Не скачите по верхам – не верьте заголовкам!

Опубликовано: 20 марта 2019 г.
Рубрики:

Реплика

 

Приятельница из Москвы, большая почитательница Тургенева, прислала взволнованное письмо. Она пишет, что на Фейсбуке был удален перевод статьи о Тургеневе, опубликованный 11 марта 2019 года в The New York Times

Статьи нет, но есть одно предложение из нее, предположительно ставшее поводом для ее удаления. 

Вот это предложение как оно было дано на Фейсбуке: «The New York Times (США): Тургенев оскорблял Россию, но до сих пор щепетильный Кремль превозносит его как звезду русской литературы».

Не знаю, как вы, а я остолбенела. Первое, на что обратила внимание, явная неправда. Где и когда Тургенев оскорблял Россию? Затем бросилась в глаза корявость перевода. Что означает «щепетильный Кремль»? Слово «щепетильный» имеет весьма размытые семантические очертания, скорее всего, оно не самое удачное в переводе. Но нужно было взглянуть на оригинал в американской газете.

 Итак, вот она – статья Эндрю Хиггинса от 11 марта 2019 года.

Пробегаю глазами статью. Потом еще раз читаю внимательно. Об оскорблении Тургеневым России – ни слова. Статья любопытна тем, что ее автор-американец побывал на родине писателя, в Орле, разговаривал с директором Орловского объединенного государственного литературного музея Верой Витальевной Ефремовой и с директором музея-усадьбы Тургенева Спасское-Лутовиново Еленой Николаевной Левиной. В своем рассказе об Иване Сергеевиче он идет от своих музейных впечатлений. 

Главная мысль статьи: «Его (Тургенева, - И.Ч.) сочинения содержат порою критические высказывания о его родине, по которой он мучительно тосковал, находясь за ее пределами, но столь же часто он сожалел (deplored) о ней. В принципе ничего нового. Кто из писателей не критиковал своего отечества! Найдите такого. 

Эта мысль перекликается с тем, что говорит Елена Левина: «Он никогда ничего не идеализировал и описывал реальность которую видел... иногда она была некрасивой».

Не удивительно, что реальность самодержавно - крепостнической России не нравилась либералу Тургеневу. Достаточно перечитать его «Записки охотника», чтобы в этом убедиться. Недаром Николай Первый практически за эту книгу, как считал сам писатель, отправил его в ссылку в родовое имение, и недаром Александр Второй, сын Николая Первого, признавался Тургеневу, что именно «Записки охотника» подвигли его на отмену крепостного права. 

Еще цитата из статьи: «В грандиозных дебатах между так называемыми «западниками» и «славянофилами», доминирующей интеллектуальной и политической дискуссии в России 19 века, гремящей там и по сей день, Тургенев твердо был с теми, кто считал, что Россия принадлежит Европе и должна избежать того, что он считал глупой фантазией – отдельного Русского пути».

Это утверждение – тоже не новость. Тургенев – западник. Об этом говорит и Елена Левина, чьи слова приведены в статье: «Он был человеком мира и чувствовал себя комфортно в любой стране». 

Что правда, то правда, что не исключает «мучительной тоски» по России, о чем Эндрю Хиггинс тоже написал в своей статье. 

А я могу добавить, что в одном из писем из Парижа, кажется, Боткину, Иван Сергеевич пишет, что его не просто тянет, а «рвет» на родину и что ему стали ненавистны все французы. 

Последнее не будем ставить писателю в зачет, восклицание по поводу французов вырвалось у него в тяжелую минуту. Но не исключаю, что какой-нибудь пронырливый французский журналист мог бы вырвать эту фразу из контекста и сделать ее броским заглавием для антитургеневской статьи. 

Вот насчет заглавия мне хочется кое-что сказать. Но сначала процитирую вывод автора статьи, заключающийся в двух параграфах:

«Эти чествования Тургенева имеют место потому, что независимо от того, как раздраженный (dyspeptic) Тургенев оценивает его собственную страну и народ, он был бесспорно русским и одним из великих русских писателей.

 Таким образом он (Тургенев, – И.Ч) занимает надежное место не только в сердце россиян, любящих литературу, но и в российском государстве, несмотря на его (государства, – И.Ч.) раздутую враждебность к либеральной европейской идее, которую писатель поддерживал всю жизнь».

 Как ни читай, трудно в этих словах найти какую-то крамолу. Сказано верно. 

 Успокоенная, я подняла глаза и увидела... заглавие статьи. По-английски оно выглядит так: «Turgenev dissed Russia but is still lionized as literary star by touchy Kremlin». Глагол DISS значится в словаре как неформальный, или слэнговый, его значение простирается от грубого «оскорблять» до спокойного «критиковать».

Как видим, переводчик выбрал для перевода самый сильный русский глагол, искажающий как реальное отношение Тургенева к России, так и суть статьи Эндрю Хиггинса. Все же «оскорблять» страну далеко не то же самое, что «критиковать».

Вместо прилагательного «щепетильный в отношении Кремля я бы употребила слово «обидчивый». Российские верхи действительно чутко прислушиваются к словам неодобренья, но критики пока еще никто не отменял. 

В любом случае, следует учесть, что заголовок статьи, возможно, не принадлежит ее автору и дан редактором в целях паблисити - для привлечения публики. Чем резче и вульгарнее название, тем больше народу возьмется за чтение. Отсюда слэнг в названии и употребление слова «Кремль», которого в статье нет.

Мораль: читайте не громкие заголовки, а то, что следует за ними. Не скачите по верхам и не давайте в обиду дорогого всем нам Ивана Сергеевича Тургенева. 

 

 

 

 

 

 -