Колесо фемиды

Опубликовано: 1 марта 2007 г.
Рубрики:

Никто не знает, куда оно покатится и кого переедет

Сенатор Вавилов

Человек, на которого было заведено 5 уголовных дел, 5 последних лет являлся членом Комитета по правовым и судебным вопросам (?) Совета Федерации России. Проще говоря, сенатором, смотрящим за соблюдением законов в стране.

Сейчас на него завели шестое уголовное дело. Точнее, решили возобновить одно из старых. В это время он находился в Америке. И срочно прилетел в Россию, выступил на Совете Федерации, выразил благодарность тем, кто «рискнул» поздравить его с днём рождения. Судя по поведению — он или кристально чист, или ничего не боится и уверен, что дело прикроют так же, как и предыдущие.

Это — Андрей Петрович Вавилов, одна из самых заметных личностей бурных 90-х годов России. Бурных в самых разных и сложных смыслах этого слова, если ни сказать — в коррупционно-криминальных смыслах. Но судом не доказанных. Или — не доведённых до суда.

То, что он сенатор от Пензенской области — не более, чем сегодняшняя реальность. Скучная, особо никого не интересующая.

А десять-пятнадцать лет назад имя Вавилова не сходило с уст в правительственно-политических кругах. Хотя самая высокая должность, которую он занимал — первый заместитель министра финансов. Но такой заместитель, который пересидел с 1992-го по 1997-й годы нескольких министров. Еще задолго до приближения к Ельцину он был заметной фигурой в команде Гайдара. А весной 1996-го стал начальником финансов в предвыборном штабе Ельцина — и этим всё сказано. Тогда рейтинг Бориса Николаевича не превышал, кажется, 4-7 процентов. Шансов на переизбрание вроде бы никаких. Срочно образовался общественный комитет в его поддержку, состоящий из семи олигархов — Березовский, Ходорковский, Фридман, Гусинский, Потанин, Смоленский, Виноградов — тотчас названный Семибанкирщиной, по аналогии с Семибоярщиной Смутных времен. Какие деньги были брошены в кампанию — трудно представить. Финансовым координатором проекта был Вавилов.

О его неколебимых позициях ярче всего говорит то, что в сентябре 1998-го (после сокрушительного дефолта!) кандидатура Вавилова рассматривалась на пост министра финансов РФ.

К тому времени его имя упоминалось в скандалах:

— с приказом Минфина об освобождении «Газпрома» от налогов на 1 триллион 361 миллиард рублей;

— с поставками украинских стройматериалов, которые так и не были получены, а 450 миллионов долларов из бюджета ушли;

— с агентством по ипотечно-жилищному кредитованию, которому Минфин передал 80 миллиардов рублей;

— с долгами Ирака и Ливии на 8 миллиардов долларов.

— с хищением 231 миллиона долларов, выделенных на производство истребителей «МиГ-29" для Индии.

Человек, который находился в самой гуще темной круговерти с государственными векселями, казначейскими обязательствами, пропажей облигаций внутреннего валютного займа, который замешан в стольких скандалах — предлагался министром финансов после дефолта! Это было бы чересчур даже для тех времен. Так или иначе, но назначение Вавилова не состоялось.

Кстати сказать, Вавилов ведь не дожил в правительстве до дефолта. За полтора года до крушения он благополучно сошел с трапа безумного корабля на другой финансовый берег. Крутился в высоких сферах различных банковских структур, а когда к 2000 году всё утряслось, уже при власти Путина, получил компанию «Северная нефть». Как орден за заслуги.

И вот здесь начинается дело Ходорковского. Опять.

В 2000 году «Северная нефть» Вавилова оценивалась примерно в 150-200 миллионов долларов. Каким-то образом капитализация ее за два года выросла в три раза. И она была куплена государственной «Роснефтью» в 2003 году уже за 600 миллионов долларов. Операцию провели так, что от нее остался в стороне даже тогдашний премьер-министр Касьянов: «Эта сделка была произведена в неком тумане, это было в тумане... абсолютно... тогда казалось, что такого уже не должно быть, таких полутёмных дел».

Учтём, те 600 миллионов — наши, государственные, из бюджета. Не частные фирмы, а мы с вами переплатили Вавилову 3-4 сотни миллионов. Почему? С какой стати? Нет ли здесь коррупции в высших эшелонах чиновничества?

