Соплаватели мои, други верные. Часть 4. Водолаз Краузе

Опубликовано: 9 марта 2020 г.
Рубрики:

И наступит светлое будущее, когда от каждого будет по способностям и каждому будет по потребностям. (Шутка)

 

В советское время на каждом судне был помполит - помощник капитана по политической части. Обычные члены экипажа называли его «помпой» (по-английски - насос), или «дятлом», или просто «стукачом». Он, вроде бы, подчинялся капитану, но, в то же время, мог «настучать и на капитана в партком пароходства, и это могло привести к непредсказуемым последствиям. С помполитом, как правило, никто не дружил – это не считалось приличным, но внешне с ним никто и не ссорился. Все старались от него держаться подальше. Обязанностей у него не было даже по судовым тревогам. Обычно, от нечего делать, он околачивался на ходовом мостике, мешая штурманам, в любое время мог отдыхать (от чего?) и получал зарплату как четвёртый – пятый «работник» из 150 членов экипажа. Нельзя сказать, что его не любили, – многие просто старались его не замечать и не иметь с ним никаких дел.

На атомном ледоколе «Арктика» помполитом был Владислав Георгиевич Лазарев. Отличительной чертой его было вынюхивание, в прямом смысле этого слова. При разговоре он подходил вплотную к собеседнику и делал вид заинтересованного слушателя, пытаясь уловить, нет ли «выхлопа»? Но в рейсе мало кто мог себе позволить такое «отдохновение», если только на свой день рождения, когда капитан мог разрешить завпроду выдать имениннику бутылку вина. Но на такую «выпивку» много не нагуляешь, когда все вокруг друзья – приятели. Конечно, многие брали небольшие запасы с собой в рейс, но это надо было уметь пронести на борт ледокола через проходную базы Атомфлота. Одно время разрешали проносить сухое вино, потом и это запретили. Народ как-то умудрялся проносить спиртное на борт, но особо по поводу отсутствия оного в рейсе никто не переживал.

В рейс с нами ходила группа водолазов во главе с руководителем этой группы старшиной водолазов Краузе. (Имя я не помню). Это был артист по природным данным. В своё время он работал на водолазном боте и был знаменит одной «шуткой», которую он «отмочил» в тихий полярный день на водолазных работах в Кольском заливе.

Судно, ведущее водолазные работы поднимает специальный вымпел, оповещая все проходящие суда. Суда сбавляют ход и стараются держаться подальше, чтобы не поднять волны и не причинить помехи для работы такого судна 

Водолаз был под водой. С ним, как и положено, постоянно поддерживалась связь, чтобы не оставить водолаза без ценных, руководящих и направляющих указаний, даже под водой. Краузе спокойно переговаривался с коллегой под водой, всё было тихо и спокойно и обыденно. Вдруг старшина водолазов Краузе увидел приближающийся пассажирский катер, идущий на Абрам-мыс. Краузе отключил связь с водолазом под водой и переключил звук на верхнюю палубу. Голос Краузе разлился по водной глади залива Кольского. - Ты старуху не бери, поднимай сначала мужика в сапогах, - прозвучало над водной гладью залива. На пассажирском катере навострили уши и перестали грызть семечки. Известно, что распространение слухов идёт со скоростью, превышающей скорость распространения звука в воздухе, - 331 метр в секунду. Есть народная единица скорости слухов: «пронеслась, как брехня по селу». И древнейшей профессией в мире в действительности является не та, которую принято считать, а именно распространители и носители новостей и слухов.

 В те времена контроля за информацией не было никакого, нельзя было переключиться на телеканал соперничающей компании и сравнить сведения, нельзя было посмотреть в интернете. В некоторых странах был обычай сначала накормить путника, дать ему опомниться после долгого пути. И уж только потом начать его распрашивать. Третьего способа получения достоверной информации тогда ещё не было (до 1918 года), потому и появлялись заморские чудеса о людях с пёсьими головами, трёхголовыми Змеями Гаврилычами и прочими Медузами Горгонами. Особенно много было тех, кто «своими глазами видел» по принципу: «я свидетель, а что произошло?» И чем дальше от нас отстоят победы – тем больше появляется полководцев, которые их выиграли. 

Старшине водолазов Краузе объявили выговор и перевели на другое судно.

