Реплика: Живы! Процесс «Седьмой студии»

Опубликовано: 26 июня 2020 г.
Рубрики:

Только что услышала приговор суда по делу «Седьмой студии». Кириллу Серебренникову и его «подельникам», Алексею Малобродскому и Юрию Итину, при том, что они объявлены виновными в совершении преступления (в составе преступной группы совершили хищение в особо крупном размере!) назначено условное наказание. Софья Апфельбаум – по причине истечения срока преследования – освобождена даже от штрафа. 

Победа? Победа сомнительная, двойственная... 

И однако я скажу так. Три долгих года тянулся этот фальшивый процесс, в котором изначально все было понятно: власть – по каким-то причинам - ну очень хотела «засадить» обвиняемых. Общественность – в лице лучших людей страны – их отбивала. 

В разное время за них заступались Сергей Юрский, Олег Табаков, Александр Калягин, Андрей Смирнов... Вот и сегодня, несмотря на коронавирус, у суда столпилось несколько сот человек – люди, деятельно болеющие за Кирилла, Алексея, Юрия и Софью...

 Процесс то, казалось, сходил на нет,  – то разгорался с новой силой. Назначались новые экспертизы, менялись судьи... Дело тянулось. Сменился Министр культуры. И этот новый министр – Любимова, вслед за старым – Медынским - признала Министерство потерпевшей стороной, ему-де был нанесен значительный финансовый ущерб. Звучит анекдотично.

 Пять тысяч подписей было под воззванием, полученным Любимовой, в нем коллеги Кирилла Серебренникова просили снять обвинение. Воззвание натолкнулось ... на кадровый отбор. Куда скроешься от отрицательного кадрового отбора, существующего в России уже не первое десятилетие? 

Между тем, за Серебренникова и его товарищей подняла голос и международная общественность. Выступила Ангела Меркель, проходили демонстрации перед Российским посольством в Германии. 

 Можно было только посочувствовать обвиняемым, хотя и отпущенным под подписку о невыезде, но жившим все эти три года под Дамокловым мечом. И вот снова суд. И судья Менделеева монотонно зачитывает обвинительный приговор... Страшный момент.

 Суд не решился назначить обвиняемым реальные сроки. И это говорит об одном: общество живо.

Оно живо, несмотря на коронавирус, на репрессии и полицейщину, возобладавшие в последнее время в России.

И тут я хочу напомнить об одном, тоже театральном деле, которое проходило в советской России в 1939 -1940 гг. 

20 июня 1939 года в 9 утра в Лениграде в своей квартире был задержан великий режиссер Всеволод Мейерхольд. Как и Серебренникова, взятого в Питере, его перевезли в Москву. Через 8 месяцев, 2 февраля 1940 года, он был расстрелян. Режиссера обвиняли в связях с немецкой, японской, латвийской разведками, а также в принадлежности к троцкистско-зиновьевскому блоку. Признание выбивали пытками. Абсурдность и дикость обвинений не вызывали сомнений. Однако общество, запуганное Большим Террором, - молчало. 

Судили ли Мейерхольда? Судили. Это был странный суд. Его судила Военная коллегия Верховного суда СССР, так как обвинение было нешуточное, связь с разведками. Колегия эта располагалась в доме № 23 по Никольской улице. Там же и расстреливали. С октября 1936 года по сентябрь 1938 приговорили и расстреляли 38 тысяч 955 человек. 

 Председателем суда был бессменный руководитель Военной коллегии в течение 22 лет ( 1926-1948) кровопийца В. В. Ульрих. У него было 2 заместителя, оба военные юристы. (Факультет юриспруденции Юрий Домбровский тогда же назвал «факультетом ненужных вещей»!) 

В коллегию входили 34 члена, тоже военные юристы, их имена по алфавиту названы в ВИКИПЕДИИ. Еще было 5 секретарей. Всего 42 преступных члена суда. Не было ни свидетелей, ни адвокатов. 

Процедура была короткой. Обычно приговоры исполнялись в тот же день. Мейерхольда почему-то казнили не в день суда, 1 февраля, а на следующий, 2-го. Можно себе представить, каково ему было ждать казни, не дополнительную ли пытку ему устроили? Назову имя обычного руководителя расстрелов – комендант НКВД БЛОХИН В. М.