Эти неосторожные вопросы о «коррупционной составляющей» и задал Михаил Ходорковский президенту Владимиру Путину на памятной встрече бизнесменов с главой государства в 2003 году.

Реакция президента поразила тогда всех присутствующих грубостью и резкостью.

Дальнейшее знают все. В октябре 2003 года Ходорковский был арестован.

Но ведь Вавилова вновь привлекают к следствию не за сделку с «Северной нефтью?» Конечно, нет. Это было бы слишком. Речь идет о «МиГах» для Индии.

В 1997 году Индия будто бы выразила желание купить у нас большую партию истребителей. Фирма «МиГ» (тогда она называлась МАПО) обратилась в Минфин с просьбой об авансе. И хотя контракт ещё не был подписан, им дали на производство 231 миллион долларов.

Контракт так и не был подписан. А 231 миллион, утверждали в прокуратуре, растворился в облигациях, которыми владели по очереди «Уникомбанк», «Московский инновационный банк», «Кредитный союз», никому не известная компания «Бент», после которой все следы теряются. Тогда, в 1997-м, несколько человек арестовали. Потом дело прикрыли, и всех отпустили. В 2006-м возобновили, арестовали главу «МиГа», а нынче, в 2007-м, добираются до Вавилова.

Многие, причастные к высшим чиновно-финансово-бизнесменским кругам и делам тех лет и нынешних, встревожились. Человека такого ранга у нас ещё не судили. Имеется в виду не замминистерская должность, а реальный вес. Тут принцип домино. Урони одну фишку — по цепи полягут все. Самый громкий последний пример — Алексей Френкель. Вроде невелика фигура — глава мелкого банка. Но он был в «системе», знал очень много. И когда начал рассказывать, когда его письма появились в Интернете, весь финансовый мир России охватили ажиотаж и паника.

Какие имена и какие схемы вскроются, если начнут раскручивать все дела Вавилова?

Не менее опасное препятствие — Ходорковский. За что бы ни судили Вавилова, хоть за кражу коробки скрепок, всё равно все вспомнят продажу «Северной нефти», замечание Ходорковского, реакцию президента, арест и суд над Ходорковским. На власть падает тень. И с этим ничего не поделаешь.

Потому реальные судебные перспективы вызывают некоторые сомнения. Очень уж времени мало. Пока Совет Федерации рассмотрит вопрос о лишении сенаторской неприкосновенности, пока то да сё — в апреле истечёт десятилетний срок давности по делу «МиГов». И ничего тут не скажешь. Очень хотели, старались — но не успели.

И опять не вяжется. Зачем тогда начинали? Только внимание привлекли. Не трогали б — никто и не вспомнил.

Аналитики объясняют возобновление дела Вавилова борьбой высших кремлевских группировок: мол, сам по себе он никому не нужен — но его используют, чтобы ударить по другим.

Олигарх Ходорковский

Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву предъявили новое обвинение — в хищении 23 миллиардов долларов путем «отмывания денежных средств» в оффшорных фирмах.

«Безумие, бред, — заявил адвокат Юрий Шмидт. — Просто потому, что украсть такую сумму невозможно никому, нигде и никогда: это больше выручки компании «ЮКОС».

Шмидт мыслит как человек, профессия которого — вникать в детали. А здесь — другая система и задача. Главное — удар по сознанию народа. Объявить по телевидению — двадцать три миллиарда долларов украли!!!

После этого можно ничего не доказывать.

Да никто не собирался и не собирается. Потому что невозможно. Писательница Наталья Точильникова, работая над романом, скачала с сайта Генпрокуратуры приговор Ходорковскому и поделилась своим открытием: «Тут-то и настало просветление! Приговор оказался самым сильным оправдательным документом! Описания распространенных практик ведения бизнеса — ничего больше!»

Разумеется. В обвинении написано: отмывание денежных средств путём использования схем так называемой оптимизации налогов. Расчет простой: никто, кроме адвокатов, не будет разбираться, что «оптимизация налогов» — не преступление, это разрешённое правительством действие.

