Где мы стоим? Полемические заметки об Израиле

Опубликовано: 12 октября 2018 г.
Рубрики:

Через 25 лет после Осло

 

В январе 1974 года, всего через несколько месяцев после войны Йом-Кипура, моя семья прибыла в Израиль и нас поселили в центре абсорбции в Пардес Хане. Руководство центра узнало, что один из моих родственников – вдовец Ханы, сестры отца, – Зеев Аргаман, в то время известный адвокат в Хайфе, а до этого израильский дипломат и посланник, член Рабочей партии. Меня попросили пригласить Зеева, свободно говорившего по-русски, выступить перед новыми иммигрантами.

Зеев охотно согласился. Один из главных вопросов был, кончится ли когда-нибудь эта безумная вражда арабов к нам. «О, да, - ответил дипломат. - Всё, что нам нужно, это чтобы одна, только одна, страна нарушила бойкот, и остальные будут толкаться в очереди в попытке побыстрее завязать с нами связи».

Зеев жил до 1983-го года и видел и визит Садата в 1977-ом, и подписание мирного договора в 1979-ом. Чего он не видел, это очереди на пути к миру. Не видим её и мы через почти 40 лет. Мечтатель Шимон Перес строил планы «нового Ближнего Востока», где Израиль поможет подняться арабскому миру. А отнюдь не самый ярый враг Израиля, преемник Садата Хосни Мубарак, парировал: «А чем его не устраивает старый Ближний Восток?»

И в этом вся проблема. Блеск Израиля и желание помочь совсем не нужны арабскому и, шире, мусульманскому миру, для которого отсталость – часть нормальной жизни.

В Иерусалиме я любил пройти от Яффских ворот к Стене Плача через шумный арабский рынок, иногда что-нибудь покупая, торгуясь. Когда появилась машина, не задумываясь, оставлял её на арабской стоянке у ворот. Меня волновали и возбуждали контрасты, шумы, любые звуки вечного города.

В первый год я увидел объявление, что профессор Биньямин Мазар приглашает добровольцев на раскопки, а институт, в котором я уже работал, уходил в отпуск, и я поехал раскапывать город Ирода. В 1978 году я сдал экзамен на водительские права, мы купили подержанный «жучок» Фольксваген и с друзьями двумя машинами поехали по территориям. Не было даже мысли, что это может быть опасно. Мы въехали в центр Хеврона, поставили машины, к нам бегут мальчишки с предложением охраны, мы отмахнулись. Когда вернулись через час, никто не тронул машины. Мы переехали в Америку через 7 лет, но часто приезжаем. И вот как-то дядя мне сказал: «Мы больше через рынок не ходим – опасно», мы тоже перестали. 

Мы были в Израиле в мае 2018 года. Семья друзей пригласила нас провести ночь в их доме в поселении около Кириат Арба. Прекрасно организованная жизнь, школы и синагоги, по телефонному заказу через пару часов доставляются продукты из супермаркета в Кириат Арба. Прекрасные отношения, нулевая преступность. Но это жизнь за колючей проволокой под военной охраной. Изумительно красивые холмы. Но не может быть и речи о том, чтобы выйти за проволоку для туристского похода, не говоря уже об индивидуальной прогулке. Мы едем с хозяевами на нашей арендованной машине в Иерусалим по столбовой дороге, а по бокам видим такие объявления на трёх языках с таким текстом:

«Дорога ведёт в зону А, управляемую Палестинскими властями. Въезд израильским гражданам запрещён, опасен для вашей жизни и противоречит израильскому закону».

Один из моих друзей видел, как машины с израильскими номерами все же въезжали в зону А. Несомненно, она неопасна для израильских арабов, которые пользуются её ресторанами и дешёвыми магазинами.

Пока едем, у меня зазвонил телефон. Я приостанавливаюсь, чтобы ответить, но слышу голос с заднего сидения: «Нельзя! Здесь нельзя останавливаться!» В предыдущую поездку мы были гостями профессора университета в Ариэле – достаточно большом городе, отделённым от основной территории широким шоссе. Приближался вечер, и хозяин сказал: «Мне бы все-таки хотелось, чтобы вы уехали засветло». 

