Денег жалко...

Опубликовано: 15 мая 2007 г.
Рубрики:

Наш президент Владимир Владимирович Путин вскрыл-таки кубышку Стабилизационного фонда! В послании Федеральному собранию объявил, что деньги из него будут направлены на строительство дорог, на укрепление жилищно-коммунального хозяйства и на увеличение пенсий.

Самое главное - пенсии. Они будут увеличены на 65 процентов в течение 2008-2009 годов. На два года - получается по 32 процента в год. Минус инфляция. Которая может стать угрожающей. Ведь прибавки к пенсиям - мелочь по сравнению с тем, что в дорожное строительство и жилищно-коммунальное хозяйство вбрасывается 400 миллиардов рублей! Надеюсь, доходы стариков, если и не вырастут, то, по крайней мере, останутся на нынешнем уровне бедности. А то ведь разговоры о крахе Пенсионного фонда тревожат всех. В том числе и нынешних пенсионеров - а вдруг и на их век не хватит? О людях, которым только предстоит уход на заслуженный отдых, можно и не говорить - мало кто надеется. Тем более, министр социального обеспечения Зурабов очень здорово нас «утешил». Хоть стой, хоть падай. «Должен вам сказать, что средств достаточно, если мы предполагаем, что мужчина у нас будет доживать до 59 лет», - публично заявил он.

Речь о том, что средняя продолжительность жизни мужчин в России - 58 лет. И поскольку мы до получения пенсии всё равно не дотянем, то Зурабов предполагает, что на оставшихся женщин и случайно доживших мужчин его денег хватит.

Тем не менее, несмотря на более чем своеобразный оптимизм министра, государство приходит на помощь Пенсионному фонду. О чем и сказал в послании президент страны.

Разумеется, такая раздача денег - недвусмысленное обеспечение предстоящих парламентских и президентских выборов, будем прямо говорить. Почти сорок миллионов пенсионерских голосов - решающий фактор.

Президент лишь дважды употребил в послании слово «коррупция». Однажды - в самых общих чертах, второй раз - говоря о поставках вооружения. А как раз коррупция и вызывает больше всего беспокойства по двум пунктам из трех - дороги и жилищно-коммунальное хозяйство. (О военном заказе - отдельно.)

Строительство дорог - коррупционно ёмкая отрасль. Как и все земляные работы. Асфальтовое покрытие - только видимая часть всего процесса. Самое главное - основа, глубокий фундамент. Если он сделан по всем правилам мирового опыта, то дороги будут служить вечно, как немецкие, построенные в незапамятные времена. Но можно ведь и не по правилам - поди проверь, что там внутри насыпано. 100 миллиардов рублей! Как бы их ни закопали в раскисшую землю, как при советской жёсткой власти в мелиорацию. Однако дороги строить надо, и всё-таки производство на виду, более или менее контролируемо.

Другое дело - ЖКХ. Дорожное строительство по коррупционным возможностям не идёт ни в какое сравнение с системой жилищно-коммунального хозяйства. Ещё в советские времена говорили - на него столько денег выделяется, что тротуары можно зубными щетками с порошком чистить. Однако пьяный сантехник, вечно текущие краны, протекающие крыши и т.д. стали неотъемлемой частью жизни миллионов на протяжении всей жизни.

И так и остались. Несмотря на все реформы. Лишь сменились вывески: вместо государственных жэков - закрытые акционерные предприятия, во главе которых те же начальнички. Но какой простор они получили! Живые деньги на руках - и никакого контроля. Частный бизнес! Со всеми прежними связями в управах-префектурах-мэриях. При этом получают огромные деньги и от населения, и от государства. Редко кому удаётся так устроиться!

И не случайно их акционерные общества называются «закрытыми». Там всё - закрыто. Например, одну из страшных тайн системы открыл воронежский инженер N. Называется - «Мастика». Почему у нас каждый год в одних и тех же местах копают и меняют трубы? Потому что так задумано. Каждый прорыв, вскрытие земли-асфальта, ремонт и замена - большие деньги. А вот если трубы на стыках покрыть специальной, копеечной мастикой, то они будут служить очень-очень долго. И потому эта самая мастика - жуткая тайна, о которой не должны знать посторонние.