Ледокол, работая во льдах может сломать лопасть винта. Ранее все лопасти представляли единое целое с валом. Потом решили каждую лопасть крепить на вал отдельн. Каждая лопасть крепится четырьмя болтами. Есть накидной ключ. Водолаза в люльке подъёмным краном опускают под воду, он надевает ключ на головку болта и лебёдкой начинают откручивать болты. В средине каждой лопасти есть отверстие, в которое заводят трос и сломаную лопасть поднимают на борт ледокола. Затем устанавливают новую запасную лопасть. Процесс сложный и небыстрый. Другой вариант – замена лопасти в сухом доке в порту.

На нашем ледоколе «Арктика» Краузе появился, имея большой стаж работы и богатый жизненный опыт. Знаниями и новостями он делился с окружающими. Обычно после обеда народ собирается в небольшие группы – кучкуется, там идёт оживлённый обмен новостями, которых в арктическом рейсе почти нет, и мнениями о «делах давно минувших дней, преданьях старины глубокой». Разумеется и помполит тут как тут внимательно слушал и мотал на свой партийный ус, чтобы быть в курсе помыслов паствы.

В одном из разговоров Краузе, делая вид, что не замечает присутствие помпы, рассказал о том, что на ледоколе «Сибирь» во время ремонта в судовой бассейн загрузили несколько тонн песка и теперь моряки «Сибири» при купании могут чувствовать себя как на курортном пляже. Следует отметить, что в бассейны ледоколов закачивается забортная морская вода с предварительной очисткой через двойные фильтры, подогревается и идёт постоянный обмен воды на свежую. Насосы, закачивающие воду, снабжены фильтрами очистки от примесей, и попадание песчинок в насос может привести к выходу насоса из строя. 

В кают-компании на судне все сидят на своих, закреплённых за ними местах. Есть так называемый «адмиральский стол», за которым сидит высший комсостав судна – капитан, старпом, главный и старший механики, старший электромеханик и примкнувший к ним помполит. Во время одного из застолий, где обычно идёт неспешная беседа, помполит высказал мысль, почему бы и нам во время стоянки в порту не засыпать в бассейн несколько тонн песка, как это сделано на «Сибири». За столом воцарилась тишина. Никто не обсуждал предложение помполита. После обеда механик объяснил Лазареву истинную ценность его предложения. Помполит подошёл к старшине водолазов: - Нехорошо, товарищ Краузе. А Краузе и понять не может, на что намекает помощник капитана по политической части.

В рейсе арктическом время «летит как птица Киви с оторванными крыльями». В большой цене умельцы вести «морскую травлю» из серии «а ещё был интересный случай на пароходе …». Таким людям цены нет, их уважают и на нештатные застолья приглашают. И на вахте с таким человеком навигация короче. Такие моряки и в работе, как правило, подвижны и сообразительны.

Краузе не сразу выдавал основные сведения о новинках на атомных ледоколах. Между прочими новостями как-то упомянул, в присутствии помполита, и о новшестве на ледоколе «Советский Союз»: при работах в сухом доке все три вала, на которых закреплены лопасти, выдвинули из корпуса ледокола на три метра, и теперь ледокол лучше маневрирует во льдах и увеличил скорость хода. Помполит поделился новыми сведениями в кают-компании и снова поверг высший комсостав в состояние оцепенения. - Нехорошо, товарищ Краузе, - молвил помполит при встрече со старшиной водолазов.

Но старшина водолазов не оставлял помполита без внимания и по вопросам, подведомственным политическому уму помощника капитана. Краузе, например, спрашивал:

 -Если в светлом будущем не будет денег, то как будут платить партийные членские взносы? 

- В будущем никаких партий не будет, - отвечал помполит.

- И коммунистической не будет?

- Не будет.

- Скорей бы настало это время.

И ещё очень волновал товарища Краузе вопрос, что, если всем будет по потребностям и все, пусть не все, но многие, захотят иметь последнюю модель «Жигулей», которых, конечно же, сразу на всех не хватит, то по какому принципу будут записывать в очередь? Помполит, воспитанный на «Кратком курсе», не знал ответов на столь обширные вопросы, терялся... 

 В общем помполит стал избегать товарища Краузе и не останавливался около любителей «морской травли», если видел там старшину водолазов.