 

Незадолго до войны с Ираком я слышал выступление известного журналиста Фарида Закариа (Fareed Zakaria), который говорил, что в конце 40-х годов все ожидали, что арабский мир будет следующим, кто присоединится к прогрессу. «И теперь мой кандидат – Ирак», - говорил он. Вторя ему, его единомышленник Роберт Каплан писал (обе цитаты по памяти) в Atlantic Monthly, что Ирак – это Германия Ближнего Востока, а Египет – его Италия. Стоит только установить демократию в Ираке, полагали оба идеолога, как там начнётся экономический и культурный расцвет и весь Арабский мир потянется за ними. Оба – Закария и Каплан - оказались очень влиятельными при решении Президента Буша начать войну в Ираке. Другой интеллектуал, французский философ Bernard-Henri Lévy, повлиял на вмешательство Франции в Ливии. Трудно спорить с тем, что и надежды на Ирак, и т.н. «Арабская весна» оказались полным провалом, нестабильность арабского мира возросла, а материальное и моральное благополучие не реализовались.  

За это же время Израиль, увеличивший население почти до 9 миллионов, из которых около 75% евреев, превратился в мощную промышленную державу с высоким уровнем жизни. Во время недавнего визита (мы не были в стране 3-4 года) мы увидели уверенную в себе повзрослевшую страну с мощной инфраструктурой дорог, развитым транспортом, страну, в которой её еврейские жители довольны жизнью. Но я не думаю что ее неееврейские граждане-арабы, но особенно друзы, известные преданностью государству, довольны принятым законом о еврейском характере государства. Семьдесят лет была страна, про которую все знали, что она – еврейская без этого закона, и вдруг почему-то повзрослевшей стране понадобился это детский акт самоутверждения. 

Мои взгляды: с точки зрения «левая, правая, где сторона?» я могу сослаться на моего покойного дядю Иегуду, тоже израильского социалиста, который лет 30 назад писал: «Ты настолько правый, что дальше некуда, и в политическом отношении нам не найти общего языка». А в Гостевой книге, в которой я, бывало, участвовал, у меня была репутация такого уж левого, что дальше некуда. Простое арифметическое сложение двух мнений и деление результата на два помещает моё «средне-арифметическое» лицо туда, где я и хотел бы быть: в центр.

Я – за еврейское государство с твёрдым еврейским большинством, но без всяких деклараций о еврейском характере государства, в котором 25% не-евреев. У меня нет сомнений в правах арабского населения Палестины, нет никаких возражений в их теперешнем самоназвании «палестинцы». И именно поэтому я удивлён, что израильские правые привели географию к положению, когда у нас, похоже, не остаётся другого выхода, кроме как жить с арабами в «единой демократической Палестине» - формулировка Ясера Арафата. Тогда нам не поможет никакой закон, утверждающий еврейский характер государства. 

Сейчас никто не сомневается в провале Осло, переговоры в котором я в то время приветствовал, потому что полагал что их вести надо с реальным врагом, а не с подобранными Израилем представителями в городах. Почему провал? Потому, что его архитекторы лишь заявили о добрых намерениях разделиться на отдельные государства, но даже не коснулись решения основных проблем: карты, беженцев, Иерусалима. (Я не упоминаю Голанские высоты, о возвращении которых теперешней Сирии вряд ли думают даже арабские страны.) 

Из этих проблем, на мой взгляд, практически нерешаема только одна: карта. С беженцами проще – это абсолютна красная черта для Израиля – ни одного в Израиль. Какая угодно материальная помощь им в арабских странах - от Израиля, от мирового еврейства, от других стран, но ни одного в Израиль. 

Иерусалим – объединённый арабско-израильский муниципалитет, но политически арабская часть может стать столицей того политического образования, которое будет согласовано. Два года назад я предложил такую карту для Иерусалима, которая показывает, что хотя по городу может пройти несколько границ, но даже и в старом городе разумное разделение на две половины возможно.