И потому мне до слёз жаль 250 миллиардов рублей, которые Владимир Владимирович Путин выделяет на поддержку жилищно-коммунального хозяйства. Это ведь - шутка ли! - 10 миллиардов долларов. Как подумаешь, сколько сбережённых денег из фонда будущих поколений уйдёт на липовые наряды вроде перевозки воздуха на дальние расстояния и рытье канав длиной в радиус Земли - тошно становится. Но, видимо, нет у власти другого выхода. Система ЖКХ так окопалась, что никто ее оборону не взломает. И потому вбрасываются невиданные по объему государственные деньги с расчетом, что часть их потратится на действительный ремонт ветхого жилья, на переселение людей из аварийных домов.

В славном городе Алпатьевске, который я хорошо знаю, все крупные заводы в советские времена производили продукцию под одним названием - Изделие. У каждого - своё.

Отношение к Изделию было двойственное и даже тройственное. С одной стороны - гордились, с другой - понимали, что разорительно для страны, с третьей - хохмили, как могли. Над особенностями нашей технологии, в которой электроника сочеталась с кувалдой.

Так и говорили:

- Закончили недавно новое Изделие. Как раз бюджет нашего Алпатьевска. Зато если направить его на английский порт Ливерпуль, то порта, города и окрестностей в большом радиусе не будет. Правда, если Изделие сработает...

То есть мощь Изделия обратно пропорциональна городскому бюджету. И каждый алпатьевец испытывал его разрушительную силу на себе - по частому отсутствию горячей, а то и холодной воды, прорывам канализации и улицам, по которым в самый раз ездить на военном тягаче «Ураган».

А если сопоставить разрушительную мощь всех заводов Алпатьевска, всего советского военно-промышленного комплекса применительно к бюджету страны, то не стоит удивляться, почему мы так жили. У нас ведь даже завода швейных машинок не было - их выпускали в качестве нагрузки, как «ширпотреб», на военном же заводе. Помните знаменитый анекдот, как слесарь Иванов воровал на заводе детали, собирал дома швейную машинку, а всё время почему-то получался пулемёт.

Из алпатьевских весёлых историй мне больше всего запомнилась байка про Якорь. Как-то поступил заказ на Якорь. Не простой, а электронный, который сам себе устанавливает глубины, и еще что-то делает. Создали. Собрали. Повезли на испытания через полстраны. Приехали высокие чины из ВПК - Военно-промышленной комиссии. Вышли в море на большие глубины, бросили Якорь. А он не тонет. Вообще-то Якорь железный, а железо в воде обязано тонуть. Но тут - никак. Конфуз и скандал страшный! Выручили, коллеги из подводного главка. Они развеселили даже хмурых генералов-адмиралов. Подошли к алпатьевцам и говорят: «У вас якорь не тонет, а у нас подлодка не всплывает. Давайте меняться!»

Но сейчас алпатьевцы вспоминают те времена как золотые. Ведь нормально жили, работали, получая неплохие зарплаты. С перестройкой, а тем более с развалом Союза жизнь Алпатьевска рухнула. Других-то заводов в большом городе почти и нет. Всем стало не до смеха. Правда, некоторые остряки не сдавались. Говорили: «Зато у нас самые дорогие канавы в мире». Там в дренажную систему, в мосты над оврагами вместо водоотводных труб укладывали корпуса сокращенных по советско-американскому договору ракет средней дальности. А они ж титановые! Не золото, конечно, но всё-таки...

Военно-промышленные байки алпатьевских весёлых ребят я вспоминал, глядя, как спускают на воду первую атомную подводную лодку новой серии - «Юрий Долгорукий». В присутствии первого вице-премьера правительства Сергея Иванова.

По телевизору, вроде бы, не говорили и не показывали, что после разбития бутылки шампанского о железный борт лодку еще будут доводить и доводить до кондиций, и ходовые испытания начнутся только в октябре. Но если учесть, что заложили ее аж в 1996 году, то оставшиеся полгода - сущий пустяк. Правда, лодка безоружная. То есть бесполезная. Потому что ракеты «Булава», по сообщениям прессы, пока не выдерживают испытаний - всё время взрываются. Но это, надеюсь, рабочий момент. Ведь когда-нибудь и ракету сделают, чтобы она летала, а не тонула.

Худо другое - даже новые подлодки и новые ракеты являются новыми весьма относительно. Уже устарели, не идут ни в какое сравнение с аналогичными американскими.

Советский ВПК хоть и работал алпатьевскими методами, но там была налаженная система и неограниченная финансовая и производственная мощь государства. Так и то не выдержали гонки вооружений. Надорвались.