Оффшорные или особые экономические зоны со льготным налогообложением создавались для поддержки депрессивных городов и регионов. Где вся жизнь раньше держалась на одном-двух заводах. Они рухнули — и жить стало нечем. В таких городах и разрешалось регистрировать фирмы богатых нефтяных компаний, чтобы укрепить их налогами местный бюджет. Но в наших условиях в общем-то хорошее дело мгновенно превратилось в шахер-махер. Правительство (не Ходорковский!) понаоткрывало оффшоры везде, где только можно. Разумеется, не без «подсказки» олигархов, разумеется, олигархи этим моментально воспользовались — кто ж будет платить государству больше, если можно заплатить меньше?!

Я и говорю — шахер-махер. Но по закону — не преступление. И если кого наказывать — то лишь членов правительства того времени. Тех, кто «проталкивал» и подписывал указы-постановления.

Для полной объективности выслушаем врага Ходорковского — бывшего первого заместителя министра финансов, бывшего владельца компании «Северная нефть» Андрея Вавилова. Повторим еще раз, свою компанию, оцениваемую в 150-200 миллионов долларов, он продал государственной «Роснефти» за 600 миллионов. Всё нефтяное сообщество возмутилось. Представитель «ЛУКОЙЛа» заявил, что покупатель будет считаться «недобросовестным приобретателем». А Ходорковский сказал об этом на встрече с президентом Путиным. С чего и началось его преследование.

Андрей Вавилов был единственным из бизнесменов, кто открыто поддержал акцию государства против «ЮКОСА». Поэтому и особо ценны его высказывания от октября 2003 года, сразу после ареста Ходорковского: «Недоплата налогов через оффшорные схемы как была в 2000 году, так и осталась. Есть крылатая фраза Ленина: формально все сделано правильно, а по сути — издевательство. Схемы применяются самые простые. Нефть продаётся от скважин на внутренний оффшор. Или в Байконур какой-нибудь. Продаётся по очень низкой цене. Только на бумаге, никакой вещественной отгрузки не происходит. А уже из этого оффшора по совсем другой, высокой цене на бумаге перепродаётся на переработку. Разница остается в оффшоре, и с нее не платят налогов. Недостаток нашей государственной системы как раз в том, что не со всех спросили. Вот с «Сибнефти», например, не спросили. А с «Лукойла» по Байконуру спросили, и он заплатил. Надо спросить со всех. Если кто-то ошибся, пусть доплатит, довнесет налоги. Не нужно сажать — я совсем не кровожадный. Но проблема должна быть решена».

Впоследствии с «Сибнефти» деньги взыскали. А также с Тюменской нефтяной компании (ТНК). А теперь говорят, что и государственная «Роснефть» вовсю использовала схемы оптимизации налогов. Никого из руководителей под суд, разумеется, не отдавали. Да и деньги, по букве закона, не имели права отнимать. Отмена оффшорных зон, как и любой закон, обратной силы не имеет.

Но если Ходорковского посадили один раз, на 8 лет, зачем устраивать второй процесс, который будет ещё более абсурдным, чем первый?

Видимо, затем, что боятся. В октябре этого года он имеет право подавать прошение на условно-досрочное освобождение. И в 2008 году выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах. Поддержка ему обеспечена. Молодой, красивый, умный, не чиновник — человек с биографией. А то, что олигарх, так этот недостаток с лихвой искупается четырьмя годами лагеря. Представьте, что он получает телеэфир и заявляет на всю страну: «Я знал, что меня ждёт тюрьма, десять раз мог уехать за границу и жить там припеваючи, но я остался».

Тут даже до посёлков и деревень, где уже 10 лет газет не читают, дойдёт, что человек из олигархических дворцов пошел в тюрьму из принципа. А такое у нас нечасто встречается. И вызывает уважение.

Новое обвинение, новый суд и новый срок перекрывают Ходорковскому путь к условно-досрочному освобождению.

Поэтому, когда говорят об укреплении государства, вертикали власти, стабильности и тому подобном, мне смешно и странно. Какое ж укрепление, если боятся одного человека?

Адвокаты и подследственные

Игорь Трунов, адвокат банкира Алексея Френкеля, заявил журналистам: «Судя по панике и поведению следственных органов, можно предположить, что Лиана Аскерова отказалась от показаний».