Иерусалим – старый город. Проход от автостоянки у Яффских ворот (Jaffa Gate) через рынок к Стене Плача (Wailing Wall) легко осуществляется через Армянский и Еврейский кварталы – суверенитет Израиля. Рынок (белая линия, соединяющая Яффские ворота с мечетями на Храмовой горе) и всё, что севернее его, может быть под арабским суверенитетом.

Но вопрос основной карты и политическое разделение - главный. Какие варианты возможны, кроме статус-кво, которое Израилю вряд ли позволят поддерживать бесконечно?

1. Формула «два государства для двух народов». Сюда, понятно, включается и вариант, оптимальный, как я думаю, когда не будет отдельного палестино—арабского государства, а оккупированные территории будут воссоединены с Египтом и Иорданией. 

2. Полная аннексия Израилем Иудеи и Самарии с включением всех арабов в состав израильского государства.

Первый вариант сделался почти невозможным из-за израильских поселений. Конечно, поселения сделали и формулу «границы 1967 года» совершенно нереальной, но при разделении у израильтян должна быть идея, куда разделяться. При теперешней карте поселений – некуда:

Согласно Википедии на английском, в январе 2015 года в поселениях Иудеи и Самарии жило 389,250 израильских граждан плюс ещё 375,000 жило в Восточной части Иерусалима. Палестинские власти выдали 2.93 миллиона удостоверений личности арабам Иудеи и Самарии. 

Как это видят теперешние правые? Министр образования Нафтали Беннетт дал 20 сентября интервью BBC. Министр говорил только об автономии для арабов Иудеи и Самарии. Он напомнил собеседнику, что «земля Израиля всегда была еврейской в течение последних 4 тысяч лет: откройте любую Библию в мире и прочитайте». Кому он это говорит, кто это примет, его христианский собеседник?

Все знают, что евреев не было на этой земле в последние 2000 лет до начала алии, что практически всё нынешнее население – иммигранты или их потомки в одном, максимум двух, поколениях, а арабы на этой земле жили веками. Никто не примет, что иммигрант из Советского Союза имеет больше прав на землю, чем арабы, жившие там поколениями. Все понимают, что старая сионистская формула «Дайте землю без народа народу без земли» никогда не была верной, и это прекрасно знал Жаботинский, писавший в статье о «железной стене»:

«С какой стати народу, который вполне доволен своим уединением, добровольно пускать к себе добрых соседей в таком серьёзном количестве? «Не хочу я ни вашего меду, ни вашего жала» — вот его естественный ответ... Простейший выход — поискать другую страну для колонизации». «Этика железной стены», «Рассвет», № 44/45 (81/82). 1924 г.

Но г-н Беннетт полагает, что арабы могут согласиться с неравноправием и жизнью в отдельных разделенных городах и деревнях? Его собеседник говорит, что многие видят это как подобие провалившихся «бантустанов» в Южной Африке. «Что вы? - возмущается министр. - Совсем нет». И недооценивая интеллект собеседника, говорит, что израильские арабы имеют те же права, что и он, еврей, по принципу «один человек – один голос». Но ведь речь идёт не об израильских арабах, а об Иудее и Самарии! Если и там им, в дополнение к автономии, будет предоставлено израильское гражданство, голос на выборах и полное участие в израильской политической жизни, то это, конечно, не «бантустаны», и они могут согласиться. Г-н Беннетт это имеет в виду?

Если да, то это будет конец еврейского государства. Посчитаем:

Сейчас, согласно Wikipedia на 8,916,980 человек – 74.5% евреи, 20.9 – арабы, 4.6 – прочие. Прибавим 2.5 мил. (по самой скромной оценке) арабов Иудеи и Самарии, и получим для начала 4.4 + 0.4=4.8 миллионoв арабов и других на 6.6 миллиона евреев – т.е. уже для начала 58% евреев и около 39% арабов. И это еврейское государство? Вы никакими резолюциями его таким не объявите. Израильские правые используют политизированную демографию и утверждают, что нынче арабские женщины рожают меньше детей, чем еврейские мамаши – не верю. Арабы будут покупать жильё в северном Тель-Авиве, Герцлии и всех, теперь элитных, еврейских районах, и скоро евреи из такого государства побегут.