А куда мы торопимся? Непонятно. Остановиться бы, оглянуться. Подумать. Придумать новое. А не гробить деньги сгоряча. Недавно вице-премьер Сергей Иванов побывал на военных заводах Урала и пришел в ужас. На совещании у президента Путина он докладывал (цитирую по стенограмме): «Я посетил Уралмаш, это в прошлом - именно в прошлом - крупнейшее предприятие тяжелого машиностроения. Ситуация там тяжелая, Владимир Владимирович, шесть тысяч рабочих по сравнению с пятьюдесятью тысячами, которые были в советские времена. Предприятие загружено по мощности на сегодняшний день на 15 процентов. В результате реформ, продаж, прямо скажем, спекуляций в 90-х годах предприятие полностью лишилось конструкторско-проектной базы».

А что и как говорил он директорам на заседании Военно-промышленной комиссии в Екатеринбурге, неизвестно. Но доходят слухи, что громко, и выразимся так, образно и сердито.

Валить всё на 90-е годы выгодно. Авось, никто не вспомнит, что с тех пор прошло 15 лет новой власти. А Уралмаш и другие заводы всё в том разрушенном состоянии. И при такой базе мы начинаем вкладывать огромные деньги в военный заказ. Оборонный бюджет на 2007 год - свыше 822 миллиардов рублей. В 1,7 раза больше, чем в 2005 году. И их не хватает уже сейчас. В том числе и потому, что предприятия-монополисты взвинчивают цены на Изделия - морально и физически устаревшие, не отвечающие современным технологиям. Первый заместитель председателя Военно-промышленной комиссии Владислав Путилин констатировал: «Беспрецедентный рост цен по контрактам, заключаемым с единственными поставщиками... снижение качества продукции». А откуда они взялись - монополисты? В стране рыночной-то экономики?

В СССР, кстати, существовала конкуренция. Почти на каждый вид вооружения работало несколько КБ (конструкторских бюро), выбирались лучшие разработки. Например, было три мощнейших КБ по ракетной технике - Янгеля, Королёва и Челомея. Разработки Янгеля ценили оружейники, об успехах Королева в мирном космосе сообщал ТАСС (Телеграфное агентство Советского Союза), а Челомей, видимо, далеко не всегда выдерживал конкуренцию. Сужу по тому, что у весёлых ребят с военных заводов была присказка: «Янгель работает на нас, Королев - на ТАСС, а Челомей - на унитаз...».

В России же конкуренция на оборонную продукцию уничтожена. Самой властью. Она создала, например, Объединенную авиастроительную корпорацию и некоторые другие, подобные. Как написано в указе-постановлении: «Для концентрации интеллектуальных, производственных и финансовых ресурсов».

На кого ж и на что тогда негодует Владислав Путилин?

В то же время предполагается, что государство вложит огромные деньги в проекты с обязательствами аж до 2018 года. «С будущего года планируется заключение долгосрочных контрактов на 10 лет, которые предусматривают фиксированную цену на продукцию», - объявил Сергей Иванов. Наверно, это хорошо. Лучше работается, когда знаешь, что вперёд обеспечен деньгами. Только ни проглотят ли наши миллиарды совсем другие развесёлые ребята - пираньи-жулики из промышленных корпораций. Дав нам взамен всё те же устаревшие железки. Также вызывает настороженность, что предстоящим «длинным деньгам» радуются банкиры. Тоже весёлые люди. Но то, что им выгодно, далеко не всегда выгодно государству.

А некоторые аналитики считают, что трёхлетний бюджет страны, военные контракты на 10 лет имеют политическую подоплеку. Мол, будущий президент окажется связанным по рукам и ногам и вынужден будет продолжать курс предшественников.

В свете предстоящих в декабре парламентских выборов все партии и движения начали состязаться в социальной риторике. Интереснее всего наблюдать за «Единой Россией» и «Справедливой Россией». Они, как в советские времена язвительно говорили политические обозреватели, рядятся в тогу защитников народа. И со всех трибун говорят о социальной справедливости, требуют повышения пенсий и зарплат. От кого могут это требовать их лидеры - третий человек в государстве, председатель Совета Федерации Миронов и четвертый человек в иерархии власти, председатель Государственной думы Грызлов? От себя, любимых?

А может быть, от президента Путина?

