Посещение Лувра. Снова о Джоконде

Опубликовано: 28 октября 2019 г.
Рубрики:

«Искусство – это ложь, которая помогает нам понять правду»

П. Пикассо

 

Этот очерк посвящён одному впечатлению, которое возникло при посещении Лувра. Многие туристы, приезжая в Париж, обязательно посещают Лувр, музей, которым гордится не только Париж, но и вся Франция. Гордятся, надо заметить, справедливо. Но разговор мой совсем не о сокровищах Лувра, а только об одном впечатлении, которое возникло при посещении музея. Начну с краткого вступления, чтобы было понятно, почему мне захотелось об этом написать. 

После некоторых колебаний, вызванных видом огромной толпы туристов перед стеклянной пирамидой главного входа в Лувр, я все же решил посетить музей через вход универмага «Карусель». Здесь не было толпы страждущих туристов у касс, что меня сильно обрадовало. Предварительно проработав маршрут, я направился в крыло Денон, чтобы посмотреть на картины, которые заранее наметил. По пути к картинам с удовольствием отметил, что посетителей в залах не так уж и много, как можно было ожидать от увиденного скопления людей снаружи пирамиды. Поэтому была надежда спокойно и без помех рассмотреть интересующие меня произведение живописи.

Всё так и произошло. Немного разочаровала бросающаяся в глаза несоразмерность между огромными залами и картинами, висевшими на стенах. Не чувствовалось особой атмосферы музейного уюта, как, например, в галерее Боргезе в Риме. Освещение многих картин мне также показалось неудачным. Античные скульптуры смотрелись в залах Лувра намного более органично, чем картины. Но эти беглые и очень субъективные впечатления не относятся к главной теме разговора.  

  Собираясь уходить из музея, я заметил, что огромная толпа туристов, сосредоточенная у основании пирамиды, двигается в сторону музейного крыла Ришелье. Оказалось, что люди выстраиваются в длинную очередь, которая, растянувшись на три этажа, заканчивалась в зале, где экспонировалась «Джоконда» или «Мона Лиза» Леонардо да Винчи. В постоянной коллекции Лувра, кроме «Джоконды», имеется ещё четыре картины Леонардо: "Мадонна в скалах", "Прекрасная Ферроньера", "Иоанн Креститель", и "Святая Анна с мадонной и младенцем Христом". Упомяну, что как раз их я спокойно осматривал в крыле Денон, где никакой толпы почитателей творчества великого флорентинца не наблюдал. 

Лет 40 тому назад, я уже стояли в длинной очереди, чтобы взглянуть на «Джоконду», но в памяти никаких впечатлений, кроме длительного стояния в очереди, не осталось. Решил повторить эксперимент, в надежде понять, почему картина вызывает такой огромный интерес у публики. Замечу, что очередь отнюдь не была однородной по составу и включала в себя людей различного возраста и без уловимого на глаз гендерного предпочтения. В массе своей, конечно, преобладала молодежь, но легко можно было заметить и пожилых, и даже детей. 

 

В зал, где экспонировалась Джоконда, запускали группами, примерно по 50 человек. Процесс движения людей через зал практически был непрерывно пульсирующим. Полтора-два десятка счастливчиков оказывались первыми у заградительного барьера и могли в течение минуты, без помех, смотреть на небольшое полотно, скрытое под пуленепробиваемым стеклом и удалённое от них на расстояние около 5-и метров. Остальные страждущие довольствовались лицезрением затылков впереди стоящих и судорожно поднимали руки с фотокамерами, чтобы запечатлеть то чудо, ради которого они томились в длинной очереди. Минута заканчивалась, и стражи порядка просили всех на выход, а в это время, уже следующая группа начинала своё движение в зал. 

Покидая Лувр, я поймал себя на мысли, что особого впечатления «Джоконда» на меня не произвела, а вот феномен популярности картины и тот общественный ажиотаж, которые её сопровождает, заставил задуматься. Никакой экзальтации, восторга или просветления на лицах людей, покидающих зал вместе со мной, я не заметил. Известно, что все «выездные туры» Джоконды в различные страны сопровождались огромным ажиотажем публики и нескончаемыми очередями. Лувр, где картина приписана, не стал исключением. Многие, несомненно, многократно уже видели Джоконду на многочисленных и широко растиражированных репродукциях, и мимолётный взгляд на оригинал вряд ли мог добавить какие-то новые впечатления. Почему же маленькая и тёмная картина, изображающая женщину, смотрящую перед собой, вызывает у публики столь страстное желание её увидеть?