Жаботинский это прекрасно понимал:

«Во-первых, вытеснение арабов Палестины, в какой бы то ни было форме, считаю, абсолютно невозможным; в Палестине всегда будет два народа.

Во-вторых, горжусь принадлежностью к той группе, которая формулировала Гельсингфорскую программу. Мы её формулировали не для евреев только, а для всех народов; и основа её — равноправие наций. Как и все, я готов присягнуть за нас и потомков наших, что мы никогда этого равноправия не нарушим и на вытеснение или притеснение не покусимся». («Рассвет», № 42/43 (79/80), 1924 г.)

Так что Жаботинский, основоположник Ликуда – партии, которая сейчас у власти, знал о взаимной ненависти, и думать не хотел о совместной жизни, но он полагал, что декларация Бальфура обязывает англичан защищать еврейские поселения. Ему и в голову не приходила современная мощная военная держава, которой стал ишув его времени, вполне способный постоять за себя.

А как это видят другие правые? Давайте спросим лауреата Нобелевской премии, израильского профессора Роберта Аумана который всегда был противником отступления из Иудеи и Самарии. Но в интервью 2012 года он сказал: 

 «…Общая картина, которая сложилась у меня в мозгу, такова: я верю, что возможна ситуация, при которой будет арабское образование в том месте, которое называлось Палестиной, и будет еврейское образование. Они будут разделены. И второе: я считаю, что никого нельзя выселять из своих домов». 

Очень любопытное мнение оставил нам и русский писатель Фридрих Горенштейн, который на Святой Земле никогда не жил, но был возмущён тем, что «отдают Западный берег, Иудею и Самарию, могилы патриархов и пророков. Святую Библию, мистически живущую на этих землях» И вдруг мы читаем:

«Перес говорит: оппозиция не знает, что делать с территориями (так стыдливо именуются Иудея и Самария). Мы знаем. Надо от таких миллионов арабов отделиться. Видно, Перес, погрузившись в политические глубины, забыл правила полит-демографической арифметики. Пройдёт некоторое время, и арабов в Иудее и Самарии будет 10 или 20 миллионов».

Предположение, что Шимон Перес не понимал демографии района, нелепо. Но хотелось бы спросить, к сожалению, уже покойного гения: так как нам быть со «стыдливо именуемыми» территориями - не отдавать, потому что там могилы патриархов, или отдавать, т.е. разделяться, потому что там около 3 миллионов живых арабов и они плодятся?

РАЗДЕЛЕНИЮ НЕТ АЛЬТЕРНАТИВЫ.

Как? Израиль должен выступить с планом и картой, которая показывала бы места сплошного еврейского обитания (плюс, конечно, тех, арабов, которые уже внутри) и места сплошного арабского обитания. Эта территория включают четыре больших еврейских города с населением (по Wikipedia, округлено):

Модии́н-Или́т – 59 тысяч;

Маале-Адумим – 41 тысяча;

Бейтар-Илит – 46 тысяч;

Ариэль – 18 тысяч. 

Первые три прилегают непосредственно к старой границе и, конечно, будут аннексированы. Ариэль отстоит на 20 км от черты, и для него будет аннексирована полоса шириной в 1 км – по 500 м с каждой стороны шоссе, перекрытая стенами. Израиль должен будет построить транспортных узлы, которые позволят арабскому автомобильному транспорту и пешеходам передвигаться поперёк этого шоссе. Два года назад я рукой нарисовал приблизительную карту: 

Всё, что находится за её пределами, эвакуируется, в том числе, Кириат Арба и поселения вокруг неё. Эта карта предусматривает утолщение страны в её самом узком месте около Нетании. Надо будет аннексировать Тул-Карм и предложить его 62 тысячам арабов израильское гражданство. 