Прах великого режиссера, как установила его внучка Мария Валентей, захоронен в Общей могиле № 1 в Донском монастыре. Всеволоду Эмильевичу было 66 лет.

Напомнила об этой страшной истории, чтобы подчеркнуть одно: если не сопротивляться, то можно прийти к сталинщине. К сожалению, Россия уже идет по этому пути. 

 

Комментарии

Автор - заместитель главного редактора газеты «Коммерсантъ» Дмитрий Бутрин
https://www.kommersant.ru/doc/4389628?fbclid=IwAR1HFij-G7G-cXB5E3mbReVCf...

Спасибо, Ирина, за Ваше мнение. Всегда с удовольствием и огромным интересом слежу за Вашим творчеством.
А вот здесь захотелось спросить в виде уточнения:
"Суд не решился назначить обвиняемым реальные сроки. И это говорит об одном: общество живо". ??? Честно сказать не поняла Вашу мысль. Люди украли миллионы. Это доказано. и вдруг условно... Что же это выходит, если ты богат и знаменит - можно и воровать. Выйдет "общественность", Меркель словечко замолвит, еще кто-нибудь из более великих и всё - ты свободен. Тырь дальше, хапай (уж простите, но только такие слова приходят в голову). Отмажут снова.
Возможно не общество живо, а по-прежнему жив "золотой телец". Ну или я чего-то не понимаю.
Для меня всё же более приемлемы вот Ваши слова: "Победа? Победа сомнительная, двойственная..."

Аватар пользователя Ирина Чайковская

Дорогая Татьяна, спасибо и Вам за просьбу об уточнении. Проясню мысль. Обвинение и приговор в деле "Седьмой студии" совершенно не сопрягаются, ВЫ правы. Обвинение - тяжелейшее, приговор - относительно мягкий: условное наказание и большой денежный штраф. Но все это говорит только о качестве российского суда. Недаром я во второй части говорю о "деле Мейерхольда", полностью сфабрикованном.  Процесс над Серебренниковым и его "подельниками" был политический,  и суд судил его "неправый". По одной из экспертиз,  на постановку спектаклей было затрачено БОЛЬШЕ денег, чем выдано министерством. Для обоснования обвинения  пришлось  утверждать, что спектакля "Сон в летнюю ночь", который видели тысячи зрителей, не было. Фальсификация на фальсификации. И Вы верите этому Шемякину суду? Я  - нет. 

Спасибо, Ирина.
"И Вы верите этому Шемякину суду? Я - нет".
Увы...
Я тоже нет.
И от этого еще более грустно.
Лет через сто, потомки наши головы сломают, пытаясь выяснить - кто прав, кто виноват. Думаю и они вряд ли поймут. А уж нам - знающим только то, что "положено знать," и вовсе не разобраться. Три года трубили - украл миллионы... Вот и ждёшь, что будет наказан, как положено. А тут оказывается - "наш суд самый гуманный в мире..." (как говорится в одном известном всем замечательном фильме).
А впрочем...
Любой суд - это как лотерея. Повезёт - не повезёт...
Им повезло.

Татьяна, почему бы Вам не прочесть мнение человека, который разбирался в документах? Впрочем, я могу пересказать. По расценкам Минкультуры все эти спектакли стоили 87+млн. ре, а государство (в лице Минкультуры) выделило 216+млн.ре, которые и были потрачены. Поэтому теперь собвиняемых требуют разницу - около 129млн. Почему же Минкультуры дало лишние деньги? Во-первых, это такая практика - по госрасценкам ничего поставить будет невозможно. не только у обвиняемых, но и во всех других театрах. Во-вторых, а почему же разница такая большая -129 млн.? Это об"ясняется вмешательством тогдашнего президента Медведева.
Специалист пишет, что для доказательства обвинения по той статьи, которую использовали прокуроры, надо было доказать факт НАЖИВЫ - ничего этого не было по актам экспертизы - только слова прокуроров. Поэтому никакого факта кражи не доказано, потому что его не было - деньги были потрачены на спектакли, включая разумную зарплату - но не какую-то умпомрачительную. У подсудимых не найдены какие-то сравнимые суммы денег или собственности.
Но прочтите лучше статью в Коммерсанте по ссылке выше.