Но зачем тогда кричать на площадях? Кто им мешал и мешает сказать это при очередной личной встрече с Владимиром Владимировичем? К тому же недавно они, Миронов и Грызлов, сидели в президиуме и аплодировали Путину, когда он говорил в послании Федеральному собранию, что народу жить стало легче, жить стало веселей. Бюджет увеличился в шесть раз, а бедных в стране стало в два раза меньше.

Так чего же тогда требуют Грызлов и Миронов? Чтобы сразу и сейчас бедных стало в четыре раза меньше? Но это нереально и несерьезно.

Значит, дешевый популизм. Кстати, много лет назад лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский предлагал писать это слово через дефис в середине. И он прав. Эти слова, которое вместе и которое через дефис, почти всегда ходят рядом.

Между тем, никто толком не говорит или даже не знает, сколько людей в стране живет за чертой бедности. А может, знают, но не говорят. Или говорят совсем другое. Занимаются популизмом через дефис.

Всероссийский центр уровня жизни объявил, что бедность неуклонно исчезает. Оказывается, в начале 2006 года бедных в стране насчитывалось 18,9 процента от общего числа населения. А за год их число уменьшилось сразу на 2,6 процента и сейчас составляет 16,3 процента. Министр Греф тут же заверил, что к 2010 году количество россиян с доходами ниже прожиточного минимума уменьшится до 10,7 процента.

Прожиточный минимум у нас определен цифрой 3713 рублей. По сегодняшнему курсу - 143 доллара на человека.

А пенсионеры люди или нет? Граждане России - или нет? Входят они в население страны или нет?

Если входят, тогда все 40 миллионов пенсионеров, получающих 110 долларов в месяц, являются бедными, по официальным меркам. То есть уже - 28 процентов населения. Прибавьте к ним работающих бедных. Как их вычислить?

Будем исходить из прожиточного минимума - 3713 рублей.

А минимальный размер оплаты труда - 2300 рублей. Как может официальный минимальный размер оплаты труда быть ниже официального прожиточного минимума?

У нас такую зарплату - 2300 рублей - получают 6 миллионов трудящихся граждан. 6 миллионов да 40 миллионов пенсионеров, прибавьте к ним ещё тех, у кого зарплата колеблется от 2300 до 3713 рублей - получается больше 30 процентов населения. Людей, живущих за чертой бедности. Попросту говоря - в нищете. Если оперировать исключительно официальными цифрами и считать по правилам арифметической арифметики, а не политической. Или арифметики популизма через дефис.

Вернемся к официальному порогу, за которым начинается бедность - 3713 рублей. В далеком и, значит, более или менее дешевом городе Горно-Алтайске квартплата за стандартную двухкомнатную квартиру - 2000 рублей. На пропитание, одевание, умывание и культурное времяпрепровождение остается 1713 рублей - 66 долларов. Вот бы Грефу дать такую сумму и сказать: «Герман Оскарович, вы не бедный человек!»

Откуда взят такой порог бедности - 3713 рублей?

В странах Европейского союза порогом бедности считается сумма ниже 60 процентов средней зарплаты. У нас средняя зарплата, по данным Росстата на 3 мая - 12580 рублей. Значит, порог бедности должен быть - 7260 рублей на человека. Вдвое больше официального. Но тогда окажется, что за ним находится больше половины населения. И с каждым годом количество бедных почему-то увеличивается. Несмотря на все нефтяные сверхдоходы.

И что тогда докладывать президенту? И что он будет говорить народу?

Представим на секунду, что на месте президента Путина на всю страну, через все телевизоры говорит экономист Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации.

- Есть три социологических критерия. Первый - нищета. В эту категорию входят люди, которым не хватает денег на покупку еды. Таких у нас 13 процентов. Вторая категория - люди, которым хватает на еду, но не хватает на одежду. Таких у нас - 38 процентов. И третья категория - которым хватает на еду, одежду, но не хватает на покупку бытовой техники - их 36 процентов. Значит, бедных в России на самом деле 87 процентов.

- Это уже чересчур! - скажет читатель. Может быть. У каждого - свои представления о пороге бедности.

Но должны быть и некие общие Может, реальная картина возникнет, если сложить и поделить надвое слова президента Путина и выкладки экономиста Делягина? Однако это похоже на какое-то гуманитарное шаманство. А так хочется более или менее точных расчетов. Точного знания - в какой стране мы живем.