Выйдя с картой, Израиль должен заявить, что дальнейшее решение проблемы не его дело, а Арабской Лиги, Египта и Иордании, но пример Газы показал провал палестинцев в самоуправлении – Газа не стала вторым Сингапуром. Поэтому израильские войска не будут выведены, пока ответственное арабское правительство не будет готово принять 

Иудею и Самарию, и она (Газа) должна остаться демилитаризованной. Арабы сами должны решить, станут ли арабская Иудея и Самария плюс Газа новым государством или, что предпочтительней, они будут аннексированы Иорданией и Египтом. Новое положение должно быть оформлено договорами между правительствами, в которых никакие детали, включая дипломатические отношения, торговлю и пошлины, не будут оставлены на более позднее время. Обсуждение туризма можно отложить на потом. И я совсем не ожидаю, что при моей жизни можно будет вернуться к той лёгкости и бездумности, с которой мы ездили в Израиль в 1978 году. Увы, пока что израильтяне должны полагаться на защиту своих штыков.

 

Комментарии

Прекрасная статья, подписываюсь под каждым словом.

Боюсь, что полемики у нас с дорогим Э.М. не получится.
Целью полемики является достижение истины, а в нашем случае до истины дорога намного сложнее и труднее чем кажется порой.
А что получится если не полемика?
А получится скорее всего разговор двух собеседников знакомых лично и по сети уже долгие годы и обменивающихся мнением и информацией на постоянной основе.
Я отчетливо помню настроение улицы 25-летней давности по поводу соглашений "Осло". Значительная часть населения Страны с радостью надела розовые очки и погрузилась в фантазии. Некоторые и сегодня предпочитают не снимать эти очки.
Воспитанный советской властью, проживший много лет на Востоке и умеющий вроде вводить коэффициенты в обещания и обязательства собеседников, вроде не забывающий о том, что "один пишем, два в уме" я также испытал прилив надежд.
Так получилось, что через некоторое время после подписания этого туманного документа под названием "соглашения Осло" мне предстояло около недели проработать в Рамалле – административном центре образования называемого Палестинской автономией. Трезвую ноту в мои ощущения внесла принимающая сторона, которая за обедом и кофе дала понять, что речь идет не о мире в нашем понимании, а временной сделке целью которой для Арафата является выживание и укрепление позиций для последующих действий в борьбе с еврейским государством. И правда, если у евреев мир обозначается одним словом "шалом" и оно всеобъемлющее и совершенно конкретное, то у арабов есть целый набор самых различных обозначений состояния "не война": "удна", "тахдия" и т.д. и могут принимать в зависимости от контекста и т.п. самые разные значения и толкования. Именно этим обстоятельством и объясняется необходимость дублирования этих слов в документах английским эквивалентом.
Мы сегодня часто употребляем выражение "гибридная война". 25 лет тому назад такого выражения в повседневном лексиконе не было, но сейчас я прихожу к выводу, что Израиль в те годы столкнулся с самой настоящей гибридной войной, где помимо чисто силового в ход был пущен весь набор средств воздействия на противника: экономическое, политическое, культурное, психологические, информационное и т.д.
Так получилось, что наши еврейские архитекторы этой авантюры дожили до настоящего времени и доживают в относительном благополучии, дают интервью, пишут статьи, пытаются продолжить, а прорабы этого процесса, включая покойного Премьера И. Рабина, да и рядовые граждане Страны, заплатили самую высокую цену за принятие к исполнению навязанного, непродуманного, незавершенного, построенного на песке в лучших маниловских традициях плана.
Что плохого в тезисе о двух государствах?!
Вот что: палестинское образование – искусственное, организованное в свое время спецслужбами СССР и таковым остается и по сей день. Этот проект был придуман и запущен с единственной целью – уничтожение Израиля, как оплота Запада и обеспечение присутствия СССР в стратегически важном районе на постоянной основе где постоянное присутствие обеспечивается наличием постоянной, замороженной, на тлеющем огне, как угодно(!) проблемы. Отсюда и все действия т.н. палестинской администрации и её спонсоров. Эта структура создавалась не для решения насущных задач арабского населения региона, этим делом она и не занимается, более того она проектировалась как дотационная и таковой и остается по сей день и в этом есть огромный смысл для её спонсоров.
"Арабский мир". Он действительно существует, и он окружает Израиль. Это реальность. Долг арабского мира по отношению к арабскому населению т.н. Палестины – обеспечить абсорбцию своих соплеменников в своих странах в т.ч. и присоединением к себе Сектора Газа. К сожалению практика, показывает, что два десятка сложившихся арабских стран не готовы к такому шагу и тешат себя надеждой на то, что евреи сделают это за них и за свой счёт.
Образование же рядом с Израилем еще одного, а может и двух (?) арабских государств – прямой и кратчайший путь к демонтажу Еврейского государства со всеми вытекающими для израильтян в частности и евреев вообще последствиями, ибо нет никого сомнения на что и на кого будут ориентированы эти государства, какую линию поведения будут исповедовать и как относится к своему соседу. И главное: чему обучено и воспитано т.н. палестинское население, каковы его приоритеты и как оно подготовлено к жизни в 21 веке.
Кстати о понятии "палестинский народ". Арабы с удовольствием присваивают себе название уничтоженных или порабощенных народов. Так арабы Египта вовсе не египтяне, арабы Сирии вовсе не сирийцы и т. д. И нынешние "палестинцы" к филистимлянам имеют такое же отношение и на земле Израиля – абсолютные пришельцы с совсем недавней историей.
Кроме того, за прошедшие 25 лет на Ближнем Востоке произошли серьезные изменения. В частности, Россия – наследница СССР по всей видимости разочаровавшись в дистанционном управлении военно-политическими процессами нашего региона перешла к этапу непосредственного участия в судьбе региона, координируя свои действия с открытыми недругами Израиля. Это особенно проявилось в последнее время. По информации израильского портала "Дебка", который пользуется популярностью, авторитетом и отличается информированностью (его сообщения и прогнозы оправдываются в семидесяти случаях из ста!) российские комплексы ПРО С-300 комплектуются иранским персоналом. Такого наши границы еще не видели!
Так есть ли решение той проблемы, о которой так интересно пишет уважаемый Д-р Рабинович?
В моем понимании – нет. Во всяком случае в ближайшем обозримом будущем. Что это означает? Это означает, что сохранение статус-кво является предпочтительным вариантом поведения наряду с постоянным зондированием обстановки, мониторингом и поиском решения. Разумеется, при боеспособном ЦАХАЛе, удовлетворительном состоянии экономики страны и положительном решении социальных вопросов населения Страны. И это ровно то, что с большим или меньшим успехом проводит Правительство Израиля все 25 лет прошедшие после Соглашения "Осло".

