Александр Гассель: «Я свободный художник»

Опубликовано: 9 января 2020 г.
Рубрики:

Александр Гассель (Alexander Gassel), художник, реставратор, автор многочисленных работ на библейские темы, родился в 1947 году в Москве. После окончания художественно-графического факультета Московского педагогического института в 1970 году работал в мастерской И. Грабаря, копируя и реставрируя иконы XVI-XIX веков. В 1980 году эмигрировал в США. 

Гассель мастерски синтезирует библейские мотивы, каноническую школу иконописи и современную сюрреалистическую манеру. Картины художника поражают прозрачностью и глубиной цвета, достигающейся наложением золотой и серебряной фольги в различных комбинациях.

Живопись Гасселя оригинальная и непривычная не только для американцев, но и для русского человека.

Произведения художника находятся в музеях Ватикана, Кембриджа, Рязани. Работы Гасселя были представлены на выставках в Канаде, Германии, разных городах и музеях Америки и в Москве. Александр написал книгу «Православная икона» ( издательство «Олимп»), которая переведена на английский язык.

 Виктория Арутюнова, https://www.kommersant.ru/doc/29506

https://www.youtube.com/watch?v=5dKHQbUAwVM 

- В 1980 году вы приехали в Америку. Как поначалу складывалась ваша судьба художника?

- Сложно складывалась. Я приехал без языка, без связей с галеристами, или, как сейчас их называют, арт-дилерами. 

Надо было кормить семью, иметь медстраховку, и я первое время красил заборы, потом устроился чертежником на фирму, где проработал 5 лет. Картины рисовал по выходным и так собрал первую выставку, примерно на 20 картин. Выставлялся на конкурсе художников – новых американцев в Нью-Йорке, где получил 1-ю премию, и на местном конкурсе в Массачусетсе, где тоже получил премию. Но все это были небольшие деньги. 

Постепенно ты завоевываешь известность, тебя начинают покупать, а поначалу это непросто.

- Как художник может заявить о себе в Америке?

- Рассылаешь свои резюме и предложения в разные места. Здесь нет Союза художников, здесь рынок. Есть Союз галеристов, надо с ними завязать отношения. Это мощный союз, там куча народа, кураторы, журналисты, маркетологи, которые продвигают работы художника на рынок. 

У всех все складывается по-разному, главное, найти правильного дилера со связями, который будет тебя продвигать. Но при этом он забирает себе довольно большой процент или покупает полную коллекцию твоих картин задешево. Нужно сначала пройти через полное рабство, дилер говорит - я вкладываю деньги в твое продвижение и в рекламу, - и ты подписываешь с ним эксклюзивный контракт, и все идет через него. 

- Почему вы решили эмигрировать?

- В Москве я работал в Центральной художественно-реставрационной мастерской И. Грабаря, занимался реставрацией икон и писал картины, которые не брали на выставки, т.к. партийные комиссии усматривали в них религиозное содержание. Ко мне домой даже один раз пришли с обыском люди в штатском.

 Я, да и вся наша эмиграция, выскакивала из Союза, из той диктатуры, которая не давала возможности заниматься любимым делом, и нам было практически все равно, куда ехать. 

Я уехал, чтобы стать художником.

- Есть ли программы поддержки художников в США?

- Есть, но они очень слабые. Устраиваются выставки, дают премии, но небольшие, на них не проживешь. 

- Вы почувствовали себя «свободным художником» в Америке?

- Не важно, где живешь, чтобы быть свободным. Свободный – значит, имеешь право рисовать, что хочешь. 

- Что означает выражение «свободный художник»? 

- Не знаю. Жить в обществе и быть свободным от него нельзя, как говорил Ленин. Здесь рынок. Если ты способен его выдержать или сумел в него войти, значит, свободен. Если умеешь подыгрывать, везде хорошо, если нет – везде плохо, и оставайся со своей свободой, и пиши в стол. 

Наше поколение можно причислить к поколению 60-десятников, тогда было очень много романтики в Советском Союзе, а романтика – это стремление послужить поиску, служение искусству, работе и все это было намного важнее коммерции. Даже в наше время был какой-то культ бедных художников, бедных поэтов и писателей. И сам момент открытия был в десять раз важнее, чем коммерция, которая так или иначе всегда связана с ложью или с удешевлением высокохудожественной цели, поскольку ты в первую очередь думаешь о продаже, а не о чистоте самого открытия. Ведь, когда ты делаешь по-настоящему серьезную вещь, она не может всем нравиться. Уровень народа разный и неподготовленные люди не могут оценить всю красоту твоего открытия и сложность твоей работы.

