Голубые бобры

Опубликовано: 7 октября 2020 г.
Рубрики:

 «Никакой правды не бывает без выдумки! Напротив! Выдумка спасает правду, для правды только и существует выдумка. Ведь, друзья мои, пишу о природе, сам же только о людях и думаю».

 

М. М. П...

 

Отец мальчика умирал. В том, что уходит в мир иной раньше времени виноват был сам. Проигрался в карты. Как говорится «до нитки». Пришлось задёшево продать конный завод и заложить в банк собственное имение.

Такие передряги в жизни бесследно не проходят. Мужчину разбил паралич. Спустя много лет герой этой загадки, по имени Михаил, в одном из своих произведений описал, как здоровой рукой, отец нарисовал сыну «голубых бобров» — символ мечты! 

Её и предстояло отыскать наследнику — без наследства.

 

***

 

С малых годков, мальчик Миша считал себя охотником. Только вот ружья у него не было. Но ведь разве охота состоит в том, чтобы убить бедное существо? Вовсе нет. Суть её заключена в желании отыскать в лесу, в поле, да где угодно такое, чего ты сам ещё ни разу не видел.

Скажете, это трудно. И будете правы. Но ведь у охотника должны быть помощники. Залитые солнцем овражки, исхоженные взад и вперёд, большие и малые тропинки. Всё обследовал мальчишка. Под каждый кустик заглянул, любой пень или валун изучил.

Так бы и жил, в дружбе с природой, но матушке Марии Ивановне, невероятным образом удалось выкупить заложенный дом и отправить его в гимназию.

Трудно вольному человеку в четырёх стенах учебного помещения. За шесть лет учёбы дошёл только до четвёртого класса, а потом и вовсе разругался «вдрызг» с преподавателем географии, Василием Васильевичем Розановым (будущим философом). За что и вылетел из гимназии с «волчьим билетом» и с формулировкой — «Отчислен за дерзость учителю!»

Доучиваться пришлось далеко от дома. Аж в Сибири. В Александровском училище. А жить у родного дядьки, крупного промышленника. Родственник детьми не обзавёлся, а посему видел в племяннике будущего преемника делам своим.

Но Михаил от этих благ наотрез отказался и, получив свидетельство об окончании училища, уехал куда подальше. На Балтийское море. В Ригу. Поступил в политехникум.

Потом трудился агрономом в тульских селениях. И даже писал книги и статьи по этому делу.

 

***

 

В 1906 году, в детском журнале «Родничок» увидел свет его первый художественный рассказ «Сашок». В нём будущий писатель впервые описал единство природы и человека.

 Произведение стало переломным в жизни героя нашей загадки.

Расставшись с агрономией он с головой погрузился в творчество.

Стал корреспондентом нескольких газет. Увлёкся этнографией и фольклором. Отправился путешествовать по европейскому Северу. Побывал в Выговском крае. Позже уехал в Олонецкую губернию. По итогам этой поездки была издана до сих пор популярная книга «В краю непуганых птиц: Очерки Выговского края».

 

***

 

Река Северная Двина, Архангельск, посёлки на берегах Белого моря, аж до самой Кандалакши, Соловецкие острова, Мурманск и Норвегия. Всюду исследователь досконально изучал быт и особенности речи северян, записывал их сказания.

 Работы регулярно публиковались в форме путевых очерков.

 

***

 

Чтобы описать, как происходит весенний разлив рек, Михаил сооружал из обыкновенного грузовика фанерный домик на колёсах. Брал с собой резиновую складную лодку, ружьё и припасы, необходимые для одинокой жизни в лесу. Затем отправляется в места наибольшего разлива реки. Неделями наблюдал, как спасаются от прибывающей воды звери. Лоси и крохотные крысы, и землеройки.

 

***

 

В двадцать втором году прошлого века, став уже известным писателем он написал частично автобиографическую повесть «Мирская чаша», но редактор журнала категорически отказался её печатать, заявив, что текст цензуру не преодолеет. Писатель тут же отослал повесть самому Льву Троцкому, надеясь получить благословение у него. И тоже получил отказ.

Лишь шестьдесят лет спустя книга увидела свет. «Рукописи, как известно, не горят!»

Тем не менее другие редакции с удовольствием печатали его сборники рассказов для детей.

 

***

 

Писатель смирился с новой властью. По-прежнему увлекался охотой и краеведением. Не прерывал работу над автобиографическим романом «Кащеева цепь». Трудился над рукописью до самой смерти.

 

***

 

В последние годы жизни писатель спешил поведать читателям, что — «Лес там — сосна за триста лет, дерево к дереву, там стяга не вырубишь! И такие ровные деревья, и такие чистые! Одно дерево срубить нельзя, прислонится к другому, а не упадёт».

 

***

 

Вот и всё, что я хотел поведать об этом удивительном человеке, фамилию которого вы конечно же давно угадали. А ежели нет, то подсказка вон там вверху, рядом со знаменитой фотографией.