Немного странно, уважаемый Марк, что получается пересечься с вами здесь.
В вашем пространном комментарии с подробным перечислением всех отвратильных черт наших соседей не хватает малости:
альтернативы.
Альтернатывы ОТДЕЛЕНИЮ от этих таких не любящих нас нащих соседей.
Которые, такие-сякие, но никуда не денутся.
А нет у вас альтернативы по одной простой причине - она, альтернатива зовётся Израстина.

Ну, уважаемый Сэм, статус кво - несомненно, одна из альтернатив. Вопрос - доколе его удастся поддерживать?

1. Мою мысль, дорогой Элиэзер, вы поняли правильно. Спасибо.
Неприятности следует принимать по мере их поступления и не стоит в данном случае торопить события. И вообще не стоит целовать тигра в зад, может съесть.
2. Ничего странного, уважаемый Сэм, я позволяю себе возникнуть на прежней площадке в тех случаях, когда задевается честь и достоинство моих друзей-товарищей или наносится ущерб интересам моей страны. Этого достаточно. От остальной работы воздерживаюсь.
М.Ф.

1. Безусловно, но как тактика, а я писал о стратегических альтернативах.
2. Никто не говорит, о Сегодня. Понятно, что пока на той стороне "продолжают не упускать возможность упустить возможность" соглашения не будет. Односторонный эксперимент с Газой тоже повторять нельзя.
Почему?
Хотя бы из-за географии.
Но дело в том, что сегодня это "статус кво" постоянно нарушается именно с нашей стороны с совершенно понятно целью - сделать так, чтобы никакое размежевание стало бы не возможным технически. На деле это приведёт в будущем только к большему числу еврейских переселенцев.

