Пришло письмо в редакцию. О человеке, характеризующем свое поколение с лучших его сторон 

Опубликовано: 17 октября 2019 г.
Рубрики:

Повод для этого письма – дата: 95 лет со дня рождения моей старшей сестры Симы Яковлевны Трембицкой (17 окт. 1924 – 17 авг. 2004) К глубокому сожалению всех ее близких (а их очень много!), она ушла из жизни более 15-ти лет назад. После ее похорон, на которых было много выступлений ее бывших учеников и друзей, ближайший ее родственник Эдик (фото 1) сказал: «я только сейчас понял, кого мы потеряли, с близкого расстояния мы этого не замечали».

Если придерживаться хронологии и основных событий в жизни С.Я. (см. старинное фото 2 ), надо начать с 1941 г., когда 16-тилетняя девчонка помогала своей маме быстро собрать вещи в эвакуацию. Мама была растеряна, ей хотелось не разорять квартиру, закрыть ее, чтобы вернуться туда как можно быстрее. Так тогда, в июне 1941 г., думали многие, не представляя будущих четырех трудных лет войны. А большинство вещей, собранных в дорогу Симой, пошло в обмен на хлеб и картошку, которые спасли всю семью от голодной смерти.

Наверное, самым интересным периодом жизни С.Я. была учеба в МГУ с 1943 по 1948 г., несмотря на трудности и особенности военного и послевоенного времени. Будущих филологов готовили как военных переводчиков с немецкого и английского языков (с присвоением звания лейтенанта) и медсестер. (Кстати, благодаря элементарному медицинскому образованию, успешной практике, диагностике и, в основном, правильным советам, родные и знакомые называли С.Я. доктором Пилюлькиным).  

В МГУ приезжали с фронта многие, в т. ч. И. Эренбург, молодой К. Симонов. К этим писателям и поэтам С.Я. сохранила особые чувства на всю жизнь. С 1945 г. ряды студентов пополнились вчерашними фронтовиками. К сожалению, большая часть мужского поколения С.Я. погибла в войне. Среди близких подруг Симы с 1945 по 2004 г. (59 лет!) была бывшая фронтовичка Люба Койфман, прошедшая свой путь (1919 - 2010) из местечка в Белорусии во Львовский университет, затем, после МГУ во Львов и в Нью-Йорк и отметившая свое 90-летие с большим семейным кланом в круизе (фото 3).

Главной чертой характера С.Я. было умение дружить и делать лучших своих друзей нашими общими друзьями. Это относилось и к ее первой начальнице, главному редактору радио «Перовский рабочий» С. З. Хазановой, которая приняла ее на работу, когда она еще начинала учиться в МГУ. 

На фото  можно разглядеть многих подруг С. Я. (наших хороших друзей) и одного из ее преподавателей Л. Е. Пинского. Он был любимцем всех студентов МИФЛИ, в т. ч. и Лилианы Лунгиной, о чем она рассказала в фильме «Подстрочник». Там я увидел то же фото, что хранится и в нашем семейном архиве.

После окончания филологического факультета МГУ (западного отделения) Сима успешно сдала экзамены в аспирантуру. Но... Это был 1948-й – год борьбы с космополитами. В их число попали и некоторые зарубежные авторитеты, в т. ч. Говард Фаст. А в дипломной работе С. Я. анализировались достоинства творчества именно этого авторитета, который начал критиковать политику Партии и Правительства СССР. Пятая графа в паспорте С. Я. тоже сыграла свою роль. 

 В итоге она успела к началу учебного года и начала свою 25-тилетнюю педагогическую деятельность учителем русского языка и литературы в пятом классе Перовской женской средней школы N 4 в г. Перово Моск. обл. (моя сестра Зоя училась в 10-м классе этой же школы, а я учился в пятом классе мужской школы N 5). Директором этой школы был очень уважаемый всеми Александр Васильевич Петров.

