Долгожданный ребёнок. Из записок логопеда

Опубликовано: 29 июля 2019 г.
Рубрики:

Трудно заново прошагать километры занятий, прожить недели и месяцы нашей нелёгкой работы, с её то безнадёжными, а то успешными днями, часами отчаяния и часами надежды. Давно это было, но почему -то сегодня захотелось рассказать историю маленькой девочки по имени Снежана.

Она родилась вопреки всем прогнозам и предсказаниям врачей, что детей своих у них никогда не будет. Родилась, когда надежда на появление ребёнка полностью покинула их, а возрастная шкала перевалила далеко за сорок. 

 И вдруг… волшебство, подарок судьбы, о котором уже давно и мечтать перестали. Дочка стала смыслом их жизни, они души в ней не чаяли и окружали такой неуёмной заботой и любовью, таким безмерным вниманием что, пожалуй, хватило бы на целый детский сад. Невероятно баловали малышку, одевали как куклу, забрасывали игрушками. Да только на игру у девочки совсем не хватало времени: балет, музыка, художественная гимнастика, фигурное катание, верховая езда, плаванье, уроки рисования, вокал, французский язык… Сутки казались коротки, их едва‑едва хватало, чтобы объять необъятное. Хорошо, что хоть на дорогу не надо было тратить много времени, разве что на каток и верховую езду.

Жили они в огромном старинном особняке, где было 

предостаточно места для различных учебных кабинетов, спортивных залов и игровых комнат. Добрая старая няня едва успевала переводить Снежану с урока музыки на гимнастику, из кабинета рисования в класс по вокалу… Частные преподаватели, тренеры, учителя встречали девочку у входа и сразу же приступали к занятиям.

Плотное, неукоснительное расписание заполняло будние дни с утра до вечера, а выходные переполняла культурная программа; театры, концерты, музеи, экскурсии. А ребёнку так хотелось поиграть со своими куклами‑принцессами, построить волшебный замок, посмотреть мультики, провести время с подружками. 

Приближался день рождения Снежаны… готовились к нему долго и серьёзно, ведь пять лет это вроде бы как первый юбилей, первая круглая дата. 

Торжество началось в 10 часов утра на Центральном Катке, куда прибыли приглашённые гости, актёры, клоуны, Цирк на Льду и Театр Кукол. Ведущий поздравил Снежану с днём рождения и объявил об открытии детского бала. Ребятишки чудесно проводили время, веселились, катались на коньках вместе с клоунами, смотрели цирковое шоу на льду.

А днём белые лимузины, украшенные воздушными шарами, цветами и фотографиями Снежаны, доставили всех в один из лучших ресторанов города. После роскошного ланча - кукольное представление, затем организованные игры, аттракционы, поздравления и вручение подарков под музыку и аплодисменты.

Да и выступления детишек, ведь каждый из них приготовил свой номер; песенку, стишок, танец. Следующим по программе был зал живописи с индивидуальными мольбертами, там дети имели возможность проявить творчество и подарить имениннице на память свой рисунок. И наконец‑то праздничный ужин… На столе сказочный торт с огромным шоколадным портретом Снежаны, а по бокам пять маленьких фотографий ‑ от года до пяти. Праздник завершал просмотр незабываемого фильма «Снежана ‑ Первые пять». 

В девять вечера начали расходиться… родители счастливы, ведь праздник удался на славу; гости в восторге: великолепная программа, море фантазии, безукоризненная организация! Детишкам тоже всё очень понравилось, только они настолько устали, что едва дошли до своих машин.

Дома именинница безумно капризничала, плакала, нервничала по любому поводу, хотела спать, но была так перевозбуждена, что заснуть никак не могла. Ночью девочка закатывала бесконечные истерики, то вскрикивала во сне, то просыпалась в слезах. Встала поздно, ничего не говорила, на вопросы не отвечала, сидела на диване словно заколдованная, молча плакала, прижимая к груди новую куклу …

 И как ни старались родители успокоить её, разговорить, вытянуть хотя бы одно единственное слово - всё было безуспешно. Снежана молчала ... молчала и на завтра, молчала и на следующий день. А когда через некоторое время она наконец‑то попыталась заговорить, то спотыкалась на каждом слоге и ничего не могла сказать. С глазами полными слёз девочка снова и снова стремилась что-то произнести, но сильное заикание, судороги лица, подёргивание головы не давали ей никакой возможности выразить себя. 

 Врачи успокаивали: «Возрастное заикание, скоро пройдёт». Но шли дни, пролетали недели и месяцы, а заикание с каждым днём становилось всё сильнее и агрессивнее. Речь, что всегда была так естественна и проста, стала для ребёнка сущей проблемой. Пытаясь что-либо сказать, Снежана непроизвольно повторяла один и тот же слог, потому что судороги речевого аппарата мешали говорить, нарушали плавность, темп и ритм её речи. Появились гримасы, тики, какие-то неестественные движения.

