Изя Шлосберг: Познай себя

Опубликовано: 20 августа 2004 г.
Рубрики:

Говорят, что художник и мыслитель редко уживаются в одном человеке. Если это так, то Изя Шлосберг — исключение, потому, что его картины заставляют людей думать вне общепринятых шаблонов. Казалось бы, художники должны созерцать красоту мира, отражать ее в своих работах и давать нам возможность насладиться этой красотой. Ведь недаром говорят, что “красота спасет мир”?

Да, все это так, но человек также должен научиться думать. Простого созерцания и отражения в творчестве художника недостаточно. Ведь думать — значит преобразовывать мировой хаос в эту самую красоту. И чтобы творимая “красота” была наполнена особым смыслом, особым звучанием, надо выйти за рамки привычного мышления. Тогда твое творчество сможет задеть, взволновать, оставить неизгладимый след...

Художник, изобретатель, программист, человек, который пишет прекрасные стихи и увлекается игрой на музыкальных инструментах, — это все герой нашего очерка. Наверное, правы те, кто говорит, что настоящий талант всегда многогранен. К этому надо добавить, что человек сам решает, какую из граней своего таланта он будет оттачивать. Ну а если решение уже принято, то дальше талант — это тяжелый, но радостный труд.

"Привет из лета". Холст, масло, 32" х 42", 2003 г.

Что такое Стоунхендж? Возможно, свидетельства древней культуры, а может быть, дверь между нами и “не нами”, другими, которые сейчас находятся рядом с нами, тут на Земле” — говорит Изя Шлосберг. О происхождении британских каменных памятников Стоунхендж много спорят. Художник в своей картине “Стоунхендж” не предлагает альтернативного видения легенды, он скорее говорит о неоднозначности явлений, о том, что традиционное человеческое видение зачастую очень далеко от истины.

Искусства на протяжении тысячелетий услаждают слух, украшают помещения, развлекают нас в театрах, — продолжает художник. — Природа скупа, и если она что-то и дает, то в последнюю очередь для развлечения. Картина для меня — это не более и не менее — метод познания. Я передаю идеи, сомнения, догадки через картины. К творчеству надо относиться не как к развлечению, не как к приятному и захватывающему времяпрепровождению, а именно как к методу познания. Когда-то читал фантастический рассказ, в котором на племя напал пещерный медведь. Дикари не знали, как же защититься от грозного зверя. Среди членов племени был художник. Он нарисовал этого медведя и понял, что когда медведь встает на задние лапы, он становится уязвимым. Через свой творческий процесс он получил знание, и это знание помогло племени защититься”.

В своих работах Шлосберг использует идеи, широко обсуждаемые в научно-фантастической литературе.  Об этом вспоминаешь, глядя на его картину “Симметрия миров”.

Писатель-фантаст Клиффорд Саймак когда-то выдвинул идею параллельных миров. Были такие, кто воспринял эту идею достаточно серьезно и даже пытались обсуждать ее на научной основе, — рассказывает о своей картине художник. — Но тогда почему бы не предположить, что существует симметричный мир? Время течет в обратном направлении, объекты, энергия, мысли, жизни перетекают из одного мира в другой. Какие-то объекты существуют в двух мирах одновременно, какие-то — разрывая связи — уходят в совсем иные миры... Шутка? Возможно. Кстати, а в каком из миров живем мы?

Одно из самых мистических явлений — это время. Сколько о нем уже говорилось. Но как вам понравится такая идея: время, как и свет, обладает признаками и волны и частицы. Время, как механический объект, может обладать инерцией и зависеть от своего временного “трения”. Более того, для каждого объекта существует своя “скорость” времени. Поэтому наши тела стареют с разной скоростью, мы мыслим с разной скоростью, мы живем с разной скоростью...

"Осень в раю". Мульти-медия, 28" х 48", 2000 г.

В “Городе часов” у каждого человека свои часы, у каждого человека свое время, — говорит Шлосберг о своей картине (см. обложку журнала). — Когда ты молод, время течет медленно. Например, ты студент, ждешь стипендию и думаешь: быстрей пробежали бы эти дни до стипендии... Или ждешь на остановке девушку и смотришь на часы потому, что кажется, что ожидание никогда не кончится, и она никогда не придет. А с возрастом время ускоряется. С работы пришел, поел и уже пора спать. Глаза закрыл, открыл — неделя прошла. Эту идею и передает картина. Например, внутри дома, справа — замедленное время, там все тягуче медленно, мрачно. А слева — деревья перерастают в часы, здесь показана жизнь человека “в таких часах” — это жизнь фантазера и романтика...

Так же многопланова и его работа “Осень в раю”.

В целом, картина вроде бы лирическая, — говорит художник. — На ней изображен ангел, читающий стихи. Однако, поэзия — это только первый “срез” картины. Если “копнуть глубже”, то в нижней части можно рассмотреть динозавра, а также дерево, которое прорастает сквозь каменный постамент из нижнего сектора картины в верхний. Еще “глубже”, в нижней части картины мы увидим человека. Почему динозавр и человек оказались в одном пространстве-времени? И почему все трое: динозавр, поэт в “раю” и человек, — попали на одно полотно?

Чуть прикрытая иронией романтическая тема продолжается в его картине “Привет из лета”. “В нашей жизни “весна” тогда, когда мы молоды, — рассказывает Шлосберг. — Мы встречаем любимого человека, нам тепло, на улице “весна”. Бегут годы, мы обрастаем семьями — наступает “зима”. Но иногда мы вспоминаем про те наши встречи в молодости, те наши “любови”... Вот потому-то у теплой желтой девушки из нашей молодости правая нога перевязана красной ленточкой. Она сама и есть подарок нам от навсегда ушедшего лета”.

Изя Шлосберг прожил первую половину своей жизни в белорусском Пинске. Получил высшие инженерное и художественное образования. В 1994 году он эмигрировал в США и проживает в окрестностях Балтимора. Большую часть своих работ он создал тут, в Америке. Шлосберг — участник многочисленных американских и международных выставок. Его работы приобретены многими музеями и галереями во многих странах мира. Интерес к творчеству художника сегодня огромен. И это далеко не случайно.

Ибо дается тому, кто сам отдает все другим.