Известно, что прежде чем прислушаться к ответам искусствоведов, мы опираемся на свои собственные впечатления, рассматривая картину. Но часто, когда мы задумываемся над тем, почему нам нравится конкретная картина, то затрудняемся ответить на этот вопрос, ибо это «нравится» появляется как подсознательное чувство. Но это чувство во многом формируется под влиянием социальной среды, в которую мы все погружены. Она формирует общий контекст восприятия и оказывает сильнейшее влияние на оценку конкретного произведения. Эксперты, в свою очередь, во многом формируют среду, навязывая нам своё мнение о том, что собой представляет произведение искусства. Ярчайшей иллюстрацией этого «навязывания», на мой взгляд как раз и является «Джоконда» Леонардо да Винчи. 

На вопрос: «В чем смысл этой картины?", невозможно точно ответить, ибо нельзя адекватно перевести язык визуальных знаков картины на вербальный язык. Художественный образ привязан к «коду», на котором он выражен. А если это так, то давайте спросим себя, что же дают человеку тысячи исписанных экспертами страниц о величайшей загадке «Джоконды»? Единственно правильный ответ – ничего, для понимания им того произведения искусства, к которому приложимы такие условия просмотра. Но бог с ним, с пониманием. Возможно, сама картина вызывает у зрителя массу ярчайших эмоций? Известно, например, как Вазари описывает подробности, которые Леонардо изобразил на портрете: «глаза, которые обладали блеском и влажностью, розоватая и нежная кожа, густые ресницы и алые губы». Он даже отметил биение пульса на шее. Вернёмся, однако, к Джоконде, которую посетители только что рассматривали в Лувре. Где же её розово-нежная кожа, алость губ и ресницы? На портрете большинство никак не могли видеть то, о чем написал Вазари.Почему же люди тратят своё драгоценное время на ожидание мимолётной встречи с картиной в длиннющей очереди? Мне вспомнились постоянные очереди за «дефицитом», которые были непременным атрибутом нашей жизни в Советском Союзе. Скоро, конечно, об этом некому будет и вспомнить. Но стояние в очередях в то время - объяснимо и простительно. Очередь в Лувре к «Джоконде»» имеет иную причину. Люди в массе своей легковерны и просто хотят увидеть то, что растиражировано во многих средствах массовой информации платными экспертами. 

Существует бесчисленное множество версий разгадки «тайны Джоконды», продуцируемое людьми, пытающимися заработать на картине. Все они доступны для прочтения в интернете, и нет смысла подробно на них останавливаться. Упомяну для примера версию, предложенную З. Фрейдом в книге «Воспоминания детства. Леонардо да Винчи». Он полагал, что «Джоконда прикрывает руками своего будущего ребёнка. И этот ребёнок будущий Леонардо. Отсюда странная улыбка и странный взгляд – женщина не смотрит на зрителей. Она смотрит мимо, прислушиваясь к какой-то тайне в самой себе».

С Фрейдом всё понятно, но некоторые исследователи впадают в крайности: они утверждают, что улыбка Джоконды объясняется болезнью Дауна, а другие провозглашают: «Джоконда не только достояние искусства – в ней смысл нашей цивилизации»! Ну, ну… Мне же кажется, что «Джоконда» Леонардо да Винчи, несмотря на все достоинства портрета, просто удачно раскрученный бренд, который «раскручивался» на протяжении последних ста лет усилиями многих искусствоведов, поэтов и художников. Сейчас он стабильно приносит Лувру огромные деньги. Судите сами, каждый год Лувр посещают от 8 до 10-и миллионов посетителей, а стоимость билета колеблется от 8 до 16 евро. Посещение Лувра убедило меня в том, что большинство людей направляются прямиком в ту очередь, которая протянулась к Джоконде. Она является «главной изюминкой на торте». Лувру не выгодна реалистичная оценка данной картины, ибо это приведёт к потере бренда, денег и славы обладания ценнейшим портретом мира. 

P.S. Свежая новость – 24 октября 2019 г. в Лувре открылась выставка, посвящённая 500-летию со дня смерти Леонардо да Винчи, и в первый же день начала продаж было куплено 35 тысяч билетов! Психологический настрой или веру человека изменить совсем не просто. Будем, однако, надеяться, что условия осмотра «Джоконды» на этой выставке будут лучше прежних.