Близкие подруги С. Я., такие как Галя Попова, Туся Веселая (фото 8, поддерживали между собой очень тесные отношения и для практики разговаривали между собой по-английски. Такое, довольно искусственное поддержание знаний языка и более серьезное – чтение книг на английском языке - оказалось достаточным для С. Я., чтобы несколько лет работать в летние каникулы: экскурсоводом в музее-усадьбе графа Шереметьева в Кусково (Подмосковье), проводя экскурсии на английском языке с иностранцами; в Чехословакии – в лагерях для детей.

Более 10 лет С. Я. проработала в московской школе N 36 с изучением ряда предметов на английском языке. Директором этой школы был Николай Соломонович Сонин. Может быть, потому, что в школах, возглавляемых А. В. Петровым и Н. С. Сониным было немало учителей-евреев (в то суровое антисемитское время этот факт говорил о принципиальной честности директоров), они отличались хорошей подготовкой учеников к высшей школе.

(Отвлекусь несколько от главной темы: я недавно узнал, что из-за большого числа учителей-евреев в школах Монтгомери Каунти, им удалось сделать выходными дни еврейских праздников Рош ха-Шана и Йом-Кипур. Вот радость для всех студентов школ целого Графства!)

 Eще об одной подруге моих сестер и моей ровеснице – Эльвире Фагель. В школе она была ученицей С. Я. с пятого по десятый класс. И когда Сима проверяла классные сочинения, она показывала мне в качестве образца работы, написанные Эльвирой. 

Может быть, поэтому она, окончившая технический ВУЗ и несколько лет успешно проработавшая в НИИ, попав (в силу определенных обстоятельств) на работу в журнал «Советиш Геймланд» (выпускаемый на идиш), за 10 лет прошла путь от секретаря редакции до члена редколлегии журнала и члена Союза журналистов. 

Б Эльвира организовала для друзей в своей квартире ряд встреч с интереснейшими людьми, среди которых были известные литераторы, политические деятели, певцы, актеры и даже космонавт. Особенно мне запомнились две встречи с Э.Севелой, на первой из которых он рассказывал о своей интереснейшей жизни, а на второй просто пил чай с разными вкусностями, приготовленными участницами чаепитий. 

Обязательными участницами большинства этих встреч были обе мои сестры со своими мужьями. Встречи эти продолжались вплоть до отьезда Эльвиры в Бостон. Там она продолжила литературную деятельность, в основном в качестве редактора (1).

И в заключение еще об одном ученике С. Я. (с 5-го по 10-ый класс школы N 36) - Григории Чхартишвили, который в настоящее время один из самых популярных и результативных авторов не только в России, но и за рубежом, получивший известность под псевдонимом Б. Акунин благодаря серии детективов об Эрасте Фандорине. 

Перед нашим отъездом в США в 2002 г. мы с Симой попали на премьеру спектакля Российского академического молодежного театра (РАМТ) по сценической версии известного романа Бориса Акунина «Азазель» казалось бы, после чтения этого романа и просмотра кино с С. Безруковым в роли Фандорина, что можно увидеть нового? Но спектакль очень понравился. А в перерыве между действиями Сима познакомила меня со своей подругой – мамой Г. Чхартишвили, педагогом, и с его братом, работающим в одном из московских архивов (вот откуда взялись интереснейшие подробности в «Статском советнике»). К сожалению, с самим Гришей мне встретиться не пришлось. Но может быть, удастся «заполучить» его в Вашингтон. 

   Очень трудно перейти к последним словам о моей сестре Симе Яковлевне Трембицкой. Хочется верить,что добрая память о ней сохранится у многих ее учеников, не говоря уж о родственниках и друзьях. А может быть, не только память, но и те знания, доброе внимание к людям, любовь к литературе, которые она когда-то со свойственным ей талантом передала своим ученикам. 

 

           С уважением   ВикторТрембицкий, гор. Дервуд на Вашингтонщине, 13 октября 2019 г.                         

 

1. В Бостоне Эльвира Фагель продолжила традицию "интересных встреч" (прим. редактора).