Самая длинная родословная

Опубликовано: 17 октября 2003 г.
Рубрики:

Говорят, что у некоторых итальянских аристократов корни родословного древа уходят во времена древних римлян, и что это самые древние из всех возможных родословных. Не знаю, может, так оно и есть, вернее было. Но если только Книга рекордов Гиннеса включает в себя древность родословий, то рекордсмен появился на свет прямо на наших глазах: это не итальянец и не аристократ, а англичанин по имени Эйдриен Таргетт, скромный школьный учитель сорока двух лет; живет он в графстве Сомерсет, в юго-западной Англии, неподалеку от Бристоля; и родословная его напрямую уходит во тьму 9000 лет, в так называемый мезолит (среднекаменный век), к племени, населявшему тогда этот район.

Разумеется, Таргетт, узнав об этой сенсационной новости, был ошарашен, хотя, в какой-то мере, и был к ней подготовлен. Вся история эта началась в 1903 году, когда британские археологи, исследуя Чеддар-кэйвс — пещеры под городком Чеддар в упомянутом графстве Сомерсет, нашли в них скелет пещерного человека 9000-летней давности, и этот скелет получил имя Чеддармен, Чеддарский человек. С тех пор этот городок и был славен двумя вещами: найденным здесь древним скелетом и изготовлявшимся здесь же знаменитым сыром “Чеддар”.

Некоторое время назад у сотрудников Оксфордского института молекулярной медицины возникла дерзкая мысль: отщипнуть у знаменитого скелета самую малость костной ткани, выделить из нее молекулу ДНК, выделить аналогичную молекулу у какого-нибудь отважного добровольца-чеддарца и попытаться выяснить — не является ли кто-либо из нынешних чеддарцев прямым потомком бывшего владельца скелета. Отщипнули чуток от большого пальца Чеддармена, нашли соответствующего добровольца, сравнили — и ничего не вышло.

В декабре прошлого года Филип Пристли, кинопрдюсер-документалист, уроженец и патриот Чеддара, решил создать документальный фильм во славу родного города и призвал оксфордских ученых повторить попытку. Первая попытка была связана с так называемыми клеточными ДНК, передающими наследственные признаки как со стороны отца, так и со стороны матери. Это путь более сложный, и, вероятно, именно поэтому он закончился неудачей. Теперь было решено, во-первых, в качестве исходного материала использовать внутреннюю зубную ткань (пульпу) скелета и митохондриальные ДНК, обеспечивающие наследственность только с материнской стороны, что упрощает задачу: с матерью всегда легче иметь дело, нежели с обоими родителями.

В энтузиастах-добровольцах недостатка, разумеется, не было. По призыву Пристли, за Таргеттом, двадцать лет преподающим историю в местной школе, все его ученики сделали шаг вперед, и у двадцати из них, — а также у нескольких совершеннолетних чеддарцев — из десны взяли немного митохон... словом, что нужно, то и взяли, и начали исследование. Сам Пристли был уверен, что ДНК Чеддармена совпадут с таковыми некоего местного археолога, семья которого категорически утверждает, что их предки живут здесь непрерывно, со времен среднего каменного века-мезолита — т.е. с 9000 г. до н. э. А уж о том, что они обитали здесь в момент сотворения мира (3761 год до н. э.), и говорить не приходится.

Но, ко всеобщему изумлению, практически идеальным и бесспорным прямым потомком Чеддармена со стороны мамаши оказался Таргетт: из 300 базисных генетических пар молекулы ДНК учителя чеддарской школы с молекулой ДНК благородного британца 9000-летней давности совпали 299! А эта единственная не совпавшая, по словам оксфордцев, результат мутации за столь продолжительный срок.

Итак, с помощью сложнейшей и совершеннейшей технологии, впервые установлена прямая генетическая связь между современным человеком и пещерным жителем эпохи мезолита. Между Эйдриеном Таргеттом и Чеддарменом лежат, считая округленно, 450 поколений. “От этого можно, конечно, слегка свихнуться, — сказал Таргетт в телефонном интервью, — тем более что с материнской стороны я дальше прабабки ни о ком не знаю. А со стороны отца — только о бабке”.

Имеется ли между предком и столь отдаленным потомком внешнее сходство, еще не выясняли. Во всяком случае, рост у них совершенно одинаковый — 176 см. И эта только что установленная связь между прошлым и настоящим, помимо чисто внешней сенсационности, вызвала к жизни огромный приток информации: пересмотру подлежит далекое прошлое Британии. До сих пор английские историки были убеждены, что чеддарские охотники-собиратели плодов мезолитического периода были уничтожены или изгнаны другим племенем — земледельцев, неизвестно откуда прибывшим на остров. Теперь все выглядит совсем по-другому. Теперь стало ясно, что приблизительно 30 000 охотников, населявших здешние края, сами научились земледелию и шли по тропе прогресса вплоть до наших дней.

“Жившие здесь на плодородной земле после таяния ледников Чеддармен и его соплеменники вовсе не вели суровую борьбу с окружающим миром, — заметил кинопродюсер Пристли. — Разумеется, от них требовалась большая физическая нагрузка, чем от школьного учителя Таргетта. Но они были заняты делами, связанными с добычей пищи, не больше двух-трех часов в сутки. Остальное время они сплетничали, пели, вырезали красивый орнамент, а может быть, и пили. Не знаю, были ли у них уже тогда алкогольные напитки”.

Чеддармен, эта местная знаменитость, умер совсем молодым: ему было чуть больше 20 лет, и причина его смерти неизвестна.

Что касается Таргетта, этой новой знаменитости, то он с женой отныне держат постоянно включенным автоответчик: человеку с самой длинной на земле родословной целый день морочат голову по телефону невесть откуда взявшиеся поклонники. Как всякая истинная знаменитость, Таргетт скромен: “Меня было легче найти, чем иголку в стоге сена. Подождите немного, и весь наш Чеддар окажется прямыми потомками этих красавцев из каменного века”.

Кто его знает, может, у этого метода великое будущее. Может, со временем этот метод станет нормой международного права: вместо войн за землю и этнических чисток, основанных на преданиях и легендах, достаточно будет определить, кто здесь жил в каменном веке, ООН вынесет соответствующую резолюцию, и спорная проблема будет решена.