Стараясь помочь себе, она размахивала руками, закрывала глаза, притоптывала ногой. Снежана стала всячески избегать речевых контактов, отказывалась отвечать на вопросы, сторонилась детей. Возник страх говорения, паника при одной только мысли о необходимости речевого общения. 

Девочка переступила порог моего офиса приблизительно через год, когда заикание её уже приняло хроническую форму. За плечами были занятия с логопедами, лечение у гомеопатов, специалистов нетрадиционной медицины, сеансы гипноза…

Улучшение наступало, но всего лишь на короткий период, а затем снова и снова возвращалось обратно. Ведь Снежана страдала отнюдь не возрастным нарушением речи, которое случается у детей двух‑трёх лет в период интенсивного развития речи. В пяти‑шестилетнем возрасте речевые функции ребёнка всё ещё весьма неустойчивы, центральная нервная система весьма ранима и в процессе речи испытывает сильное напряжение. Поэтому любые стрессы, травмы, серьёзные перегрузки могут привести к патологии речи‑заиканию или мутизму, когда ребёнок совсем ничего не может сказать. У Снежаны это состояние продолжалось недолго, затем перешло в тяжёлое заикание, спровоцированное серьёзными эмоциональными перегрузками.

 Поэтому, прежде всего, необходимо было уменьшить нагрузки, исключить физические излишества, шумные игры, яркие впечатления. А главное, установить щадящий речевой режим и разрушить устоявшийся стереотип неправильного говорения. Работа с родителями занимала немалое место в нашей терапии, ведь они отвечали за распорядок дня и выполнение домашнего режима речи.

Снежана приходила ко мне на занятия два раза в день; мы играли в “молчанки“, корректировали её эмоциональное состояние, выполняли дыхательные упражнения. Логопедический массаж для расслабления речевой мускулатуры был ей критически необходим, но девочка упорно от него отказывалась. Сидела насупившись, угрюмая, недоступная, и ни за что не подпускала меня близко. В работу она втягивалась черепашьими шагами, капризничала, плакала, отказывалась играть, убегала.

Первые шаги были невероятно трудны, но постепенно улучшалось её внимание, она начинала понимать и принимать мои требования. С каждым днём занятия наши становились для неё привычнее и легче, а вскоре вошли в обычный рутинный ритм. Час за часом она всё дальше и дальше уходила от страха говорения и речевых судорог, от боязни общения. Конечно же, удача не всегда шагала с нами в ногу и рабочие будни наши бывали разные, то добрые и щедрые, а то пустые и безрадостные.

Но Снежана очень старалась и прилежно следовала всем моим предписаниям. Она уже не пряталась и не сопротивлялась, а покорно открывала рот, готовая ко всем манипуляциям и массажам. Ей так хотелось скорее вернуть свою прежнюю спокойную речь, освободится от страха и говорить, что хочется, не боясь каждого слова. Заметное улучшение наступило не сразу, но день за днём она уносила с собой эмоциональный покой и вновь обретённые навыки говорить медленно и спокойно.

Она научилась расслаблять дыхательные мышцы, снимать напряжение речевого аппарата, почувствовала разницу между напряжением мышц и их расслаблением. Мы вспоминали её отдых на Кипре… как ласково грело солнышко и как приятно было валяться на золотом песке. Потом переносились на Красное море, где она подолгу спокойно лежала на солёной воде и наблюдала за медленно плывущими облаками. И тело её отдыхало, было спокойно и расслабленно…

Маленькими шагами, час за часом, заикание покидало Снежану, и она возвращалась к своей обычной правильной речи. Исчезла паника перед общением, беспокойство, девочка начинала говорить намного смелее, увереннее, активнее. Речь её освободилась от судорог и навязчивых повторений, вернулась плавность, размеренность и неторопливость речевого потока. Девочка снова стала весёлой, смеющейся, общительной и разговорчивой. 

 Год работы до неузнаваемости изменил не только ребёнка, но и её родителей. Многое пришлось им пережить, многое понять и переосмыслить, а главное - научиться многому. Остались позади бессонные ночи, самобичевание и слёзы, сомнения и тревога. Мрачные времена отступили и дочка как и прежде дарила им море счастья и постоянный праздник.

Прошло много лет с тех пор, как Снежана покинула мой офис, и, наверное, я так бы и не вспомнила эту давнюю историю, не доведись снова и снова столкнуться с той же самой проблемой. Поэтому я рассказала историю про девочку Снежану, быть может, она поможет семьям избежать ошибок, оградить малышей от перегрузок и всевозможных излишеств. Не лепите из них вундеркиндов, не лишайте их детства!

 

Комментарии

Аватар пользователя Михаил Гаузнер

Это уже не первая публикация логопеда Ларисы Берман, которую я читаю не просто с удовольствием и уважением - с благоговением. Будучи не понаслышке знакомым с этой очень болезненной темой, хочу поблагодарить автора за её тяжёлый, порой неблагодарный труд. Ведь она возвращает детям (возможно - и не только) возможность общения, а значит - радость жизни. Низкий поклон и пожелание здоровья, сил, терпения, уверенности в себе и результатах своего труда!