Два портрета Марины Цветаевой, или новый-старый портрет Марины Цветаевой

Опубликовано: 20 сентября 2016 г.
Рубрики:

 

В конце августа 2016 года в «Вашингтонский музей русской поэзии и музыки» (www.museum.zislin.com) поступило электронное письмо от художницы из Чикаго Наталии Тореевой: «Почти через неделю (Август 31) исполнится 75 лет со дня смерти великого поэта, Марины Цветаевой. Посылаю вам свой рисунок, посвящённый этому замечательному поэту». 

  

 Подаренный музею портрет МЦ - новый, так как этот графический рисунок выполнен совсем недавно пером на бумаге и затем отформатирован с помощью компьютерной графики, (метод "Mixed media drawing").

В то же время этот портрет «старый», поскольку в его основу положена известнейшая и популярнейшая парижская фотография Марины Цветаевой столетней давности.

Фотопортрет работы Петра Шумова прекрасен. Рисунок же Тореевой более аскетичен: ничего лишнего, глаза в графике оказались более выразительны, подспудная печаль всего облика МЦ ощущается сильнее.

Наталия Григорьевна Тореева – многоопытный, работающий в разных жанрах и техниках художник ленинградской школы (живопись, графика, плакаты, рекламы, кино, книжные иллюстрации). Она давно входит в творческую группу учеников и последователей Осипа Абрамовича Сидлина (1902–1972).

В свою очередь О. А. Сидлин — ученик А. И. Савинова, А. А. Осмеркина, К. С. Петрова-Водкина и П. Н. Филонова. В то же время Осип Синдлин, как поведала нам Тореева в одном из своих писем, «соприкасался с Казимиром Малевичем, который дал огромный толчок современному искусству». (Кстати, Казимир Малевич представлен на «Вашингтонской аллее русских поэтов, композиторов и художников»). В 1987–1995 по инициативе художника и педагога Юрия Нашивочникова в Петербурге работала галерея «Школа Сидлина». Некоторые ученики Сидлина активно участвотвовали в организации выставок нонконформистского искусства.

 В Чикаго Наталия Григорьевна поступила в DePaul University, где изучила computer graphics and animation.

С Наталией Григорьевной мы знакомы несколько лет. Я попросил её сделать для музея рекламные плакаты-эмблемы наших проектов по русской культуре.

Главные из низ ниже: 

 Как будто бы конструктивизм и компьютерная графика проклюнулись в этих её работах.

Тореева любит и знает русскую поэзию. Поэтому откликнулась на наши работы по рисункам МЦ (см. в журнале ЧАЙКА) и высказала очень интересные мысли и рекомендации.

 Приведённая выше фотография Марины Цветаевой работы П.И.Шумова - это один из трёх (или четырёх)портретов МЦ, отснятых им в его ателье, видимо, в один присест. Здесь наилучший ракурс и выразительность. Это большая удача фотохудожника (почему-то во многих случаях приводится только фрагмент этой фотографии: то нет руки с кольцами, то срезан затылок, то отсутствует часть прически).

 Несколько слов о фотографе.

Революционер дворянских кровей Пётр Иванович Шумов (1872-1936) несколько раз арестовывался в царские времена. Ему грозила даже каторга, и в 1907 г. он покинул с семьёй Россию. Осев в Париже, он постепенно освоил фотографию. В 1911 г. Шумов уже открыл собственное фотоателье на Монпарнасе, рю дю Фобур Сен-Жак, и вскоре сделался популярным в Париже фотографом-портретистом. Применяя особую технику ретуши негативов, он добивался поразительных результатов.

Известности ателье немало способствовало состоявшееся в том же году знакомство Шумова с Огюстом Роденом, быстро перешедшее в тесное сотрудничество, длившееся до смерти скульптора.

Шумов создал целую галерею портретов самых известных деятелей культуры и политики своего времени. Назовём ряд имен русских эмигрантов-деятелей искусства, отснятых им с 1920 года: М. Алданов, Л. С. Бакст, К. Д. Бальмонт, М. Волошин, Н. С. Гончарова, М.Ф. Ларионов, С. П. Дягилев, Б. К. Зайцев, В. В. Маяковский,С. С. Прокофьев, И. Ф. Стравинский, А. Н. Толстой, Н. Тэффи, М. И. Цветаева, В. Ф. Ходасевич, Саша Чёрный, М. З. Шагал, Л. Шестов, И. С. Шмелёв, И. Г. Эренбург

 Кроме портретов Марины Цветаевой, он сделал несколько фотографии семейства Эфронов. МЦ часто фотографировала сама. Известно её благодарственное письмо 1926 г. фотографу Шумову, начинающееся словами «Дорогой Пётр Иванович!

Карточки восхитительны…» и восторженная открытка из Лондона: «Весь Лондон полон Вашей славой…»

 Приведённая выше парижская шумовская фотография МЦ, прежде всего, её ракурс, использована в портретах других художников, книгах, плакатах, статьях, экслибрисах, буклетах, пригласительных билетах и даже на 2-х долларовой монете в Новой Зеландии.

 Но такие тихая грусть в глазах и миниулыбка получилась только у Наталии Тореевой.