говорить на равных, воспринимается как вызов и карается немедленно. Отсюда — прямой урон производству.

В том, что бюрократы не помогают развитию страны, а тормозят его, убеждены 76 процентов опрошенных россиян и 22 процента самих чиновников. "Среди них есть умные и самокритичные люди. Их не устраивают эти моральные правила и нормы. Но признаться в этом они могут только анонимно, в ходе опроса", — констатируют социологи.

Однако, если тормозят, то за такое можно и надо сажать, а? Попробуйте заикнуться — над вами даже смеяться не будут, а отодвинутся в опаске, как от человека не в себе.

Зато весело, понимающе посмеются над операцией, которую, например, провел начальник отдела внутренних дел Заводоуковского района Тюменской области Валерий Смолин. Он продал стационарный пост дорожной инспекции. Под ларек. А вырученные деньги присвоил. Затем совершил еще несколько подобных акций, правда, большего масштаба, в том числе и по продаже зерна. После чего получил звание полковника и должность начальника Управления государственной инспекции безопасности дорожного движения Тюменской области. А Тюменская область — посмотрите на карту, двенадцатая часть территории России.

В конце концов полковника Смолина арестовала прокуратура. То есть время от времени таких государственных служащих (кстати, Смолин уже третий начальник Тюменской ГИБЛД с уголовным делом) сажают, куда следует. Но в народе убеждены, что сажают не за нарушение закона. А просто одна группа людей свергает представителей другого клана, пользуясь законом.

...

К чему эти примеры? К "плану Путина". Ведь эти люди и будут его претворять в жизнь.

У нас экономика в руках государства, и план Путина целиком и полностью зависит от чиновников. Их в стране — 25 миллионов. Более трети всех работающих!

Народная молва утверждает, что чиновники в лучшем случае ничего не делают, в худшем — вымогают взятки, мешают развитию производства и просто-напросто разворовывают все, что имеется в стране. Но молва может и ошибаться, молва — не авторитет.

А вот президент Путин — абсолютный авторитет. Он — Главный чиновник в стране. Он все знает о государственном аппарате.

"Сегодняшний государственный аппарат является в значительной степени забюрократизированной, коррумпированной системой, не мотивированной на позитивные изменения, а тем более на динамичное развитие, — говорил недавно Владимир Владимирович Путин. — В каждое учреждение нужно ходить со взяткой".

С одной стороны, президент выдвигает план построения светлого будущего в течение ближайших 12 лет. А с другой — утверждает, что государственный аппарат, призванный осуществлять его план, ни на что не годен. Более того — вредоносен.

И как же теперь быть?