Свет, который не видит Доерр. О книге «Весь невидимый нам свет»

Опубликовано: 7 июля 2020 г.
Рубрики:

Рецензия на книгу Энтону Доерра “Весь невидимый нам свет”.  "All the light we cannot see" (Пулитцеровская премия 2015 года)

 

Откуда в нас любовь, ненависть, все наши склонности, предрасположения, убеждения, пристрастия, верования, страхи, приязни и неблагосклонности и прочая и прочая? Весь этот букет страстей, конечно же, родом из детства и ведет начало от самых близких, дорогих нам людей – родителей, домочадцев, родственников, друзей, учителей, которые без устали сливали в наши головы их собственное миропонимание, и мы впитывали его на первых порах неосознанно, как губка, потом выборочно, используя детские впечатления как фундамент для завтрашнего образа мыслей.

 

В итоге, после того, как долгий процесс формирования нашей индивидуальности завершен, наша личная, “семейная” правда в одночасье становится наиболее беспристрастной и заслуживающей доверия. Эта превратная ноша, доставшаяся нам по наследству, сопровождает нас повсюду, отражаясь во всех наших помыслах и деяниях, и особенно в литературном творчестве. 

Роман Энтони Доерра “Весь невидимый нам свет” являет собой яркий пример этого потомственного кредо – независимо от того, где и как автор приобрел свои взгляды на жизнь, так авторитетно выплёскиваемые на читателя. Личные симпатии и неприязнь Доерра просачиваются через тонкую скорлупу романтичного повествования, выдавая его с головой.

В результате, читатель видит нескрываемые теплоту и сочувствие по отношению к немцам и выпавшим на их долю страданиям во время Второй мировой войны - любовно переданные через одарённого сироту и его палача-оберегателя, ответственных за гибель сотен, а то и тысяч людей; жалость и сострадание к беспомощным французам, без боя сдавшим страну фашистам во избежание кровопролития и разрушения своих живописных городов; враждебность и отвращение к русским, украинцам и прочим советским людям, вынесшим на своих плечах основную тяжесть войны; участливую сдержанность по отношению к американцам, их неразборчивым бомбардировкам и Второму фронту, открытому под занавес войны...

Вне всякого сомнения, “Весь невидимый нам свет” - увлекательная книга, к тому же написанная в неутомительном для читателя стиле коротких эпизодов, связанных между собой общей нитью сюжета. Книга эта, однако, принесена в жертву фамильным предрассудкам автора, не позволившим ему – даже в условном мирке его обаятельных персонажей – заглянуть дальше своего собственного носа. В тридцатых годах прошлого века фашисты сожгли тысячи книг неугодных им писателей – Ремарка, Кафки, Гессе и многих, многих других. Мне кажется, что роман Доерра, будь он издан в те мрачные годы, не попал бы в черные нацисткие списки, уцелел бы, не угодил в костёр.