Новое поколение плюс капиталистические идеалы привели к резкому падению глубины искусства. Нельзя служить одновременно двум господам – богу и мамоне. Если ты отдаешься до конца своему искусству (или науке), то ты не можешь параллельно заниматься коммерцией. Либо этим должен заниматься кто-то другой, либо ты будешь жертвовать одним во имя другого.

- У некоторых картин можешь стоять часами, они не отпускают. Мимо других проходишь равнодушно. Как вы думаете, почему?

- Любая картина заряжена энергией художника, и эта энергия либо притягивает зрителя, либо отталкивает его. Нет понятия искусства для всех, есть понятие искусства для себя, в котором каждый находит что-то свое, близкое именно ему.

- Можно ли сказать, что вы создали новый стиль в живописи? 

- Новый ли это стиль – решать зрителю. В выборе сюжетов, цветов, расположения композиций большое влияние на меня оказала старая иконопись и моя работа реставратором. Все модернисты от Шагала до Эрте и Кандинского так или иначе шли от икон.

- Недавно на выставке в Майами большой ажиотаж вызвала новая работа итальянского художника Каттелана. Выглядит она как обычный банан, приклеенный скотчем к стене. Бананы купили уже два коллекционера — по $120 тысяч. Как вы относитесь к таким новым направлениям в искусстве?

- Это не новые направления, это все жульничество, а не искусство. 

- Вы написали икону Папы Иоанна Павла II, которая хранится в Ватикане. Как вам пришла в голову эта идея?

- Когда я узнал о покушении на Папу, решил написать икону, которая была на выставке моих картин в местной церкви в Массачусетсе. Священник этой церкви попросил меня подарить икону Ватикану. Я, конечно, согласился. Потом мне прислали благодарственное письмо из Ватикана. 

- Вы сейчас работе в американской музее русских икон. Как вы туда попали?

- В 2006 году американский бизнесмен и коллекционер Гордон Лэнктон, открыл «Музей русских икон», в городе Клинтон, в нашем штате. К этому времени он собрал большое количество икон, покупать которые начал в начале 90-х годов в Москве, где у него было совместное предприятие по производству пластмассовых изделий. Часто бывая в Москве, он увлекся иконами, первую из которых он купил на московском рынке в Измайлово за 20 долларов. Лэктон искал реставратора икон и пригласил меня работать. 

- Несколько слов об иконах.

- Слово икона по-древнегречески означает образ. Самые первые иконы пошли от фаюмского портрета, так называли погребальные портреты в Римском Египте I-III веков, которые нашли в Фаюмском оазисе в 1887 году. 

Иконы начали получать распространение в первом веке c проникновением христианства из Иудеи в Грецию и в Рим, где портреты были популярны. Историю возникновения христианства надо было записать. Появилось множество евангелий, из которых выбрали 4, были сделаны портреты тогда еще живых апостолов и Христа, по памяти его видевших. Первоначально это были только портреты – имиджи, потом постепенно начали появляться композиции, но в первые IV века композиции были только на ветхозаветные сюжеты.

После крещения Руси греческие иконописцы, - наиболее известный из них Феофан Грек - учили писать иконы русских умельцев. Для каждого храма делались свои иконы. И постепенно иконы вошли в каждую семью, где молились Христу, Деве Марии и святым угодникам, особенно святому Николаю. 

- Люди молились Христу, Деве Марии, святому Николаю и другим святым угодникам. Все они были евреями?

- Конечно, все святые угодники были евреями. 

- «Без паблисити нет просперити… То, что вы открыли Америку, - еще ничего не значит. Важно, чтобы Америка открыла вас». Сбылось ли для вас это популярное высказывание Ильфа и Петрова?

- Да, наверно. Я получал призы на американских и местных конкурсах, периодически проводятся выставки моих картин - значит, открыла. Это с одной стороны. 

С другой стороны – галерея тебя продает или нет. Я сам к ним не хожу, не связываюсь. Когда мне говорят, будешь делать, что тебе сказали, это не для меня. Я хочу делать то, что я хочу. 

- То есть вы хотите оставаться свободным художником?

Да, а за свободу надо платить. Я мамоне поклоняться не буду ни в каком случае. 

- Где можно увидеть ваши картины?

В моей мастерской в Fenway Studios в Бостоне (30 Ipswich St. #305, Boston), предварительно, пожалуйста, свяжитесь со мной: Alexander Gassel: phone: 781-710-6863, algassel@gmail.com http://fenwaystudios.org/artists/alexander_gassel.php