Какие основания имеет Трунов для такого предположения, неизвестно. Обвинение Френкеля в убийстве первого заместителя председателя Центробанка Андрея Козлова строилось исключительно на показаниях этой женщины.

«Сейчас следствие занялось мной, — продолжил Трунов. — Мне стало известно о проверке моего диплома в Краснодаре выездной комиссией МУРа, о том, что подняты и проверяются дела из моей адвокатской практики. Как бы мне самого себя не пришлось защищать. На данный момент я не исключаю никаких сценариев».

Опять же пока мы имеем только слова Трунова. Но вот факт из практики адвокатессы, не менее известной, чем Трунов. Произошедший в те же дни. Её задержали в аэропорту, отвели в комнату для досмотра, перерыли все личные вещи, под угрозой снятия с рейса (а у неё дома больной ребёнок!) вынудили подписать документ о неразглашении сведений по делу, которым она сейчас занимается. Адвокатесса в это время держала связь по сотовому телефону не с кем-нибудь, а с Эллой Памфиловой, председателем совета по правам человека при президенте России. Памфилова «просила передать сотрудникам милиции, чтобы они не допускали противоправных действий. Кроме того, сказала, что сообщит об этом министру внутренних дел. Это рассмешило офицеров милиции». (Цитата из заявления адвокатессы в Генеральную прокуратуру.)

Прошу обратить внимание на реакцию милиционеров. Если они смеются над советником президента России, значит, знают, что его должность, его ранг, его полномочия — туфта!

Если так обращаются с известными адвокатами, то можно представить, как могут надавить на подследственного, находящегося в полной власти карательной системы. Сейчас речь об Алексее Френкеле.

Его письма в Интернете о коррупции в Центробанке стали бомбой под финансовой системой страны. И не только под финансовой. Что теперь делать прокуратуре с этими письмами и с самим Френкелем? — задавал я вопрос в прошлом номере «Чайки».

Ответ дала бульварная газета «Твой день».

«Следователи Генеральной прокуратуры обнаружили на квартире и тайной даче Алексея Френкеля следы нетрадиционной сексуальной жизни банкира, — сообщает читателю махрово жёлтое издание. — Среди изъятого: не один десяток фаллоимитаторов и прочие сексуальные игрушки, предназначенные для гей-оргий, смазки и специальные гели интимного назначения, 12 килограммов медикаментов для лечения венерических болезней, тампоны, десятки порнокассет, большое количество журналов и фотографий гомосексуального содержания».

Надо понимать так, что это утечка из Генеральной прокуратуры? Или преднамеренная, целенаправленная ложь — кто знает...

Газета при этом выдает и сама себя, и прокуратуру: «В тайное убежище прокуратура нагрянула спустя два дня после ареста Алексея Френкеля».

Значит, 13 января. Далее газета с торжеством сообщает: «Твой ДЕНЬ» побывал там спустя несколько дней после визита прокуратуры».

Значит, 15 января. И месяц — молчали?! Не обрушивали на читателя такую информацию?

А начали публиковать серию статеек сразу же после выхода второго и третьего письма Френкеля.

С какой целью — надо сказать читателю, далекому от гнусностей тюремной жизни. Это — фактическая расправа с Френкелем. На зонах, в следственных изоляторах люди другой сексуальной ориентации, или обвинённые, подозреваемые в этом, — всё равно что половая тряпка, об которую вытирают ноги все. Как там говорят — место у параши. Как раз после выхода статей в газете Френкеля перевели в общую камеру. Получай, разоблачитель! Вывод для всеx: молчите, на любого управу найдем!

Но ведь всё может повернуться, как у нас часто бывает, очень круто. Намедни прошли парламентские слушания в Госдуме — и на них очень жестко критиковали Центробанк. Вскрыли все его язвы. А по сути — цитировали подследственного Френкеля, его письма! Которые получили таким образом статус официального парламентского обвинения в коррупции! И что теперь делать прокуратуре? А ничего. Колесо Фемиды давно уже едет туда, куда его направит более сильная в данный момент рука. Только и всего. Служители прекрасно знают, что за людей, задавленных и покалеченных, им ничего не будет. И тоже используют власть, как хотят и как могут. Ведь никому ничего не будет. Кроме тех, кто оказался под колесом. Но они не в счет.