В 1920-21 в Палестину совершили алию мои дядя, тётя и семья бабушкиного брата.
Бабушка хранила письма сына и дочки ( к сожалению в 1953 году, когда начались аресты «сионистов», письма были уничтожены). Перечитывая письма, адресованные бабушке, я понял как менялось настроение моих палестинских родственников.
Работали по осушению болот на заброшенных, заболоченных купленных у турецких беев никому до той поры не нужных участках. Арабы только посмеивались над трудами поселенцев, но вначале им не мешали . Полагали: поселенцы не выдержат, вернуться в Европу. Поселенцы выдержали, земли были окультурены. Проводилась элетрификация (дядя работал в компании Рутенберга). Евреи-социалисты надеялись жить мирно вместе с арабами на землях Палестины. Не получилось.Арабы стали нападать на евреев, убивать их. Погромы , чинимые арабами, показали жить вместе не удастся. Во время войны за независимость погибло много молодёжи, погиб мой двоюродный брат. Соглашение в Осло привело к катастрофическому положению. Войны с арабами, бесконечные теракты приводят к выводу: только полное размежевание, трансфер арабов, могут сохранить Израиль. Иначе, рано или поздно, арабы, взорвут Израиль изнутри.

Недавно было установлено, что каждый восьмой россиянин имеет еврейские корни < http://a.kras.cc/2018/10/blog-post_144.html >, то есть где-то 17 миллионов человек. Судя по всему, Российская Федерация дышит на ладан и весьма вероятно, что эти миллионы сообразит, что надо наконец рвать когти, а еврейские корни дают им возможность переселиться в Израиль на основании закона о возвращении. Население страны более, чем удвоится, а новая массовая "алия" с российским опытом резко изменит политический ландшафт электората и правительство станет куда менее либеральным и толерантным по отношению к агрессивным мусульманам — никакого амикошонства и политкорректности уже не будет. Если так получится, то прогноз не такой уж печальный...

Дорогие Марк и Сэм,

Расхождений между нами, по-видимому, нет. Статус-кво как тактика, разделение как стратегия. Но боюсь, что Израилю пока что придется ре-оккупировать Газу. Все-таки поразительная нация неудачников - по крайней мере, те, что называют себя палестинцами. При том вливании денег, которые они получают, почему они - не Абу Даби, например?

Дорогой Арик, спасибо, Похоже, что мы не расходимся в том, что надо разделяться. Но трансфер был бы возможен при безоговорчной капитуляции арабов. Её не было. Нам надо либо объединяться, либо разделятся с ними на той территории и с тем населением, что есть.

Забавное предложение сделал уважаемый г-н (или г-жа?) Оверт. Но такое же нереальное, как трансфер. Евреи в Израиле определяются по Галахе - дети еврейской матери. Мне случается разговаривать с московскими друзьями, которые будучи чистокровными евреями, ни малейшего понятия не имеют о еврействе, а Вы хотите за счет русских удвоить население Израиля! Вы, конечно, знаете полуанекдот о том, что Петр I был еврей? Он из рода Нарышкиных, родоначальником которых был некий Нарышко, который ВОЗМОЖНО (но сведений об это нет) пришел из Крыма. Если он пришел из Крыма, то ВОЗМОЖНО (но сведений об это нет) он был караимом, которые иудеи. Если так, то Петр I, если и не полностью еврей, но хотя бы ex nostris (из наших).

A ночью пришла дополнительная мысль к плану г-на (г-жи) Оверт. Если в Израиле станет 17 миллионов, из которых половина - русские, то такой Израиль вполне сможет объединиться с палестинцами, Иорданией, Египтом и Сирией в новый "союз нерушимый республик свободных". Гимн уже готов, и даже вторая строка годится, правда, с двумя вопросительными знаками: "сплотила навеки(?) великая(?) Русь". Если же присоединятся свободные Ирак и Саудовская Аравия, то нефти будет, хоть залейся.